Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 08.07.2020 |

Одолевая трудности, ориентируясь на качество: Евразийскому союзу – 5 лет

Прошедший год стал прорывным в развитии интеграционных процессов в ЕАЭС. Причем речь идет именно о качественных параметрах, что повышает привлекательность евразийской интеграции как для нынешних членов ЕАЭС, так и потенциальных участников. Это особенно радостно констатировать, ведь 2019-й завершил первую пятилетку Евразийского экономического союза: договор об интеграционном объединении, напомним, вступил в силу 1 января 2015 г.

Достаточно сказать, что, во-первых, взаимная торговля между странами Союза – даже исключая Россию – за 11 месяцев 2019-го возросла в целом на 15%, что, разумеется, связано и с устранением ряда торговых ограничений внутри ЕАЭС. А во-вторых, торговля стран ЕАЭС со странами – реальными и потенциальными участниками обоюдных зон свободной торговли  Вьетнамом, Сингапуром, Ираном, Сербией, Чили, Монголией – увеличилась в совокупности примерно на столько же.

Заметим в этой связи, что в 2019-м подписаны соглашения о ЗСТ Евразийского союза с Сингапуром, Ираном, Сербией. Что, помимо других взаимных выгод, облегчает выход на зарубежные рынки именно готовой промышленной продукции стран Союза. На 2020-2022 гг. намечены аналогичные соглашения с КНР, Чили, Перу, Мексикой, Монголией.

Тем временем осенний саммит ЕАЭС в Ереване предписал уточнить общеблоковые программы по цифровизации экономики и совместному развитию транзитных коридоров. Причем первое, будучи нацеленным на рост конкурентоспособности национальных экономик, включает в том числе ускоренные разработку и внедрение коллективного технологического обеспечения цифровизации. Что стратегически сократит зависимость стран ЕАЭС, пока еще высокую, от «дальнего» импорта в этой сфере.

А второе – это сведение к минимуму конкуренции между странами Союза в освоении евроазиатских транзитных грузопотоков, включая унификацию национальных правил/стандартов в этом сегменте. Такой интеграционный вектор важен в контексте не только географической взаимозависимости транспортных систем всех стран бывшего СССР, но и в связи с растущей конкуренцией с ЕАЭС со стороны других стран Евразии по освоению этих грузопотоков.

Немаловажно и то, что в последнем квартале 2019 г. страны ЕАЭС договорились – после 8 лет трудных переговоров – о формировании единой системы прослеживаемости товаров ((включающей их унифицированную маркировку), обращающихся внутри ЕАЭС. И в том числе поступающих по импорту в Евразийский союз. Актуальность этого комплексного вопроса, считавшегося едва ли не камнем преткновения в Союзе, обусловлена весомыми объемами зарубежного реэкспорта в Россию как наиболее крупный рынок в ЕАЭС-регионе через другие страны Союза. Разумеется, это весьма прибыльный бизнес для «профильных» компаний, а то и для государств. Но положение сложилось, действительно, нетерпимое: по имеющимся данным, незаконный реэкспорт через ЕАЭС-регион в Россию, особенно товаров массового спроса, уже почти сопоставим с официальными объемами торговли РФ с другими странами Союза.

Настойчивость российской стороны в решении этого вопроса способствовала вышеупомянутому решению, нацеленному на коллективный, притом тщательный мониторинг товарообращения внутри ЕАЭС. Последний, напомним, существует во всех таможенно-экономических блоках практически со времени их создания.

Интеграционные тренды укрепил состоявшийся в октябре минувшего года саммит глав государств СНГ в Ашхабаде. Здесь впервые в экс-СССР принято решение о стимулировании интеграционных внутри- и межотраслевых цепочек между всеми странами Содружества. Притом с прицелом, прежде всего, на импортозамещение в высокотехнологичных отраслях и инфраструктуре. Как отметил в этой связи Владимир Путин, означенное решение «предусматривает меры для поощрения связей между предприятиями, реализации отраслевых направлений сотрудничества и так далее. Речь идёт в  особенности о высоких технологиях, наращивании совместной транспортной инфраструктуры, телекоммуникационных сетей, инновационного развития, энергетики. Всё это стратегически важно для всех стран СНГ».

Там же была одобрена Программа сотрудничества государств – участников СНГ в борьбе с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма на 2020-2022 гг. Отметим, что упомянутое решение по контртеррористической программе впервые объединяет почти весь регион Содружества (пока кроме Украины) в противодействии террористическим и смежным угрозам.

А под занавес года были существенно расширены обозначенные и смежные интеграционные тренды: речь идет о согласованной к концу 2019 г. системе проверки качества импортируемой продукции. В этом контексте нельзя не напомнить о роли решений, принятых в декабре на Санкт-Петербургском саммите Высшего Евразийского экономического совета с участием министров Евразийской экономической комиссии. Здесь, можно сказать, в унисон было заявлено, что уже в ближайшее время, предварительно к концу 1-го квартала 2020 г., нужно решить вопросы устранения взаимных ограничений и изъятий из режима свободной торговли между странами ЕАЭС, существенно сдерживающих интеграционные процессы.

Пока в Союзе действует свыше 30 товарных «изъянов». Хотя их число сокращается (таких ограничений было свыше 40 в начале 2010-х), но в итоговом коммюнике форума отмечено, что надо ускорить работу по обеспечению равноправия в экономическом взаимодействии в рамках не только ЕАЭС, но и зоны свободной торговли в СНГ. В ней, напомним, участвуют все страны ЕАЭС.

Кстати, первый шаг в этом направлении уже сделан: правительство России в конце декабря 2019 г. продлило до 30 июня 2020 г. включительно нулевую пошлину на ввоз в РФ овощей, фруктов и вина из Молдавии – ее основных экспортных товаров. Такое решение, согласованное с ЕЭК, тем более важно потому, что Молдавия, участвуя в зоне свободной торговли СНГ, имеет статус наблюдателя в ЕАЭС и заинтересована в дальнейшем экономическом сближении с Союзом.

Одобрено также предложение президента Армении Никола Пашиняна о том, чтобы каждая из стран Союза взяла кураторство по одному из крупных интеграционных проектов.

Среди важнейших документов того же раунда – Соглашение о пенсионном обеспечении трудящихся в ЕАЭС. Оно разрабатывалось с 2014 г., так как надо было привести к единому знаменателю особенности этого обеспечения в странах Союза. В соответствии с этим документом, трудящиеся впредь будут получать пенсию не только за время работы у себя на родине, но и с временной добавкой периода работы в других странах ЕАЭС. При этом каждое государство ЕАЭС будет платить пенсию по своему законодательству. В эти правила включено большинство видов пенсий и приравненных к ним соцпособий.

Кроме того, утвержден план (разрабатывался с 2017 г.) приоритетных мероприятий по подготовке ЕАЭС к 2025 г. к введению общего электроэнергетического рынка. Он проговаривает практически все параметры формирования и межгосударственного регулирования рынка «электромощностей» и взаимопоставок электроэнергии внутри ЕАЭС, а также ее доступа в третьи страны на основе равноправной хозяйственной конкуренции между производителями/поставщиками электричества.

Плюс к тому правительствам стран ЕАЭС поручено активизировать работу по обеспечению функционирования единого рынка услуг. Пока с 2015 г. он действует в 53 секторах (это примерно 60% рынка), потому в ближайшее время будут подготовлены согласованные предложения по 100%-му охвату сегмента услуг в едином экономическом пространстве Союза к 2022-2023 гг.

Отмечалось также, что ускоряется формирование общих рынков не только электроэнергии, но газа, нефти, нефтепродуктов. Происходит это благодаря тому, что в 2018 г. страны утвердили унифицированные нацпрограммы по созданию общих рынков продукции ТЭКа, а в 2019-м – подписали договор о создании, повторим, общего рынка электроэнергии.

Кроме того, в Санкт-Петербурге согласованы уточнения в протокол ЕЭК-ЕАЭС (1 октября с. г.) об общих принципах и правилах конкуренции на общем рынке товаров и услуг. Эти уточнения впрямую перекликаются с коллективной работой по устранению торговых ограничений в Союзе. И соответственно, нацелены на равные условия деятельности хозяйствующих субъектов стран ЕАЭС во всех странах-участницах этого блока.

Иными словами, евразийская интеграция активно наполняется, судя по итогам прошлого года, именно качественным содержанием. А это выдвигает её в ранг всё более значимых факторов в мирохозяйственных связях. Естественно, с очевидными геополитическими выгодами для всех стран Союза.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2005
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика