Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 06.08.2020 |

Межгосударственный нефтяной альянс востребован и в СНГ

Сделка ОПЕК+, несмотря на сложнейшие переговоры между всеми странами-участниками этой структуры, всё же состоялась. До 20 стран – крупных добытчиков и экспортеров нефти, включая РФ, Азербайджан и Казахстан, договорились суммарно снизить добычу в мае и июне с. г. почти на 10 млн баррелей в сутки. В дальнейшем возможно общее снижение добычи в ОПЕК+ минимум на 14,5 млн баррелей в сутки по март 2022 г. включительно. К этим планам уже подключаются и не участвующие в ОПЕК+ Канада, Норвегия, Бразилия, Бруней.

Договоренности нацелены на стабилизацию и затем на повышение мировых цен на нефть. Это особенно важно в связи с решающей долей нефти в госбюджетных доходах практически всех стран-участниц ОПЕК+.

Впрочем, цены пока остаются на низком уровне, что обусловлено не только неучастием в этом блоке, например, США – одного из крупнейших добытчиков и экспортеров нефтяного сырья (в основном сланцевой нефти), но также тем, что нефтегазовые Узбекистан и Туркменистан (и ряд других стран-поставщиков вне СНГ и ОПЕК+) планируют как минимум не снижать добычу или экспорт. Хотя в нынешних условиях, как показывает динамика событий на мировом рынке, даже краткие сообщения о минимальном росте добычи способны и впредь понижать цены с очевидными социально-экономическими последствиями для всех нефтегазовых стран.

В этой связи характерно, что к договоренностям ОПЕК+ присоединились или изначально в них участвуют все участники Организации арабских стран-экспортеров нефти (ОАПЕК)[1], учрежденной еще в 1968-м. То есть, несмотря на участие в ОАПЕК стран с минимальными или с невысокими добычей/экспортом (Бахрейн, Тунис, Катар), все члены этой структуры осознают стратегическую важность коллективных мер, взаимных и совместных со всеми другими участниками ОПЕК+, по ограничению добычи. И разве – зададимся вопросом – не актуален пример ОАПЕК для координации нефтяной политики всеми нефтегазовыми странами СНГ?

Отметим в этой связи, что в совокупных добыче/экспорте нефти в регионе Содружества доля России – не меньше 80%, Азербайджана и Казахстана – около 15%, Туркменистана и Узбекистана – ниже 10%. Казалось бы, масштабы несопоставимые. Но, повторим, сегодня даже минимальный информационный вброс о «символическом» росте где-либо добычи или экспорта способен резко и надолго уронить цены.

Такой фактор, по всей видимости, осознаётся во всех странах ОАПЕК. А ведь в этом альянсе участвуют как сверхкрупные игроки мирового нефтяного рынка (например, Саудовская Аравия с Кувейтом и Алжиром), так и в буквальном смысле символические добытчики-экспортеры.

Тем временем Россия, как официально сообщалось, снизит добычу в мае и июне примерно на 2,5 млн барр./сутки. Аналогичные меры приняты в Азербайджане и Казахстане, тоже участвующих в ОПЕК+. Если точнее, «в рамках нового соглашения Азербайджан сократит суточную добычу на 164 тыс. барр. от уровня октября 2018 года, – отмечено в заявлении национального Минэнерго (10 апреля). – То есть с 1 мая по 1 июля суточная добыча нефти будет регулироваться по согласованной квоте. В этот период Азербайджан должен сохранять суточную добычу в 554 тыс. баррелей». Затем снижение будет продолжаться.

Как считает министр энергетики Азербайджана Пярвиз Шахбазов, «решить глобальную проблему стабилизации нефтяного рынка можно только в условиях глобального сотрудничества. Устойчивая стабильность на нефтяном рынке невозможна без общих ответственности и процесса коллективного регулирования».

В свою очередь, Казахстан, по данным национального Минэнерго, сократит добычу нефти в мае и июне 2020 г. на 390 тыс. барр./сутки. При упомянутом снижении добычи от уровня октября 2018 года ежесуточная нефтедобыча в стране в ближайшие два месяца составит 1,319 млн б/с. «Это, безусловно, одно из самых больших коллективных сокращений добычи в истории мировой нефтяной индустрии, – сказано в заявлении ведомства. – Такое решение продиктовано непростой ситуацией не только на нефтяном рынке, но и во всем мире. В том числе из-за мировой пандемии коронавируса, снизившей спрос на нефть».

       

Что же касается нефтегазовых Узбекистана и Туркменистана, здесь, похоже, ещё не планируется мер по встраиванию в означенные глобальные договоренности. Так, согласно постановлению президента РУз Шавката Мирзиёева о развитии нефтегазовой отрасли, подписанному в первой декаде апреля, в рамках программы по увеличению нефте- и газодобычи и обеспечению финансовой стабильности ТЭКа поручено до 1 июня с. г. привлечь 250 млн долл. кредитных средств фонда Шелкового пути (КНР) и иностранных коммерческих банков. И еще привлечь 400 млн. долл. за счет экспортно-кредитных агентств.

 Пока не планируется сдерживать нефтедобычу и в Туркменистане. Как сообщает NEBIT-GAZ, официальный нефтегазовый портал страны (15 апреля с. г.), «Госконцерн «Туркменнебит”: растут объемы дополнительно добытой нефти. Перед нефтяниками поставлена задача ускорить разработку новых месторождений, повысить продуктивность эксплуатируемых площадей». При этом утоняется, что «в настоящее время высокими темпами идет освоение запасов месторождений туркменского участка Каспийского моря. Разработка богатых по запасам нефтяных месторождений является весьма перспективной. По концерну «Туркменнебит» за январь-март 2020 г. добыча нефти по сравнению с первым кварталом 2019 г. составила 105,9%. Работники треста «Небитгазчыкарыш» активно участвуют в мероприятиях по стабилизации и увеличению объемов добычи нефти».

Вполне понятно стремление этих стран и активнее развивать собственную нефтегазопереработку, и укрепить своё присутствие в мировой табели о нефтяных рангах. Тем более с учетом, как известно, весомой доли нефтяного сегмента в госбюджетных доходах тех же стран. Но в современных условиях на мировом рынке этого сырья требуется в буквальном смысле семь раз отмерить, прежде чем принимать решения о наращивании добычи и даже сообщать об этом.

В связи с этим представляется целесообразной – по примеру Организации арабских стран-экспортеров нефти – тщательная координация добывающей и экспортной политики всех нефтегазовых стран СНГ. Причем сегодня, да и в обозримой перспективе требуется – опять же по примеру ОАПЕК – взаимно согласовывать не только эту политику, но и ее отражение в массмедиа. В контексте, повторим, ситуации на мировом нефтяном рынке, весьма небезопасной для социально-экономической стабильности абсолютно всех нефтегазовых стран.

Во всяком случае, это понимают в общеарабском нефтяном альянсе. Жаль, что пока не понимают в Содружестве Независимых Государств.

 

[1] Страны-члены ОАПЕК – Бахрейн, Тунис, Катар, Сирия; члены ОПЕК – Саудовская Аравия, Кувейт, Ирак, ОАЭ, Ливия

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
3514
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика