Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 15.07.2020 |

Казахстан снижает экспорт газа в Китай

Пандемия коронавируса привела к снижению экономической активности и сокращению промышленного производства в Китае и, соответственно, падению спроса на ресурсы, в том числе и энергетические. В феврале 2020 года спрос на природный газ в Китае в годовом исчислении упал на 17%. Поднебесная, ссылаясь на форс-мажорные обстоятельства, уведомила своих поставщиков из стран Центральной Азии – Туркменистан, Казахстан и Узбекистан – о сокращении объемов закупаемого природного газа.

В марте министр энергетики Казахстана Нурлан Ногаев заявил, что поставки газа «по просьбе Китая» упали на 20–25%. А ведь в последние полтора десятка лет спрос на газ в Китае постоянно рос, и объемы его закупок увеличивались. В 2018 году потребление газа более чем вчетверо превысило уровень 2006 года. В 2019 году только из трех (совокупно обеспечивающих около 17%) основных поставщиков Центрально-Азиатского региона Китай импортировал около 50 млрд м³ природного газа, из которых Туркменистан поставил 33,2 млрд м³, Казахстан – 7,1 млрд (данные таможни Китая), Узбекистан – примерно 10 млрд. м³.

Газ транспортируется по завершенному в декабре 2009 года транснациональному газопроводу «Центральная Азия – Китай», который, начинаясь в Туркменистане и проходя через Узбекистан и Казахстан, в Синьцзян-Уйгурском автономном районе присоединяется к китайскому газопроводу «Запад – Восток». Сегодня пропускная способность трех его веток «А», «В» и «С» составляет 55 млрд м³ газа в год. Планировалось строительство линии D (через Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан), но перспективы ее финансирования в настоящее время весьма туманны. 

В октябре 2017 года был реализован самый масштабный за годы независимости Казахстана газотранспортный проект (ресурсной базой которого стали месторождения на западе республики), а именно газопровод Бейнеу – Бозой – Чимкент. С вводом в строй он стал северной частью магистрального газопровода Казахстан – Китай, и республика не только получила возможность обеспечивать отечественным природным газом южные регионы страны, но и начала экспорт газа в Поднебесную.

Между Казахстаном и Китаем был подписан договор о поставках 5 млрд м³ казахстанского газа. Через год АО «КазТрансГаз» и компания PetroChina International Company Limited подписали контракт о двукратном – до 10 млрд м³ – увеличении экспорта казахстанского газа в Китай с 2019 года. Ввод в эксплуатацию компрессорных станций «Бозой» и «Караозек» довел проектную мощность газопровода до 15 млрд м³ в год. 

Извлекаемые запасы газа в республике оцениваются в 3,9 трлн м³, она занимает 29-е место по добыче газа, но до статуса крупного газового поставщика ей далеко. Значительная часть добываемого в Казахстане газа является попутным, извлекается вместе с нефтью, характеризуется многокомпонентностью состава, повышенным содержанием сероводородных соединений и требует предварительной дорогостоящей очистки. Как следствие, около 44% добываемого в республике газа используется недропользователями для обратной закачки для поддержания пластового давления и повышения коэффициента отдачи нефти.

Основная доля газа сейчас обеспечивается тремя месторождениями – Карачаганак, Тенгиз и Кашаган, на долю которых приходится 76% валовой добычи газа в стране. Используемая на месторождениях обратная закачка попутного газа в пласт не позволяет значительно наращивать объемы товарного газа, и он производится в относительно небольших объемах. По данным КС МНЭ РК, валовая добыча газа в 2018 году составила 55,5 млрд м³ (рост по сравнению с 2017 годом на 5%), производство товарного газа – 33,3 млрд м³ (+5,4%), экспорт газа 19,4 млрд м³ (+12,7%).

Казахстан экспортирует газ в Россию, Узбекистан, Китай. По итогам I квартала 2020 года объем продаж превысил 560 млн долларов, что на 124 млн меньше, чем годом ранее. Физический объем поставок вообще скатился на четырехлетний минимум. Произошло это из-за сокращения продаж на Украину (почти вчетверо), Россию (втрое), Китай (на четверть). Главным покупателем казахстанского газа остается Китай, на который пришлось более 70% экспорта.

Безусловно, газовая отрасль Казахстана не обеспечивает стране такие большие доходы, как экспорт нефти, и негативный эффект от сокращения поставок газа в Китай не столь велик. Тем не менее затянувшееся снижение экспорта туда газа на фоне падения цен на нефть может иметь серьёзные последствия для экономики страны. В 2018 году Казахстан экспортировал в Китай 5,8 млрд м³ газа, в 2019-м – 7,5 млрд. и в текущем году планировал довести эти объемы до 10 млрд.

Власти Китая и Казахстана никогда не раскрывали детали контрактов, заключенных на поставку природного газа (впрочем, как и нефти), поэтому его ценообразование остается неясным и экономические потери оценить сложно. Однако в министерстве энергетики недополученный из-за снижения экспорта газа доход за март оценивают в 28 млн долларов. Отметим, что нацкомпания «КазТрансГаз» за счет экспортной выручки дотирует продажу природного газа на внутреннем рынке и ее падение может вынудить правительство поднять внутренние цены на газ.

Карантинные реалии резко обострили имеющиеся в экономике проблемы, но пока вся деятельность властей сконцентрировалась на реагировании «здесь и сейчас». Между тем потенциал экспортно-сырьевой модели развития страны практически исчерпан.

Валютно-сырьевой поток оставил в Казахстане помпезную Астану (ныне Нур-Султан), массу торгово-развлекательных центров и крайне мало высокотехнологичных производств. Недофинансирование секторов экономики, не вовлеченных в добычу и продажу энергоносителей, привело к тому, что экспорт продукции высоких переделов (обеспечивая существенно более высокий, чем нынешний, уровень жизни населения) практически отсутствует. Сегодня три четверти выручки от продажи сырья тратится на закупку иностранных промышленных и продовольственных товаров.

Безусловно, в долгосрочной перспективе карантинные эффекты в казахстанской экономике сгладятся. Однако становится очевидным, что китайской и казахстанской экономике (и мировой в целом) предстоят структурные изменения. А, значит, Казахстан должен будет корректировать параметры своего экономического развития, и в частности увеличивать долю газа в балансе первичных энергоресурсов (сегодня на газ приходится лишь 21% их общего потребления). Так, среди проблем, ожидающих РК, – удовлетворение растущего внутреннего спроса на газ, необходимого и для обеспечения сетевым газом коммунально-бытового сектора, и для наращивания производства газохимической продукции.

Согласно официальным данным, в 2016 году в республике объемы потребленного газа составили 13,1 млрд м³ газа, в 2017 году – 13,2 млрд. К 2030 году, по прогнозам Минэнерго, потребление газа на внутреннем рынке вырастет до 20 млрд м³. Примером может служить Узбекистан, стратегическая задача которого – прекратить экспорт природного газа к 2025 году и весь добываемый объем потреблять внутри страны, сосредоточившись на получении максимальной прибыли от реализации производимых на основе газа продуктов.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
4013
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика