Зона свободной торговли ЕАЭС и Ирана – перспективное сотрудничество для всех - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 19.06.2021 |

Зона свободной торговли ЕАЭС и Ирана – перспективное сотрудничество для всех

Расширение Евразийского экономического союза является одним из наиболее важных путей развития интеграции на территории бывшего Советского Союза. С этой точки зрения создание различных зон свободной торговли (ЗСТ) ЕАЭС со странами, не входящими в его состав, многим аналитикам видится весьма перспективным. По их мнению, именно за счет формирования подобного формата торгово-экономического сотрудничества у партнёров Союза со временем окончательно сформируется сугубо положительный образ данного интеграционного объединения, после чего он, наконец, сможет выйти за пределы постсоветского пространства.

Немаловажную роль в данном процессе могут сыграть нынешние отношения между ЕАЭС и странами Ближнего Востока, в первую очередь с Ираном, временное соглашение о ЗСТ с которым начало действовать с конца октября 2019 года.

Известно, что Евразийский союз и Иран вели переговоры о создании ЗСТ на протяжении нескольких последних лет, начиная с 2016 года. При этом сложности переговорного процесса носили не только экономический, но и политический характер. Одной из главных проблем в данном случае являлось то, что Иран уже долгие годы находится под всевозможными санкциями со стороны США и Евросоюза, что отпугивало и продолжает отпугивать иностранный бизнес от сотрудничества с Тегераном. Поэтому подписанное 17 мая 2018 года в Астане временное (сроком на три года) соглашение, ведущее к образованию ЗСТ, стало результатом проявления политической воли участников ЕАЭС, некоторые из которых и сами продолжают оставаться под санкционным давлением со стороны Запада. И не случайно именно Россия, прекрасно понимающая всю сложность ситуации, в которой находится Иран, стала одной их первых, кто ратифицировал данный документ.

Согласно подписанному соглашению, главной целью ЗСТ является снижение или отмена таможенных пошлин по согласованному ранее списку товаров. В результате ЕАЭС снизил импортные пошлины для Ирана более чем по 500 позициям. В среднем тарифы для иранской продукции были уменьшены на 64%. Например, для фруктов – на 50-100%, овощей – на 25-50%, а для орехов и вовсе обнулились. Общее число преференции покрывает 49% от общего объема поставок Ирана в ЕАЭС.

В свою очередь, Тегеран обязался снизить пошлины по 864 товарам. Теперь страны ЕАЭС смогут увеличить поставки в Иран медикаментов, продукции химии и сталелитейной промышленности, бумаги, мясной и масложировой продукции, оборудования, автомобилей и пр. По подсчетам экспертов, общие объемы экспорта стран Союза могут возрасти на 73%. В целом вступившее в силу соглашение предусматривает охват практически всех основных торгуемых видов продукции, на долю которых приходится 55% совокупного экспорта ЕАЭС за предыдущие несколько лет.

Кроме того, соглашение не только позволяет экономить на уплате таможенных пошлин, но и создает дополнительные стимулы для развития торговых взаимоотношений, так как призвано обеспечить прозрачные условия торговли, основанные на правилах Всемирной торговой организации (ВТО). Например, стороны обязались обеспечить режим наибольшего благоприятствования и национальный режим в отношении всех торгуемых товаров.

Стоит отметить, что Тегерану ЗСТ с ЕАЭС предоставляет возможность открытого доступа к огромному рынку с населением более 180 млн человек. Не случайно еще до начала действия соглашения иранские производители продемонстрировали свой интерес к данному рынку. Известно, что до недавнего времени уровень товарооборота между Ираном и государствами ЕАЭС был относительно невысоким. Например, в 2016 году он был на уровне $2 млрд, в 2017 – около $2,5 млрд. Одновременно товарооборот Ирана с Китаем составлял около $40 млрд, а со странами ЕС – $13 млрд. Однако уже по итогам 2018 года иранские экспортеры нарастили поставки ЕАЭС более чем на 27%, а товарооборот составил более $2,7 млрд. В 2019 году цифры стали еще более обнадеживающими. Согласно заявлению пресс-секретаря иранской таможни Рухолла Латифи, с конца марта по декабрь объем взаимной торговли между сторонами вырос на 41%, составив более $2 млрд. При этом было отмечено, что по сравнению с аналогичным периодом прошлого года иранский экспорт вырос на 72% в стоимостном выражении и на 114% – в весовом выражении. Одновременно стоит отметить, что импорт из ЕАЭС за этот же период составил более $1,1 млрд, сократившись на 5% в стоимостном выражении, но в весовом, наоборот, увеличившись на 41%.

С учетом вышесказанного перспективы ЗСТ с ЕАЭС для Ирана, который только намеревается наращивать свой экспорт на рынки Союза, очевидны. При этом нельзя считать, что выгода от начавшего работу соглашения будет односторонней.

Для Еревана, который являлся одним из инициаторов переговоров с Тегераном, включение Ирана в процесс евразийской интеграции имеет стратегическое значение не только с точки зрения экономической, но и политической безопасности. Среди стран ЕАЭС Армения занимает третье место по объемам торговли с этой исламской республикой, уступая России и Казахстану, а в структуре армянского внешнего товарооборота Иран занимает около 4-5%. При этом, в отличие от иных стран ЕАЭС, только Армения имеет непосредственную границу с этой страной и опыт торговой кооперации.

Можно напомнить о свободной экономической зоне (СЭЗ) «Мегри», куда иранские производители могут ввозить сырье и получать готовую продукцию для дальнейших поставок на рынок Евразийского союза. К слову, многие аналитики считают данную СЭЗ воротами для всего ЕАЭС не только в Иран, но и в Сирию, Ливан, а также в Ирак. Это, в свою очередь, только повышает статус Армении в рамках объединения и делает ее одним из акторов процесса сближения союза с Ираном.

В перспективе в Ереване видят два основных приоритета углубления экономических отношений с Тегераном: транзит, в том числе энергетический, за счет формирования общего рынка электроэнергии и газа, а также увеличение объемов торговли. Отдельно стоит вопрос о постройке автомагистрали «Север-Юг» и разработке проектов мультимодальных транзитных перевозок, которые свяжут регион Черного моря, а значит, и ЕАЭС с Персидским заливом. Как считают в армянской столице, все это может серьезным образом повысить не только экономическое благосостояние республики, но и ее политический статус в процессе всей евразийской интеграции.

Получит выгоду от ЗСТ и Казахстан, у которого из-за прежнего уровня тарифной защиты со стороны Ирана товарооборот с этой страной постепенно падал. Теперь же предполагается, что Нур-Султан сможет значительно нарастить свои поставки на иранский рынок, так как снижение или обнуление пошлин затронет более половины текущего казахстанского экспорта (около 54%). При этом стоит отметить, что в Казахстане по-прежнему с опаской смотрят на более глубокое сотрудничество с Тегераном из-за существующей возможности ухудшить свои отношения со странами Запада. Именно поэтому в Нур-Султане пока даже не рассматривают вариант присоединения Ирана к ЕАЭС.

Что касается остальных членов Евразийского экономического союза, то их выгода от расширения сотрудничества с Ираном, на первый взгляд, может показаться незначительной. Например, российско-иранский товарооборот по итогам 2018 года составил только $1,7 млрд, а за 9 месяцев 2019-го – $1,58 млрд. Это – менее трети процента от общего объёма внешнеторгового оборота РФ. Однако это не означает, что в Москве не заинтересованы в расширении сотрудничества с Тегераном, особенно в условиях противостояния обеих стран с США и ЕС.

Можно напомнить, что, согласно исследованиям, из 76 перспективных и реализуемых в Иране проектов ЕАЭС 63 связаны с Россией, 5 – с Киргизии и по 4 – с Казахстаном и Белоруссией. К слову, Минск, который постоянно находится в поиске новых рынков сбыта своей продукции, вряд ли не воспользуется ситуацией, не увеличив поставки сельхозтехники на иранский рынок. В целом же, согласно прогнозам Евразийской экономической комиссии, наибольший прирост ВВП стран ЕАЭС от ЗСТ с Ираном ожидается именно для России – около $1,3 млрд. Казахстан вполне может увеличить свою экономику на $508,6 млн, Белоруссия – на $78,6 млн, Армения – на $27 млн, а Киргизия – на $12 млн.

Можно констатировать, что временное соглашение о ЗСТ с Ираном должно стать стимулом для развития экономик обеих сторон. Более того, оно вполне может превратиться в своеобразную точку притяжения для иных стран региона. При этом само по себе соглашение является механизмом, позволяющим странам ЕАЭС проанализировать возможности и инструменты, необходимые для дальнейшего расширения Союза. И с этой точки зрения невысокая для некоторых стран экономическая эффективность нынешнего соглашения с Ираном может быть компенсирована гораздо большими дивидендами в будущем.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2572
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика