Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 03.07.2020 |

Как президент Кыргызстана собирается развивать регионы

Сооронбай Жээнбеков 8 января подписал указ, согласно которому наступивший год объявлен Годом развития регионов, цифровизации страны и поддержки детей. Что удивительно напоминает название предыдущего года. Как шутит общественность, а чем вы тогда занимались в 2019 году?

Напомним, предыдущий год президент объявлял Годом развития регионов и цифровизации страны. Вероятно, глава государства посчитал, что начатая работа в этом направлении должна быть продолжена.

«За последние два года сделаны конкретные шаги, направленные на развитие регионов, поддержку инициатив сельских предпринимателей, создание новых рабочих мест, обеспечение населения чистой питьевой водой и улучшение систем ирригации. Не теряя заданного темпа, государственные органы должны продолжать эту работу, обращая первоочередное внимание на качество выполняемых работ, обеспечение комфортной жизни кыргызстанцев», – поставил задачу С. Жээнбеков.

Возможно, детей «добавили» для того, чтобы усилить борьбу с правонарушениями против несовершеннолетних. 2019 год особо запомнился резонансными уголовными делами, когда буквально каждый месяц в новостях широко обсуждались факты насилия над детьми и вопиющие провалы в сфере образования. По крайней мере, впервые в новогоднем обращении президент акцентировал внимание на помощи детям. «Позитивные изменения уходящего года будут продолжены и в новом году. Наряду с этим особое внимание будет уделено нашим детям. Убежден, объединяя наши усилия, мы обеспечим достойную жизнь каждому ребенку. Забота о детях – это самое благородное, что мы можем сделать в этой жизни», – заявил президент.

Предыдущий год был трудным и в целом противоречивым. Не сулит легкости и наступивший, 2020-й. В конце года пройдут парламентские выборы, что сделает весну и лето особо напряжённым временем. При любом исходе выборов неизбежны митинги проигравшей стороны и другие, подчас непредвиденные события. Но почему особое внимание президента приковано к вышеуказанным темам?

Политолог из Бишкека, сопредседатель Клуба региональных экспертов «Пикир» Игорь Шестаков в интервью «Ритму Евразии» рассказал о шансах реализации поставленных президентом целей.

– Игорь Альбертович, глава государства объявил наступивший 2020 год Годом развития регионов, цифровизации страны и поддержки детей. Почему в одно послание вместили такие разные понятия?

– Дело в том, что, учитывая достаточно серьёзные социально-экономические проблемы в стране, сделать только один год, допустим, Годом развития регионов выглядит как ирония над этим самым «развитием». Мы уже проходили в Кыргызстане, когда объявлялся тот же Год туризма, например. В то время в обществе шутили, что в год туризма на курортном Иссык-Куле нет ни одного нормального туалета.

Поэтому я думаю, что всё вполне логично. Год развития регионов должен объявляться каждый год, пока это развитие не произойдёт на деле, а не на словах. Пока не будет сильных регионов, не будет сильного Кыргызстана.

Сегодня, если посмотреть на экономическую ситуацию в регионах, то она в основном связана с процессами трудовой миграции населения, а не с какими-то успешными социально-экономическими проектами. При этом там достаточно хороший потенциал для экономического развития.

Взять, например, ту же Иссык-Кульскую область, которая считается самым туристическим регионом. Однако, несмотря на, казалось бы, радужные перспективы, в областном центре городе Караколе плачевная ситуация с обеспечением чистой водой, развитием инфраструктуры, элементарным дорожным строительством.

Поэтому я думаю, что здесь Сооронбай Жээнбеков абсолютно прав, акцентируя внимание (в первую очередь правительства) на том, чтобы действительно улучшилась жизнь в регионах и максимально эффективно использовался их экономический потенциал.

Что касается детей, то здесь вещи весьма взаимосвязаны, достаточно вспомнить резонансную историю, когда для детей в Нарынской области открыли школу из контейнеров. Без развития регионов невозможно улучшить социально-экономическое положение живущих там детей (которые наиболее уязвимы), хотя в этом плане нужна ещё и их правовая защита.

И если мы говорим о перспективах развития, то надо думать и о демографическом потенциале, защите прав детей. Необходимо создать для них нормальные условия, чтобы школьники учились не в контейнерах, а в современных школах.

Заметьте, что за последний год тема образования стала очень актуальна для Кыргызстана. Если промониторить медиапространство республики, то за эту осень это была одна из самых ключевых тем – падение уровня образования, дефицит профессиональных педагогов, элементарная нехватка учебников. Я думаю все эти вещи взаимосвязаны, потому что речь идёт не о столичных школах, а о региональных.

В связи с этим я не вижу здесь какого-то популизма или просто повод объявить чей-то год. В повестке дня в Кыргызстане эти темы ещё долгое время будут на одном из первых мест.

– Но всё же почему название по развитию регионов перекочевало в 2020 год? Регионы слишком хорошо развивались и решили повторить?

– Не то что «слишком хорошо», а вообще не развивались. Фактор внутренней миграции для Кыргызстана, который был характерен в 90-е годы (он, правда, потом сменился внешней миграцией), всё равно остаётся. Люди уезжают из регионов, так как не видят там никаких перспектив, и переезжают жить в столицу или за границу.

Нам нужна долгосрочная программа, «дорожная карта», чтобы регионы становились на ноги и были опорой государства. Даже когда иногда поднимается тема о переносе столицы куда-то в другое место, частично это связано с желанием подвинуть финансовый центр поближе к регионам, которые нуждаются в финансировании.

Главная проблема в Кыргызстане, которая была и остаётся, – это  отсутствие рабочих мест. На парламентских и президентских выборах мы постоянно слышим обещания создать множество рабочих мест, но они не выполняются. По сути дела, жители регионов имеют либо малооплачиваемую работу, либо её фактически не имеют. Большинство же безработных вынуждены уезжать в трудовую миграцию, в первую очередь в Россию.

Если посмотреть на характер трудовой миграции (более миллиона человек), то это как раз уроженцы регионов. Поэтому ещё многое предстоит сделать для изменения ситуации. Начать с создания предприятий, возможно, это будет сфера услуг. Если брать реальный сектор экономики, то понятно, что Кыргызстану очень сложно создавать какие-то промышленные гиганты, для этого нет ни ресурсов, ни инвесторов.

Но хотя бы в сфере услуг, на тех направлениях, которые лежат на поверхности: тот же туризм, новые предприятия могли бы создать немалое количество рабочих мест. Надо просто выявить приоритет для каждой области, определить, какая из отраслей конкретно является наиболее доходной, где можно создать сотню тысяч рабочих мест.

К сожалению, стоит признать, что правительство не справляется с задачами, которые ставит президент, в этом плане оно работает слабо. Не удивлюсь, если в ближайшее время мы получим новый кабинет министров, т. к. с этим кабмином никакие задач по развитию регионов точно не решить.

– А что для Кыргызстана означает цифровизация страны?

– Цифровая повестка дня является актуальной последние два года, а в целом это общемировой процесс. Без цифровизации сейчас невозможно развитие государств во многих направлениях, это элементарные требования даже на бытовом уровне. Разве свой день мы не начинаем с захода в интернет с различных гаджетов?

При этом надо отметить, что, по официальным данным, только около 60% жителей страны имеют доступ в интернет. Эти вопросы ещё предстоит решать, отчасти это связано с недостатком финансовых средств. Задачу охватить Всемирной паутиной всю страну усложняет непростой горный ландшафт. К тому же у страны нет своего спутника.

Кроме внутренней экономической повестки, цифровизация касается взаимодействия Кыргызстана с тем же Евразийским союзом, поскольку в ЕЭАС цифровизация это тоже одно из приоритетных направлений. Процессы, связанные с передвижением рабочей силы и товаров, должны быть полностью переведены в цифровую основу.

Важный фактор в повестке Кыргызстана – это борьба с коррупцией, что тоже связано с цифровыми процессами. Чем меньше жители напрямую общаются с чиновниками и чем больше услуг будут переведены в электронный формат, тем ниже будет коррупционная составляющая. Пока же мне кажется об этом можно только мечтать, потому что, если взять, например, работу районных администраций, то там вся цифровизация упирается в бумагу и карандаш, это известно мне на личном опыте.

Далеко не все из них имеют даже свою электронную почту, не говоря уже о более масштабном пакете цифровых услуг, которые должны уже быть в регионах нашей страны. В этом направлении Кыргызстан пока сильно отстаёт.

Помимо нехватки средств, ещё одна из ключевых проблем – это дефицит квалифицированных кадров в госструктурах. К сожалению, с учётом того, что в частном секторе можно заработать больше денег, профессиональные кадры утекают туда.

Для Сооронбая Жээнбекова проект цифровизации Кыргызстана, наверное, должен стать главным приоритетом за время его работы на должности главы государства. И мне кажется, что президент это прекрасно понимает.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2312
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика