Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 25.05.2020 |

Узбекистану необходим переходный период перед вступлением в ЕАЭС

В 2019 году Ташкент впервые заговорил о возможности вступления в Евразийский союз, сейчас страна изучает плюсы и минусы от участия в евразийской интеграции. Появившейся интерес узбекистанских властей в первую очередь связан с переформатированием местной экономики, которая становится открытой и экспортно ориентированной.

В конце декабря прошлого года заместитель министра иностранных дел Узбекистана Ильхом Нематов прямо высказался за присоединение к Евразийскому союзу, обосновав это экономическими соображениями. «Экономика, промышленность, сельское хозяйство Узбекистана растет. Экспорт увеличивается. Нам нужен рынок, нужно пространство. А где это пространство? Это пространство в Казахстане, в России, в Киргизии, которая [тоже] является членом ЕАЭС. Поэтому прямо скажу – я за участие. Исключительно исходя из экономических интересов», – заявил И. Нематов.

Однако на днях президент Шавкат Мирзиёев высказался более осторожно. Не отказавшись от планов на евразийскую интеграцию, он заявил, что пока нужно ограничиться статусом наблюдателя, чтобы лучше присмотреться к ЕАЭС.

«Один из главных вопросов интеграции, чтобы они не препятствовали нашим большим реформам, – многие наши люди работают за границей. Это наши соседи – Казахстан и Россия. Как мы должны с ними сотрудничать? Мы можем их игнорировать, когда столько людей находятся там? Это неправильно, нравится это кому-то или нет», – отметил Ш. Мирзиёев 20 января на первом заседании Сената РУз.

В то же время он ответил тем людям, кто готов расценивать возможное вхождение в ЕАЭС как утрату независимости. «С политической точки зрения знайте, что никто не отдаст нашу независимость. Это в ваших руках и в руках президента, которому доверился народ… Мы не входим туда как члены [мы изучаем], подходит ли нам в текущих условиях это или нет… Нам нужно встать на ноги. Наблюдатель – это не членство, это зритель, он смотрит, какая сторона подходит, какая нет», – заявил глава государства.

Почему власти Узбекистана стали регулярно говорить о перспективах участия в евразийской интеграции и как это скажется на планах по вступлению Ташкента в ВТО? На эти и другие вопросы в интервью «Ритму Евразии» ответил эксперт из Узбекистана директор Центра исследовательских инициатив «Ma’no» Бахтиёр Эргашев.

– Бахтиёр Исмаилович, почему в Узбекистане в последнее время активно комментируют возможность вступления в ЕАЭС? И как можно расценить слова Шавката Мирзиёева о том, что пока нужно ограничиться статусом наблюдателя?

– Узбекистан всегда был осторожен в вопросах участия в региональных интеграционных объединениях, создание которых инициировали внерегиональные страны. Поэтому довольно осторожное и дистацированное отношение Ташкента к перспективе присоединения к Евразийскому экономическому союзу не является чем-то из ряда вон выходящим. Это отношение, которые вытекает из основных принципов внешней политики страны:

– сбалансированная равноудалённость от мировых центров сил,

– осторожное отношение к участию в интеграционных структурах, создание которых инициируют внешние игроки.

Поэтому Ташкент даже не ставил вопрос об участие в Таможенном союзе в 2010 году, когда он только что был создан и впоследствии трансформировался в Евразийский союз.

Тема членства в ЕАЭС активно обсуждается в стране на всех уровнях: правительственном, парламентско-партийном, экспертно-аналитическом, общественном. Эта тема стала одной из основных во время парламентской избирательной кампании в конце прошлого года. И это понятно. Это  вопрос стратегического политического целеполагания, от которого во многом зависит траектория развития страны в долгосрочной перспективе.

Разумеется, как глава государства Шавкат Мирзиёев не мог не рассмотреть этот вопрос в своем выступлении в парламенте нового созыва. Президент отметил, что этот процесс не будет одномоментным. На настоящем этапе рассматривается вопрос получения Узбекистаном статуса наблюдателя в ЕАЭС, и дальнейшие шаги будут предприняты, исходя из серьезного анализа политических и экономических последствий. Как представляется, это наиболее прагматичный и последовательный подход.   

– Какие, по вашему мнению, есть доводы за и против вступления Узбекистана в ЕАЭС?

– Какие плюсы и минусы может получить экономика Узбекистана, ответить однозначно нельзя, потому что пока по этому вопросу нет чётких и серьёзных расчётов, основанных на больших базах данных. Сторонники вступления Узбекистана в ЕАЭС говорят, что это позволит улучшить ситуацию с регистрацией и получением работы узбекскими трудовыми мигрантами в России, где они смогут больше зарабатывать и лучше защищать свои права. В РФ работает около двух – двух с половиной миллионов наших трудовых мигрантов, и для них важно решение этих вопросов.

Также из плюсов несомненно то, что узбекистанская продукция получит больше преференций для доступа на рынки ЕАЭС. Прежде всегда на рынок самой большой экономики организации – Российской Федерации. В этом случае Ташкент активизирует поставки текстильной и плодоовощной продукции, нефтехимии, кожевенно-обувной продукции. И я полагаю, что эти и другие отрасли после получения преференций намного увеличат своё присутствие на российском рынке.

И конечно, важный аспект, о котором не всегда говорят, – Узбекистан реализует довольно амбициозную программу индустриального развития и экономической модернизации. Это в свою очередь требует инвестиций, технологий, новых кадров. С этой точки зрения более тесная работа с российской промышленностью должна увеличить большую интенсивность процессов модернизации в Узбекистане.

Наша страна хотела бы снижать свою зависимость от поставок технологий и оборудования из Китая. Если произойдёт вступление РУз в Евразийский союз, то будет больше возможностей для работы с российскими производителями оборудования в рамках программ модернизации и технического перевооружения отраслей промышленности. Для Ташкента это очень важно и нужно.

Кроме того, вступление в ЕАЭС будет стимулировать большее сотрудничество между странами Союза (прежде всего с Россией) в рамках образовательной, гуманитарной и культурной сфер.

Из минусов следует выделить то, что в Узбекистане есть ряд отраслей, которые, несомненно, пока не готовы к жёсткой конкуренции. Это  производство продовольственных товаров, это автомобилестроение, которое требует времени для того, чтобы конкурировать, прежде всего, с российскими автопроизводителями. Также будут большие проблемы у банковского сектора, если вдруг произойдёт быстрое и резкое вхождение в ЕАЭС. Финансовый сектор страны пока не готов к сильной конкуренции.

Я считаю, что Узбекистану необходим промежуточный этап, который бы позволил синхронизировать процессы в тех или иных сферах со странами Евразийского союза. Это касается и технических регламентов, и стандартов качества, и целого ряда других вопросов.

– Если Узбекистан, в конце концов, откажется вступать в ЕАЭС или сильно затянет с этой процедурой, то возможно ли вступление Ташкента в ВТО?

– Я бы не стал так тесно увязывать вопросы вступления Узбекистана в ЕАЭС и в ВТО. Прежде всего, потому, что это различные форматы. Если Евразийский союз – это формат углублённой экономической интеграции между странами-соседями, то ВТО – это глобальное объединение, вырабатывающее единые условия игры в области внешней торговли.

При этом у ВТО есть очень серьёзные проблемы институционального характера, и непонятно, куда идет/будет идти эта организация. Все говорят о необходимости реформирования, но чёткого и согласованного плана реформирования нет.

Как я уже говорил, Узбекистан сейчас в рамках стратегии более открытой экономики, активной внешней торговли и активного привлечения инвестиций проявляет заинтересованность во вступлении в ВТО. Однако здесь есть очень много вопросов, которые нужно решать. И они касаются не столько Узбекистана, сколько самой ВТО – насколько дееспособна эта организация, сохранится ли в нынешнем виде или будут меняться правила игры?

В этих условиях, когда непонятно будущее ВТО, у Узбекистана должен появиться вопрос, а нужно ли туда вступать? Но я ещё раз повторяю, Ташкент не выбирает между вступлением в ВТО или в ЕАЭС, рассматривая их как разные проекты.

Хотя сам подход интересен, потому что членство в ВТО – это участие в процессах глобализации, а вступления в ЕАЭС – это присоединение к тем процессам, которые подразумевают процессы регионализации, т. е. формирования региональных объединений, защищённых теми или иными тарифными барьерами. Процессы регионализации сейчас всё больше и больше набирают вес. Поэтому глобализация сегодня испытывает большие проблемы из-за проводимой политики протекционизма со стороны национальных государств и региональных объединений.

И мы, наверное, будем свидетелями формирования новых глобальных процессов, что-то вроде Глобализации 2.0.

– Возможность вступления в ЕЭАС рассматривает также Таджикистан. Как Узбекистан воспримет новость, если Душанбе первым вступит в Евразийский союз?

– Разговоры о вступлении Таджикистана в ЕАЭС идут с 2010 года. Как мне кажется, Душанбе к этому вопросу подходит очень прагматично, реально просчитывает все плюсы и минусы как для всей экономики страны в целом, так и для отдельных отраслей.

Мне очень нравится этот прагматичный подход, когда без спешки, годами изучают эту перспективу. И этот подход в принципе должен служить определённым примером для тех стран, которые хотят вступать в какие-либо интеграционные объединения.

Если Таджикистан всё же решится вступить в ЕАЭС (раньше Узбекистана), то почему бы и нет? Ташкент только недавно начал рассматривать эту возможность, и я не знаю, сколько времени это продлится. Процесс может как растянуться, так и пойти быстрее.

Как мне представляется, рассматривая перспективу присоединения к Евразийскому союзу, Узбекистан не будет ориентироваться на то, какие другие страны собираются туда тоже войти. Здесь нужно думать совсем о другом – как это скажется на самом Узбекистане?

– В Кыргызстане опасаются, что если Узбекистан вступит в ЕАЭС, то это сильно ударит по швейной отрасли. Насколько оправданны такие опасения? У Ташкента большой потенциал нарастить текстильный экспорт на рынки Евразийского союза?

– На самом деле, вступление той или иной страны в то или иное региональное объединение всегда представляет собой попытку взаимоувязки довольно разнонаправленных интересов. Судьба текстильной промышленности Кыргызстана после потенциального вступления в ЕАЭС Узбекистана – это один из небольших примеров того, какие проблемы могут возникнуть.

Понятно, что Узбекистан, который производит во много раз больше хлопкового волокна, чем Кыргызстан, несомненно, находится в более выгодном положении. Тем более что текстильная промышленность объявлена одной из локомотивных отраслей, которая должна стать важным инструментом в рамках реализации стратегии экономической модернизации прежде всего в силу своей трудоемкости. Поэтому узбекская текстильная промышленность будет развиваться. Только в этом году было получено более 1 млрд долларов от экспорта текстильной продукции. Это – и готовые изделия, и пряжа, и ткани.

Узбекистан стремится довести переработку собственного хлопкового волокна до 100% и все делает для того, чтобы стать экспортёром готовой хлопковой продукции, а не полуфабрикатов. И в целом уже в среднесрочной перспективе экспорт текстильной продукции должен вырасти в 7 раз – до 7 млрд долларов.

То есть эта отрасль имеет серьёзные экспортные перспективы, а в свою очередь агрессивный экспорт узбекской текстильной продукции на рынки Казахстана и России, несомненно, будет создавать серьёзную конкуренцию швейному производству в Киргизии.

Но заранее устраивать панику бессмысленно. Опять же нужно в ходе переговоров на пути к вступлению в ЕАЭС эти вопросы снимать. Будет серьёзная конкуренция и не только по этому вопросу, и не только с Кыргызстаном. Может, как раз с Бишкеком и не будет много проблем, поскольку с Казахстаном и Россией ожидается обсуждение гораздо большего числа проблемных вопросов по различным отраслям, начиная с автомобилестроения и заканчивая пищевой промышленностью и банковским сектором.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
6815
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика