Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 28.09.2020 |

Благодаря «Одному поясу – одному пути» Казахстан получил выход к морским путям

Инициативу председателя КНР Си Цзиньпина «Один пояс – один путь», возможно, кто-то когда-то и воспринимал как прожект, но лишь в самом начале ее реализации. Ее составной частью стало создание Экономического пояса Шелкового пути. Годы идут, и уже сделано немало для того, чтобы планы превратились в реальность. И даже предварительные итоги реализации инициативы весьма обнадеживают. «Мы поддерживаем проект Китайской Народной Республики Нового шелкового пути, потому что данная инициатива нам выгодна. Как вы видите, мы стали выходящим к морским путям государством», – сообщил первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в ходе состоявшегося в сентябре с. г. четвертого совещания спикеров парламентов стран Евразии.

На стадии реализации

Говоря о выходе своей страны к морским путям, Нурсултан Абишевич ничуть не лукавил. Еще в 2008 году Россия и Казахстан подписали меморандум о развитии транспортного коридора Западная Европа – Западный Китай, а в 2015-м президенты России и КНР заключили договор о сотрудничестве в рамках проекта «Один пояс – один путь». Свои шаги предприняла и казахстанская сторона: в конце 2014 года в РК была разработана Государственная программа инфраструктурного развития на 2015–2019 гг. «Нұрлы жол», специально инициированная для того, чтобы удачно вписаться в проекты, реализуемые китайской стороной в рамках инициативы ОПОП.

Центральным звеном транспортного коридора должны стать железные дороги и автомагистрали, проходящие по территории Казахстана и РФ. При этом участок Китай – Казахстан был построен еще в 2016 году. Он проходит через пограничный переход с Казахстаном Хоргос, города Урумчи, Ланьчжоу и Чжэнчжоу, далее достигает побережья Желтого моря в городе Ляньюньган. Длина автомобильной трассы составляет 3425 км. Его полный ввод в эксплуатацию, согласно «Докладу по транспортным коридорам ЕАЭС-2019», будет осуществлен не позднее 2020 года.

В Казахстане строительство близится к завершению. Дорога от границы РФ близ села Мартук в Актюбинской области до города Шымкент (в бывшей Южно-Казахстанской области) построена полностью (через Актобе и Кызылорду). Трасса между Таразом и Алматой почти готова, на ней, а также от Алматы до границы с Китаем заканчиваются работы. Также за эти годы в РК построено 2 500 км новых железнодорожных линий, на ключевом транзитном участке Алмата – Шу построены вторые пути.

За последние пять лет Китай инвестировал $70 млрд в страны, через которые проходят торговые коридоры. Новые железнодорожные маршруты уже связали почти 50 крупных китайских городов с 42 городами 14 европейских стран. По данным Китайской железнодорожной корпорации (CRC), за 2018 год количество грузовых поездов между Китаем и Европой выросло на 73% по сравнению с 2017 годом. Общий объем контейнерных железнодорожных перевозок по маршруту Китай – Европа – Китай составил 370 тыс. 20-футовых контейнеров, а доля перевозок по территории России, Белоруссии и Казахстана составила 73%.

В 2018 году был запущен трансконтинентальный железнодорожный маршрут Вьетнам – Китай – Казахстан – Европа. Впервые из Ханоя транзитом через Казахстан была осуществлена перевозка груза 1686 контейнеров в Дуйсбург (ФРГ). Но существует и обратный поток: именно благодаря инфраструктуре ОПОП казахстанские производители получили доступ к океанским портам КНР и Вьетнама, что и имел в виду Нурсултан Назарбаев в речи на совещании спикеров парламента.

Не дорогами едиными

Особенность китайского подхода к реализации своего мегапроекта (на его реализацию КНР готова потратить 1 триллион долларов) заключается в комплексном подходе и помощи государствам, участвующим в нем. ОПОП и входящие в него субпроекты, такие как «Новый шелковый путь», предусматривают всестороннее развитие участников. При этом строятся не только железнодорожные и автомобильные магистрали, но и крупные логистические центры, призванные обслуживать транспортные потоки, морские порты. К примеру, на средства Китая был построен морской порт в Джибути, а также «сухопутный порт» «Хоргос – Восточные ворота» на китайско-казахстанской границе.

СЭЗ «Хоргос – Восточные ворота» привлекателен для участников транспортно-логистических маршрутов и выгодного вложения инвестиций

Но порты портами, хоть морские, хоть «сухопутные», а КНР вкладывает собственные средства и в строительство магистралей, и в развитие экономик стран, присоединившихся к инициативе. Причем не только в Казахстане.

 В мае 2017 года в ходе визита президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Китай было подписано более 100 соглашений на общую сумму в 20 млрд долл. Учитывая, что в 2016-м общий объем торговли между РУз и КНР составил «всего» 4,2 млрд долл., рост суммы просто колоссальный. Китайский капитал привлекается в нефтепереработку, химическую промышленность, инфраструктурные проекты. КНР будет содействовать в строительстве девяти новых и модернизации 15 гидроэлектростанций.

Ввод в строй совместных таджикско-китайских предприятий цементной отрасли позволил и полностью обеспечить внутренние потребности Таджикистана в цементе, и экспортировать его за рубеж. В 2018 году около 37% от общего объема производства цемента шло на экспорт.

Ветро-электростанция, возводимая китайскими специалистами в Жамбульской области, станет первой в Казахстане ВЭС с мощностью более 100 МВт и обеспечит электроэнергией миллион домохозяйств на юге страны. Ранее Китай безвозмездно построил и передал РК одну солнечную и одну ветровую электростанцию. Всего же 55 совместных казахстанско-китайских проектов в сфере возобновляемых источников энергии, а также в химической и горнодобывающей отраслях оценены в общую сумму в 26,7 млрд долл. Из них 9 проектов уже завершены, а еще 8 будут завершены в течение года.

Часть продукции, производимой на предприятиях, строящихся с участием КНР, экспортируется в тот же Китай. И участие в инициативе «Один пояс – один путь» приносит весьма ощутимые результаты: импорт Китая из стран Центральной Азии в 2018 году составил 19,1 млрд долл., что на 31,2% больше результата 2017 года. При этом импорт продукции из Туркменистана в КНР за год вырос на 23,5%, из Казахстана – 33,7%, из Узбекистана – 58%, а из Таджикистана на 64,3%.

Идеального не существует

Столь высокая инвестиционная активность КНР в Центрально- Азиатском регионе нравится далеко не всем. Даже в странах, получивших небывалый экономический толчок из-за этой политики. И зачастую на то, действительно, есть основания.

Речь вовсе не о протестах оппозиции в РК против «продажи китайцам казахстанской земли». Этот случай как раз относится к категории бури в стакане воды, раскачанной извне путем подтасовок и лжи. В реальности же это будет перенос производственных мощностей крупных китайских компаний из Китая на территорию Казахстана. Будут модернизированы действующие и построены заново предприятия химической и горно-металлургической промышленности, машиностроительные, нефтеперерабатывающие, предприятия легкой промышленности, агропромышленного комплекса, энергетики, производства стройматериалов и даже сферы информационных технологий.

Опасения в другом: они касаются роста внешнего долга ряда стран перед Китаем. Основную массу китайских денежных вложений в экономику стран ЦА составляют не прямые инвестиции в промышленный сектор (лишь около 40% вложений), а выдача целевых кредитов. Это заемные средства, которые придется отдавать с процентами. И это настораживает многих экономических экспертов. СМИ приводят данные: около половины внешнего долга Кыргызстана приходится на Китай. Еще в 2011 г. Кыргызстан должен был КНР всего 272 млн долл. А по итогам 2016 г. эта сумма увеличилась в 5 раз и составила около 1443,8 млн долл.

       

В Таджикистане ситуация с долгами аналогичная. В 2016 г. КНР по объему вложенных в экономику РТ инвестиций заняла первое место, обойдя Россию. Объем китайских накопленных прямых инвестиций достиг 1,6 млрд долл., или 30% от общего объема накопленных инвестиций. За первые три месяца 2017 г. на долю КНР пришлось уже 58,2% от общего объема всех зарубежных инвестиций.

В сравнении с этими странами ситуация в Казахстане более благополучная. Значительно большая доля китайских инвестиций (около 60%) составляют не кредиты, а именно прямые инвестиции. При этом в 2013 году на Китай приходилось 10,6% внешнего долга РК, а по состоянию на 1.10.2018 этот показатель снизился до 7,4%.

В связи с льготными таможенными правилами оформления грузов в «сухопутном порту» «Хоргос» возникла другая проблема. По данным общественного фонда Transparency Kazakhstan, изучившего зеркальную таможенную статистику Казахстана и его торговых партнеров за 2013–2017 годы, только с 45% импортных товаров, проходящих через «Хоргос», взимается таможенная пошлина, а в торговле с Китаем от 60% до 90% товаров ввозится контрабандой. Увы, открытость имеет свои минусы.

***

Разумеется, проблемы в каждом новом начинании возникают, и решать их – задачи правительств стран, включившихся в проект «Один пояс – один путь». И как раз Казахстан, несмотря на отдельные недочеты, благодаря взвешенному, разумному подходу демонстрирует высокую эффективность участия в ОПОП. Его транзитный потенциал только начинает проявляться, поскольку через эту страну проходят шесть международных трансконтинентальных сухопутных транзитных коридоров. Один только транзит Китай – Европа за 7 лет вырос в 200 раз.

И это не предел. «Сегодня от Тихого океана через Казахстан, Россию в Европу каждый год увеличивается количество контейнеров в два раза. Иными словами, Казахстан стал транзитным государством, эффективно соединяющим Азию, Европу, север и юг», – завершим этот обзор словами Н. Назарбаева.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
4598
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика