Казахстан–Россия: транспортные ухабы приграничья - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 18.08.2022 |

Казахстан–Россия: транспортные ухабы приграничья

Сегодня казахстанские автоперевозчики перевозят только 34% грузов, остальное приходится на иные виды транспорта, поэтому одной из задач является увеличение этой доли. Однако она слабо реализуется.

В частности, одним из основных факторов на пути наращивания объемов перевозок между Россией и Казахстаном стали сезонные скопления автотранспорта на пограничных постах, особенно усилившиеся после строительства автодороги Западная Европа – Западный Китай. И это понятно. Доставить китайские товары в Европу по суше можно в пять раз быстрее, чем водным путем.

В структуре экспортных грузоперевозок на Россию приходится 52%, страны Европы – 14%, Китай – 12%, страны Центральной Азии – 10%, в импортных – 43,8%, 12% и 9,5% соответственно.

Казахстан является не только покупателем импортных товаров, но и намерен зарабатывать на транзите, но для этого нужно приложить большие усилия. В частности, следует максимально упростить саму процедуру прохождения границы, а здесь есть над чем поработать. Ежедневно через Казахстан только транзитом проходят сотни машин в направлении Омска, Новосибирска, Саратова, Москвы и далее в Европу.

С наступлением летнего и осеннего периодов на подъездах к пунктам пропуска на границе, как правило, образуются километровые пробки из грузового и пассажирского автотранспорта. Однако, если со стороны Казахстана ситуация более или менее приемлемая, то с российской стороны эти пункты зачастую можно преодолеть только по одной – единой и для легковых, и для грузовых автомобилей – полосе. Остроту проблемы отчасти смягчают недавно принятые послабления для граждан стран-членов Евразийского экономического союза: их очередность при прохождении границы имеет приоритет перед гражданами других стран.

Водители фур жалуются на то, что портится продуктовый груз, срываются сроки поставок и это несет им большие убытки. Пассажиры вынуждены обитать в автобусах без элементарных условий: на границе нет ни столовых, ни магазинов, ни туалетов. Зато на пути к пропускному пункту, прямо вдоль дороги можно в избытке обнаружить киоски, которые предлагают услуги автострахования.

Отметим, что транспортный коллапс наблюдается с обеих сторон. Решить проблему пограничники не могут и потому советуют водителям перестраивать свои маршруты так, чтобы пересекать госграницу в альтернативных пунктах пропуска с меньшими потоками граждан и грузов.

По словам директора пограничной службы Казахстана Дархана Дильманова, сегодня на границе двух стран действует 51 пропускной пункт: 30 из них автомобильных, 20 – железнодорожных, один – речной. Предприниматели и дальнобойщики связывают очереди на границе с низкой пропускной способностью пограничных пунктов, которые не справляются с существующим транспортным потоком. И это понятно.

       

Созданная более 20 лет назад инфраструктура погранпереходов устарела, и многократно увеличившийся за последние годы поток автотранспорта нередко входит в коллапс даже при низкой сезонной активности. В частности, жители Оренбургской области, желая сэкономить на топливе, массово пересекают границу для заправки своих автомобилей в Казахстане, поскольку здесь бензин, газ и дизельное топливо стоят значительно дешевле, чем в России.

Свой вклад вносят и сотрудники департамента государственных доходов, которые проводят экспортный мониторинг грузов. Дело в том, что, согласно совместному приказу Минфина и погранслужбы «О мониторинге товаров и грузов в рамках ЕАЭС», специалисты налоговой службы ведут на границе учёт объёма продукции, ввозимой в страну, путём сканирования накладных. Однако предпринимателей не устраивает сопровождающая его бумажная волокита, значительно увеличивающая время досмотра транспорта и создающая проблемы в передвижении коммерческих грузов.

Налоговики, в свою очередь, заявляют, что пока товаросопроводительные документы не цифровизованы, они не могут наладить контакт с другими странами. Вместе с тем повышенное внимание к грузоперевозчикам оправданно, поскольку очень часто границу пытается пересечь транспорт с нелегальной продукцией. 

Действительно, бюджет теряет десятки миллионов долларов из-за контрабанды и контрафакта. В частности, анализ товарооборота, проведенный, к примеру, неправительственной организацией Transparency International, выявил разницу между казахстанскими и зарубежными данными по 40 группам товаров более чем на 50%. Такое расхождение могло сложиться лишь при наличии масштабных коррупционных схем на казахстанской таможне, считают аналитики Transparency Kazakhstan. Этому, безусловно, способствует (что подтверждает и следственная практика) прямой контакт водителей с сотрудниками пограничных и налоговых служб. Проблема, которую власти РК самостоятельно решить не могут.

Таким образом, очереди на границе обусловлены наличием комплекса проблем. Среди них и сезон плодоовощной продукции, и плохая инфраструктура пропускных пунктов, и коррупция. Также отсутствует упорядоченный регламент действий между проверяющими службами на границе – ветеринарной, фитосанитарной и транспортной инспекциями, налоговыми органами. Нужно наращивать скорость принятия решений, упрощать процедуры, пользоваться системой управления рисками, чтобы сокращать время прохождения таможенной границы.

Нельзя сказать, что ничего не делается. К примеру, на пограничном посту «Каракога» между Северо-Казахстанской и Омской областями сооружают спецполосы для грузового транспорта. Это позволит разделить поток легковых и грузовых автомобилей и тем самым сократить очереди.

Однако процесс «расшивки» накопившихся на пропускных пунктах проблем чрезмерно затянулся. Проблема только усугубляется и растет, как снежный ком. О том, что ситуацию на пограничных пунктах пропуска необходимо кардинально менять, в последнее время говорится постоянно.

К примеру, в сентябре в Павлодаре прошло заседание Евразийской экономической комиссии, где слушали жалобы местных предпринимателей на трудности ведения бизнеса на границе в рамках работы ЕАЭС. Вопрос приграничных транспортных «пробок» обсуждался и на сентябрьском выездном заседании регионального Совета по защите прав предпринимателей с участием представителей российской стороны в поселке Казанка Актюбинской области (20 км от пограничного автоперехода «Сагарчин – Жайсан»).

На состоявшемся уже с участием глав государств в начале ноября в Омске XVI Форуме межрегионального сотрудничества Казахстана и России на тему «Актуальные вопросы развития приграничного сотрудничества» также (в который раз) рассматривался и вопрос очередей на границе. В ходе пленарного заседания между МИИР РК и Министерством транспорта РФ была подписана Программа совместных действий по функционированию пунктов пропуска на общей границе.

Профильные ведомства проанализируют работу имеющихся на границе пунктов пропуска, их соответствие потребностям приграничных областей и по итогам примут дорожную карту по развитию пунктов до 2025 года. При этом статус ряда мест пересечения границы Казахстана и России может измениться. Ожидается, что все это приведет к улучшению ситуации и снимет проблему длительных простоев на границе уже в обозримой перспективе.

Впрочем, аналогичные ожидания были и после прошлогодней встречи президентов России и Казахстана в Петропавловске на ХV Форуме межрегионального сотрудничества, где также решалась проблема упрощения прохождения пунктов контроля на казахстанско-российской границе.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
5574
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», меджлис крымско-татарского народа, Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство»,  Полк  «Азов», «Айдар», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика