Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 25.11.2020 |

В Кыргызстане смягчили карантинный режим, недовольные всё равно остаются

Сооронбай Жээнбеков решил не продлевать в стране режим чрезвычайного положения, который закончился 11 мая, но продлил до лета более мягкий режим чрезвычайной ситуации. В результате послаблений часть предприятий вновь заработала, правда, сфера услуг по-прежнему под запретом, а сняв одни правила, власти ввели новые. Этим часть населения осталось недовольна.

Особое недовольство высказывают родители малолетних детей, ведь детсады и школы по-прежнему закрыты и детей не с кем оставить, если взрослым повезло вновь найти работу. Также непонятно, как быть работающим людям, живущим на окраинах: с общественного транспорта запрет не снят. Особенно остро эта проблема стоит для большого Бишкека, пешком далеко не все могут добраться до работы.

С 11 мая устранили комендатуры, в которых нужно было получать разрешение для передвижения между разными населёнными пунктами. Но зато теперь мэрия Бишкека ввела новое распоряжение – необходимо заверить справку с места работы в налоговой службе. Удивительно, но за день до этого мэр Азиз Суракматов сделал противоположное заявление, что внесло дополнительную путаницу на контрольно-пропускных пунктах.

Волонтёрские организации сразу выразили возмущение этим ограничением, ведь их, везущих продукты малоимущим людям, стали останавливать на блокпостах и в грубой форме требовать эту справку. В результате у входа в ГНС выстроились очереди из желающих получить по сути никому не нужную печать от налоговиков.

В интервью «Ритму Евразии» эксперты из Кыргызстана прокомментировали неоднозначно сложившуюся ситуацию.

Необходимо убрать ненужные требования

Сопредседатель Клуба региональных экспертов «Пикир» Игорь Шестаков полагает, что власти сделали немало ошибок в своих распоряжениях, которые только злят людей.

– Игорь Альбертович, в чем разница между отмененным чрезвычайным положением (ЧП) и нынешней чрезвычайной ситуацией (ЧС)?

– Разница большая. Режим ЧП жёстко ограничивал деятельности жителей и бизнес-структур. Нельзя было появляться на улицах с восьми вечера до шести утра, а при ЧС можно гулять круглосуточно. Во время ЧП не могли работать парикмахерские, рынки, магазины, такси. Сейчас открылось больше магазинов, увеличился перечень оказания бытовых услуг (таких, как вызов сантехника).

По-прежнему закрыты точки общепита, готовые блюда можно заказывать только онлайн или на вынос. Но в любом случае понятно, что свободы действий стало больше. Опять же заработали предприятия, которые были в зоне действия карантинных зон. Уже кипит какая-то деятельность, безусловно, бизнес активизируется и подаёт признаки жизни.

Безусловно, режим ЧС в отличии от ЧП более благоприятно действует для бизнеса и деловой активности. Хотя и возникают скандальные ситуации с разрешительными документами, а мэрия подвергается активной критике. ЧС, я думаю, нужен до конца весны, летом его не станут продлевать, и жизнь вернётся в нормальное русло.

– Почему от бишкекской мэрии следует столько противоречивых заявлений о том, что делать после 11 мая?

– Для мэрии эта ситуация хоть и в новинку, но процедуры действительно слишком забюрократизированы. Требуют справки на работников, чтобы они были печатью заверены в налоговой. Эта ситуация чревата не только тем, что люди теряют время, стоя в очередях, ведь сами очереди увеличивать вероятность инфекционного заражения. Почему так действуют чиновники, мне непонятно. С одной стороны, муниципальные служащие призывают людей соблюдать все необходимые карантинные нормы, носить маски, но в то же время создают условия, когда появляются такие длинные очереди.

Я думаю, что действия мэрии противоречат заявлениям президента, например на недавнем Совете безопасности С. Жээнбеков заявлял о том, что бизнес не нужно кошмарить какими-то дополнительными разрешительными документами. Такое ощущение, что мэрия отдельно живёт от вышестоящих властей и не прислушивается к ним.

Причём недовольны оказались не только представители бизнеса, мэра Суракматова критикует и волонтёрское движение. Те люди, которые каждый день развозят продуктовые наборы малоимущим людям, они тоже оказались под влиянием этих разрешительных документов, когда их не выпускают за пределы Бишкека, требуя какие-то бумаги. Муниципальные чиновники должны поклониться волонтёрам в ноги, которые по сути дела решают государственные задачи. И волонтёры справедливо указывают мэрии, что чиновники пытаются приписать их действия себе в заслугу.

В итоге негативный фон создаётся просто на пустом месте. Уже можно сказать, что настроения бишкекчан сильно качнутся в сторону убеждения, что мэр должен избираться горожанами, а не депутатами из городского парламента, которые прошли по партийным спискам. Мэрия должна понять, что она должна решать проблемы граждан и бизнес-сообщества, а не создавать им дополнительные трудности.

– Как вы считаете, достаточны ли оставшиеся карантинные меры или их, наоборот, следует ужесточить?

– Карантинные меры придуманы не в Кыргызстане, это был первый мировой опыт по борьбе с пандемией. ЧП было необходимым, оно сумело сдержать рост заболеваний и поддерживать правопорядок – закрыть те виды бизнеса, которые негативно влияли на эпидемиологическую и даже экологическую ситуацию, например маршрутные такси. Эти меры были во многом вынужденными, и, на мой взгляд, это замедлило распространение коронавирусной инфекции и локализовало эпидемию.

Другое дело, что теперь необходимо лечить и спасать экономику. Мне кажется, что у государства просто нет ресурсов, чтобы сильно ужесточать меры, а эпидемиологическая ситуация находится под контролем. Хотя понятно, что если будет какая-то вспышка, то власти вновь будут что-то запрещать.

И сейчас необходимо убрать ненужные требования, такие как обязательное ношение масок, иначе – штраф от 1 до 5 тысяч сомов. Такой закон – это повод для массового народного недовольства, люди сейчас в большинстве находятся без работы и выживают как могут. Понятно, что, например, продавцы магазинов должны быть в масках. Но в рекомендациях ВОЗ, которые не раз уже публиковались, маска не является средством защиты для людей на улице, здесь её не обязательно носить. Так за что в итоге штрафовать людей?

Также властям не стоит забывать и о проблеме закрытых границ, наши трудовые мигранты из России не могут вернуться на родину. По разным оценкам, таких примерно 10 тысяч человек. Кроме РФ, кыргызстанцы застряли более чем в 50 странах. Возникает угроза, что когда Кыргызстан сам преодолеет массовое распространение болезни, то Covid-19 вновь могут массово завезти, и всё начнётся по второму кругу.

Спасти здоровье или экономику?

Другой политолог из Бишкека Алмаз Тажыбай считает, что убирать ограничительные меры следует пропорционально снижению числа заражённых коронавирусом.

– Почему Сооронбай Жээнбеков решил отменить режим ЧП и продлить ЧС?

– Введение ЧП для борьбы с коронавирусной инфекцией и его отмена – это стандартная процедура во всем мире, одобренная ВОЗ. Отмена ЧП продиктована не только тем, что страна вышла из пика заражения, но и из-за того, что экономика должна возобновить свою работу.

У многих стран, в том числе у самых развитых, ВВП находится на нулевом показателе из-за остановки целых отраслей экономики и закрытия границ. В Кыргызстане с его небольшой экономикой и зависимости от других стран необходимо быстро и поэтапно восстанавливать экономическую сферу. Дальнейшие послабления для бизнеса необходимо делать пропорционально снижению случаев заражением COVID-19.

Отмена ЧП дает возможность населению выйти на работу и обеспечить себя и свои семьи. В стране большинство наших граждан заняты в сфере малого и среднего бизнеса, в особенности в сфере услуг, таких  около 49%. Особенно трудно пришлось бедным слоям, которые у нас составляют 22% населения, их число, возможно, увеличилось за последние два месяца из-за вынужденной безработицы.

После послаблений 11 мая люди, с одной стороны, обрадовались, что появилась возможность выйти на работу и налаживать бизнес, но, с другой стороны, они столкнулись с массой проблем. Очень трудно восстанавливать свой бизнес, если внешние границы закрыты и нельзя экспортировать свою продукцию.

К примеру, наши швейные производители не могут отправить свой товар в Россию. Или наоборот, когда предприниматели не могут в других странах купить сырьё и товары. При этом от платы за аренду помещения или от выплаты кредитов они не освобождены. Некоторые люди из-за боязни за себя и за своих близких перестают выходить на улицы без острой необходимости.

– Какие риски для стабильности несёт продление ЧС до лета?

– ЧС дает возможность работать бизнесу и начать привыкать к новому образу жизни, которая всё равно не будет, как раньше. Она снимает социальную напряженность, которая накопилось у людей, когда они сидели дома или, наоборот, сталкивались с нерешенными проблемами с разрешительными документами во время передвижения. Проблемы есть с выдачей пропусков, обеспечением медицинских работников средствами индивидуальной защиты и медпрепаратами и т. д. Также власти должны решить проблему наших граждан, которые застряли за рубежом.

– Как вы считаете, стоит ли отменять оставшиеся ограничения или, наоборот, ужесточить?

– С одной стороны, если наша страна и её граждане закроются от внешнего мира, дистанцируются от контактов и ограничат своё передвижение, соблюдая самоизоляцию, то с большой вероятностью мы обеспечим здоровье всей нации. Но тогда люди обнищают из-за безработицы. Возникнут проблемы и в без того слабой экономике с высокой степенью коррупции в государстве.

Если же экономика будет работать, то тогда увеличится число зараженных Covid-19. А на лечение и спасение жизней граждан у государства и так нет собственных средств. Ситуация сложилась сложная, это, образно говоря, палка о двух концах. И данную дилемму правительству необходимо решать, соблюдая тонкий баланс, чтобы сохранить и экономику, и здоровье населения.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
6787
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика