Российские телеканалы в армянском мультиплексе – угроза безопасности? - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 19.08.2022 |

Российские телеканалы в армянском мультиплексе – угроза безопасности?

Некоторое время назад достаточно серьёзный резонанс в Армении вызвали слова председателя Национальной комиссии по телевидению и радио (НКТР) Тиграна Акопяна о том, что вещание в общественном мультиплексе зарубежных телеканалов, к числу которых он относит и российские, представляет угрозу национальной безопасности Армении. «Обратили внимание на настойчиво воспроизводимую председателем Национальной комиссии по телевидению и радио Армении Т.Р. Акопяном позицию о том, что вещание в общественном мультиплексе зарубежных телеканалов, к числу которых он относит и российские, представляет угрозу национальной безопасности Армении».

«С удивлением узнали из комментария Т.Р. Акопяна о согласии с таким подходом посла России в Армении», – отмечается, в частности, в комментарии пресс-службы посольства России в Армении от 31 января. В единственной беседе посла с Т. Акопяном, которая состоялась достаточно давно, его заявление о намерении создать «минимальный социальный пакет» без иностранных вещателей было лишь принято к сведению. Также в посольстве обращают внимание на необходимость учёта интересов многочисленных граждан Армении, которые составляют постоянную аудиторию российских каналов. «В целом же на фоне заявлений руководства Армении о союзническом, братском характере наших стратегических отношений тезис о «несущих угрозу национальной безопасности» российских телеканалах вызывает недоумение», – говорится в заключительной части пресс-релиза.

Напомним, что в рамках общественного мультиплекса в Армении вещают 27 телекомпаний, в числе которых – три российских телеканала («Первый канал», «Россия», «Россия Культура»), межгосударственная телерадиокомпания «Мир» и американский канал CNN.

На следующий день Акопян на своей страничке в Facebook и в ряде интервью попытался дать разъяснения по поводу своей позиции. В частности, он сообщил, что намерен письменно обратиться к послу России в Ереване Сергею Копыркину с тем, чтобы представить дополнительные пояснения касательно проблемы. Что же касается пресс-конференции, видеозапись которой размещена на сайте НКТР, то там не использовалось словосочетание «российские телепрограммы», а говорилось о необходимости ограничения вещания зарубежных телеканалов в национальном цифровом мультиплексе. Термин «национальная безопасность» не использовался – речь шла об информационной и языковой безопасности.

Отвергая обвинения в русофобии, Акопян заверил, что он всегда выражал свое мнение и мнение НКТР, каких-либо консультаций по этому вопросу с представителями власти не проводил, и не может сказать, будут ли закреплены его предложения в законодательстве или нет. Российские же дипломаты, по его мнению, видимо, просто не понимают, что такое суверенитет страны и её медиапространство и почему оно нуждается в защите. Одним из приоритетов деятельности главы НКТР является установление отношений с соответствующими регулирующими органами РФ и стран-членов ЕАЭС (до этого какого-либо сотрудничества, даже простой коммуникации не было). Акопян сообщил, что по собственной инициативе посетил Москву и Минск, где вёл переговоры с высокопоставленными должностными лицами.

В интервью российским журналистам председатель Национальной комиссии по телевидению и радио также пояснил, что общественный цифровой мультиплекс – это социальный пакет общественных медиа, доступный всему населению страны и включающий только местные телеканалы. Зарубежные телеканалы могут вещать либо на основе межгосударственных договоров, либо если несут общественную пользу, передают общечеловеческий контент и не содержат политических или пропагандистских компонентов повестки той страны, откуда они ведут вещание.

«Я говорил о зарубежных вещателях, мои слова, как всегда, исказили и обвинили в том, что я призываю закрыть вещание российских каналов. Это не так. Если бы даже это были китайские или иранские каналы, я бы настаивал на том же. Это проверенная на мировом опыте практика, Комиссия не изобретала велосипеда», – отметил Т. Акопян, добавив, что его заявление о вещании российских каналов в стране не имеет антироссийского содержания и подтекста.

Столь частое употребление главой НКТР тезиса о различных угрозах безопасности вынудило вмешаться в ситуацию и секретаря Совета безопасности Армена Григоряна. На заседании правительства 6 февраля он заявил, что вопросы, связанные с телевидением и радио, не представляют угрозы национальной безопасности страны. Тем самым была проведена граница между политикой правительства и позицией главы НКТР, который и сам, как упомянуто ранее, утверждал, что всегда выражал свое мнение и мнение Комиссии. Следует напомнить, что НКТР является независимым исполнительным регулирующим органом, не подчиняется правительству и действует на основе законодательных актов, принятых ещё в начале 2000-х годов. Комиссия сейчас состоит из 7 членов, назначенных в предыдущие годы, парламентом и исполнительной властью более ранних легислатур – иными словами нынешний парламент и правительство не участвовали в формировании нынешнего состава НКТР.

Т. Акопян долгие годы работал в медиабизнесе, в том числе с российскими медиакомпаниями, к примеру с холдингом «МКР-медиа», возглавлял группу «МКР медиа Армения». Пять лет назад в состав группы входили телекомпания «21 ТВ», радиостанция «Ардзаганк ФМ 103.5», производственная компания «Доминант продакшн» и рекламное агентство «МедиаФокус».

В том же 2015 году «21 ТВ» и «Доминант продакшн» в течение года оказали услуг партнерам в России на общую сумму в 191 тыс. долл. (изготовление телеформатов, анимационных роликов, разработка веб-сайтов и пр.). Даже по меркам Армении сумма не самая большая, но вполне приличная.

Таким образом, налицо связь бизнес-интересов Т. Акопяна с Россией. В конце 2017 года он выступил со статьей, в которой изложил 10 тезисов о том, чего не надо делать после просмотра некоторых передач на российских телеканалах. Сама статья была своеобразным откликом на реакцию ряда российских телеканалов в связи с подписанием в ноябре 2017 года «Соглашения о всеобъемлющем и расширенном партнерстве между Арменией и ЕС».

Следует заметить, что с января 2020 года в парламенте Армении проходят слушания на тему законодательных изменений в сфере аудиовизуальных медиа. Выступая на слушаниях, Акопян подчеркнул, что нынешний формат НКТР был удобен предыдущим властям, поскольку зачастую вопросы деятельности вещателей решались в других кабинетах. Неудивительно, что глава НКТР предложил расширить полномочия своего ведомства, включая возможности контроля, особенно в вопросе нарушения авторских и других прав. Также он выступил за отмену технического лицензирования телекомпаний с введением жесткого контроля за содержанием контента с целью обеспечения плюрализма мнений. С этим связана разработка стандартов общественного мультиплекса и изменения «абсурдных» принципов деятельности кабельных сетей, не поддающихся регуляции со стороны НКТР. В общей сложности кабельные сети обеспечивают доступность около 400 телеканалов, из которых лишь 14,6% являются местными, что, по мнению Т. Акопяна, ставит под угрозу языковую безопасность.

Очевидно, что его требование регуляции кабельных сетей почти наверняка приведёт к сокращению вещания иностранных телеканалов, большинство из которых русскоязычные. По мнению главы НКТР, Армения является единственной страной, где через общественный мультиплекс вещают зарубежные телеканалы. Предлагается перевести вещание всех иностранных телекомпаний в частный мультиплекс, которого в Армении пока нет, хотя конкурс на него проводился несколько раз.

Реакция парламента на все предложения Т. Акопяна пока достаточно вялая. Чем это можно объяснить? На взгляд автора, в глазах депутатов Акопян является не реформатором, а чиновником и лоббистом, который хочет наделить новыми, еще более впечатляющими полномочиями, в том числе контрольными, возглавляемое им ведомство. Можно также предположить, что позиция Акопяна во многом формируется под влиянием Ереванского пресс-клуба Бориса Навасардяна и «Комитета по защите свободы слова» (обе организации являются солидными грантополучателями различных западных фондов).

Вполне естественно, что парламент пока не горит большим желанием наделять масштабными полномочиями НКТР, превращая его в «суперведомство». Совсем не факт, что слушания закончатся так, как того желает Акопян. Однако внутренний дискурс о переводе иностранных телеканалов в частный мультиплекс уже спровоцировал соответствующую реакцию не только российского посольства, но и куда более ангажированные отклики в ряде российских СМИ.

В сложившейся ситуации депутаты армянского парламента поступили бы весьма рационально, если бы «семь раз отмерили» перед тем, как наделять НКТР серьёзными дополнительными полномочиями. Что касается исполнительной власти, то здесь, по-видимому, определяющей будет вышеупомянутое заявление секретаря Совета безопасности А. Григоряна.

Тем не менее велика вероятность того, что иностранным вещателям в перспективе предложат перейти в частный мультиплекс – разумеется, после создания соответствующих организационно-технических условий и проведения соответствующего конкурса. Учитывая финансовые возможности российских хозяйствующих субъектов и их партнёров в Армении, они могли бы рассчитывать в этом деле на успех.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
3008
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», меджлис крымско-татарского народа, Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство»,  Полк  «Азов», «Айдар», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика