Рыбный «камень преткновения» единого внешнеторгового регулирования в ЕАЭС - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 19.04.2021 |

Рыбный «камень преткновения» единого внешнеторгового регулирования в ЕАЭС

Россельхознадзор с 9 января с. г. ввел запрет на реэкспорт в РФ рыбной продукции из норвежского сырья, поставляемой из других стран ЕАЭС. Это решение обусловлено в прямом смысле зашкаливанием объемов этих поставок через страны-партнеры РФ по Евразийскому союзу. И это при том, что с осени 2014-го в России введено эмбарго на импорт сельхозсырья и готового продовольствия из стран-участниц антироссийских санкций Запада.

Различные виды незаконного реэкспорта этой продукции остаются весьма прибыльным бизнесом в странах ЕАЭС. Причем до 80% объема поставок из Норвегии приходится на Белоруссию. Но достойны критики и другие страны ЕАЭС: они поныне не участвуют в российских контрсанкциях, что изначально облегчает реэкспорт рыбной и другой сельхозпродукции в Россию из государств, включенных в эти контрсанкции.

Неоднократные переговоры профильных ведомств России и других стран Союза пока не привели к совместным реальным результатам в сфере предотвращения и/или выявления рыбного и смежного реэкспорта. Что обусловлено не только финансовыми вожделениями реэкспортного бизнеса, но и тем, что до сих пор в ЕАЭС-регионе нет единого правового определения понятий «реэкспорт», «страна происхождения товара» и смежных торговых категорий. А это, разумеется, тоже облегчает реэкспорт. Хотя, по данным ЕЭК (2019 г.), страны Союза уже согласовали большинство вопросов по тем же категориям.

Применительно к конкретной ситуации распоряжение Россельхознадзора предусматривает запрет на поставки «в связи с отказом компетентного органа Норвегии от инспекции предприятий по производству продукции рыбной аквакультуры». Если точнее, то речь идет о «недопущении поставок на территорию РФ рыбной продукции, выработанной расположенными в государствах – членах ЕАЭС предприятиями из норвежского сырья (лосось, форель)».

Российское ведомство не единожды обращалось с такой просьбой к Белоруссии и другим странам ЕАЭС, документально уточняя, что в тамошней продукции, изготовленной из норвежской рыбы, неоднократно обнаруживались остатки запрещенных и/или вредных веществ. Но, как видим, не помогло, и потребовался официальный запрет на ввоз данных изделий в РФ.

       

По имеющимся данным, объемы реэкспорта в РФ подсанкционных рыбных изделий (включая рыбное сырье) из Норвегии за 2016-2019 гг. возросли минимум на четверть. По оценкам норвежских источников, это не менее 300 тыс. тонн в год – до 15% всего норвежского рыбоэкспорта. При этом свыше 60% в этих поставках приходится на лососевых и продукты их переработки.

Дело еще и в том, что означенные поставки снижают рентабельность российской рыбопереработки. Достаточно сказать, что в Норвегии и большинстве других «рыборесурсных» странах экспорт этой продукции прямо и/или косвенно субсидируется государством, причем в отличие от РФ – в значительных размерах такого субсидирования. Включая сферу перевозки этой продукции в страны-импортеры. Применительно к красной рыбе ее вылов в ЕАЭС осуществляется более чем на 85% (по объему) в северных и дальневосточных акваториях РФ. Доставка же этой продукции в основные регионы потребления в РФ (Европейский регион и Урал) и в другие страны ЕАЭС нередко дороже, чем совокупный процесс её вылова/переработки.

По крайней мере, средняя стоимость доставки этой продукции по упомянутым маршрутам поныне обходится как минимум втрое дороже в сравнении с перевозкой рыбы из скандинавских акваторий Норвегии – Баренцева бассейна и Северной Атлантики – в европейский регион ЕАЭС. И это, заметим, без учета субсидирования данных перевозок из Норвегии на экспорт. Вот и получается снижение рентабельности российской рыбопереработки (да и не только в секторе лососевых).

Обращает внимание на себя и то обстоятельство, что Россельхознадзор, в контексте вышеупомянутого решения, ссылается на фитосанитарный фактор, хотя очевидно, что речь, по сути, идёт о реэкспорте в РФ, в том числе подсанкционной продукции. Обусловлено же это обстоятельство, повторим, и тем, что пока нет дееспособной антиреэкспортной нормативно-правовой базы в ЕАЭС-регионе.

Проректор Финансового университета при правительстве РФ Алексей Зубец отмечает, что антироссийские санкции ЕС и ответное продовольственное эмбарго России «положительно повлияли на Белоруссию. Там планировали использовать свою территорию для реэкспорта в Россию под своими марками литовской молочной продукции, польских яблок, норвежской рыбы. На территории Белоруссии [расположен] целый ряд производств, рассчитанных на приобретение пищевого сырья в Европе, его переработку и отправку в Россию. Когда же им говорят, что они просто играют в переклеивание этикеток, белорусские экономисты признают, что такие случаи были: «белорусские» мидии, устрицы и так далее».

Кстати, мы не оговорились, упоминая поставки рыбопродуктов из расположенной на Скандинавском полуострове Норвегии. Тут есть одна тонкость: контрсанкциями России охватывается лишь «материковая» часть этой страны.  В официальном реестре внешнеторговых партнеров РФ отдельно значится норвежский остров Буве (49 кв. км), расположенный в Южной Атлантике. Вместе с примыкающими мини-островами это – норвежская территория (56 кв. км), в прилегающей к ней норвежской акватории ведётся рыбопромысел, обеспечивающий Норвегии ежегодно до 17-20% совокупного национального рыбосырья.

 

Еще не менее 25% (в целом) обеспечивают норвежские акватории вокруг приарктических архипелага Шпицберген и североатлантического острова Ян-Майен. Они тоже значатся как отдельные внешнеторговые партнеры РФ.

Итак, российские контрсанкции распространяются все же не на всю территорию Норвегии, и присутствие во внешнеторговом реестре РФ её отдельных регионов – подчеркнем, неавтономных – как-то озадачивает. И похоже, норвежское рыбосырье реэкспортируется или даже впрямую поставляется в РФ, будучи оформленным как продукция с этих территорий.

Такое предположение проистекает и из того, что, по последним данным официальной торговой статистики РФ (14.11.2019), за 9 месяцев 2019 г. объем российского импорта из Норвегии по товарной группе «Рыба и ракообразные, моллюски и прочие водные беспозвоночные» ТН ВЭД РФ составил почти 17,9 млн. долл. Против 10,5 млн. долл. за тот же период 2018 г. Не парадокс ли, что это значительное увеличение имеет место в условиях действия в РФ, напомним, санкционного режима в отношении такой продукции.

Вывод отсюда один – востребована комплексная, притом единая система межгосударственного внешнеторгового регулирования в ЕАЭС. И в этой связи – выработка согласованного и давно востребованного документа о дееспособном мониторинге продвижения реэкспортной, в том числе подсанкционной, продукции. Последнее тем более необходимо, так как другие страны ЕАЭС, скорее всего, не планируют и впредь поддерживать российские агроимпортные контрсанкции.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
4119
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика