Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 25.05.2020 |

Возможно ли совместить «разумный протекционизм» с общим рынком?

Председатель правления Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Аблай Мырзахметов 17 января заявил о необходимости проведения Казахстаном политики «разумного протекционизма», отказ от которого, мол, чреват потерей внутреннего рынка. Звучит патриотично, однако с нормами ЕАЭС, ориентированными на прямо противоположные цели – ликвидацию внутренних барьеров и ограничений, такая политика сочетается плохо.

По словам А. Мырзахметова, «мы находимся в евразийской зоне, но тем не менее к нам все свободно заходят. А мы туда (в Россию. – Ред.) не можем. Такой же анализ мы ведем по Узбекистану. Узбекистан покупает у нас пшеницу, а муку мы туда поставить не можем, в итоге у нас мука проседает».

Странность заключается в том, что чиновник ставит в данном случае Россию и Узбекистан на одну доску, хотя последний членом ЕАЭС не является и лишь выразил намерение проработать вопрос о присоединении к Союзу. Поэтому в отношении его все союзные государства, если следовать договору о ЕАЭС, должны проводить согласованную таможенную политику. Причем аргументация А. Мырзахметова в пользу проведения протекционистской политики строится в основном именно на торговле с Узбекистаном.

Заявление А. Мырзахметова отнюдь не случайно. На пресс-конференции, в ходе которой оно прозвучало, было объявлено о создании в Казахстане совета по импортозамещению при Национальной палате предпринимателей. В его функции, как заявил председатель наблюдательного совета группы компаний Alageum Electric Сайдулла Кожабаев, будут входить консультации предприятий, обладающих соответствующим потенциалом в сфере импортозамещения, и выработка рекомендаций для правительства. На заседаниях совета предполагается обсуждать вопросы госзакупок, таможенно-тарифной политики, технического регулирования и т. д. Совет будет состоять из предпринимателей, в его работе будет принимать участие премьер-министр, а главной задачей станет реализация политики «разумного протекционизма».

Необходимость ее проведения мотивируется высокой долей импорта в продукции легкой и пищевой промышленности. По данным казахстанской статистики, в 2018 г. удельный вес импортной продукции по мясу птицы составил 50%, мясным консервам – 32%, колбасам – 40%, овощным консервам – 72%, растительному маслу – 30%, молоку и сливкам сгущенным – 67%, макаронам – 15%, сахару – 53% и т. д. В сфере легкой промышленности доля импорта по большинству направлений превышает 90%. При этом средняя загруженность казахстанских предприятий сегодня не превышает 55%. Такое положение сложилось исторически. В советский период экономика Казахской ССР имела преимущественно сырьевой характер, а потребительские товары завозились из других союзных республик. Но теперь власти и бизнес планируют положение изменить.

Между тем статистика взаимной торговли свидетельствует, что Казахстан свои позиции на рынках стран ЕАЭС скорее укрепляет. По данным за январь-октябрь 2019 г., общий объем его экспорта в страны Союза сократился на 1,8%. Но такая же ситуацию наблюдалась и в целом по ЕАЭС, причем у России «внутрисоюзный» экспорт «просел» гораздо сильнее (на 3,5%). При этом РК нарастила поставки продовольствия (на 5%), минеральных продуктов, включая нефтегазовые ресурсы (на 7,7%), древесины и целлюлозно-бумажных изделий (на 5,9%), продукции машиностроения (на 19%) и других товаров (на 3,5%). Падение же наблюдалось по экспорту продукции текстильной промышленности и обуви, поставляемой на рынки стран ЕАЭС главным образом Китаем, а также металлов и изделий из них. То есть по большинству направлений экспорт из Казахстана в страны ЕАЭС не сокращался, а рос. Тем не менее вопрос о «разумном протекционизме» поставлен.

Казахстан, судя по всему, во многом ориентируется на опыт России, которая после начала санкционной войны с Западом достигла самообеспеченности по основным видам продовольственной продукции. В результате российский АПК сумел почти полностью обеспечить страну зерном, сахаром, растительным маслом, мясом и мясопродуктами. Не выполнены пока нормативы по обеспеченности молоком, солью и картофелем. Но по сравнению с Казахстаном ситуация в сфере обеспечения населения продовольствием в РФ намного лучше, и в случае военных катаклизмов она не без проблем, конечно, но способна прокормить себя сама.

Казахстан этим пока похвастаться не может. Проблема в том, что, развивая собственное производство продовольствия, Астана будет вытеснять с внутреннего рынка российские и белорусские товары. С этой ситуацией уже столкнулась Россия, где почти все импортное молоко – белорусское, что сдерживает развитие молочного животноводства.

В качестве положительного примера политики «разумного протекционизма» А. Мырзахметов приводит недавние меры по введению ограничений в сфере госзакупок. «Фактически мы должны ставить интересы своей страны выше соседских отношений, поэтому надо быть жестче, – отметил он на пресс-конференции 17 января. – …Впервые мы сделали изъятия, в две сферы не пускаем иностранных производителей и держим по ним рынок и госзакупки. Может, потом мы сможем продлевать, но такие шаги сделаны впервые…»

В каких именно сферах были введены ограничения, чиновник не пояснил, но само по себе использование этого инструмента весьма примечательно. Дело в том, что страны ЕАЭС настойчиво требуют от Москвы доступа к российскому рынку госзакупок, объем которого в прошлом году составил 6,8 трлн. руб. Требуют, а свой рынок госзакупок, как видим, закрывают.

Причем Россия планирует упростить доступ «евразийских» компаний к своим госзакупкам стоимостью от 1 млн. руб., признавая банковские гарантии, которые выданы зарубежными кредитными организациями. С этой целью до 1 июля 2020 г. планируется подготовить соответствующее соглашение. Ранее компании из стран ЕАЭС не могли участвовать в российских тендерах стоимостью более 1 млн. руб., тогда как российские предприятия такую возможность в союзных государствах имели. Действующие в России ограничения связаны с тем, что для участия в тендерах стоимостью более 1 млн. руб. требовалось материальное обеспечение в виде внесения денег на счет заказчика или предоставления банковской гарантии. Выдать ее могли лишь российские банки, включенные в специальный перечень Минфина, и получить такую гарантию предприятиям из стран ЕАЭС было непросто. После упрощения требований «евразийские» компании по оценкам экспертов смогут занять до 10% российского рынка госзакупок, что эквивалентно заказам на 680 млрд. руб.

То есть – повторимся – Россия доступ для стран ЕАЭС к своим госзакупкам упрощает, а Казахстан планирует его усложнить. Причем доступ этот и ранее не был беспроблемным. После вступления в силу договора о создании ЕАЭС Астана утвердила список из 245 товаров, которые могли быть приобретены только у казахстанских производителей. В декабре 2015 г. в республике был принят новый закон «О госзакупках», который ограничил приобретение товаров и услуг военного и двойного назначения у иностранных поставщиков, включая страны ЕАЭС. По оценке Минэкономики РФ, эти ограничения не соответствовали договору о ЕАЭС, позволяющему вводить подобные изъятия на срок не более двух лет при наличии обоснования. В апреле 2016 г. Казахстан ввел новые ограничения на госзакупки продукции двойного назначения, а также «открытой» части оборонного заказа. Так что ограничения по госзакупкам, о которых упоминал А. Мырзахметов, далеко не первые.

Интересно, что на состоявшемся в Ереване 1 октября прошлого года заседании Высшего Евразийского экономического совета не кто иной, как президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил, что на практике желание защитить позиции своих товаропроизводителей на национальных рынках подчас превалирует над целями и задачами интеграции, вводятся различные экспертизы, дополнительные требования на региональном уровне, негласные распоряжения.

Отметим: в основу ЕАЭС изначально закладывалась идея взаимодополняемости союзных экономик, которые тем самым смогут максимально реализовать свои конкурентные преимущества. Именно с этой целью разрабатывался и вводился Единый таможенный тариф и отменялись таможенные границы между союзными странами, а устранение внутренних барьеров, изъятий и ограничений до сих пор является одним из приоритетов деятельности Евразийской экономической комиссии. Казахстан же, судя по всему, намерен развивать импортозамещение, вытесняя со своего внутреннего рынка товары других стран Союза. В этом заключается принципиальное отличие казахстанского варианта импортзамещения от российского.

Реализация политики импортозамещения в отношении стран ЕАЭС в том виде, как ее планирует Казахстан, способна спровоцировать аналогичные шаги со стороны других союзных государств, для которых участие в общем рынке начнет терять практический смысл. Похожим образом в ходе кризиса 1998 г. фактически распался Таможенный союз 1995 г., который имел практически тот же состав участников. Поэтому с реализацией протекционистских мер, затрагивающих государства ЕАЭС, следует действовать как можно осторожнее.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
3178
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика