Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 26.10.2020 |

Россия – Туркменистан: стратегических цепочек партнерства всё больше

Взаимодействие между Россией и Туркменистаном в газовой сфере, возобновленное с 2019 года после четырехлетнего перерыва, становится долговременным стратегическим партнерством. Причем оно распространяется на всё большее число производственных отраслей обеих стран. Именно такой комплексный вектор сотрудничества РФ и Туркменистана был отмечен послом РФ в этой стране Александром Блохиным 10 июня на брифинге в Ашхабаде для туркменских и зарубежных СМИ. То же подтверждается рядом других факторов и мероприятий.

Сперва уточним: зачем России туркменистанский газ, если она занимает лидирующие места в мире по запасам, добыче и экспорту этого продукта?

Дело, прежде всего, в том, что газовые ресурсы и мощности по их добыче в России расположены отнюдь не повсеместно. В основном они сконцентрированы в Поволжье и в труднодоступных территориях Сибири и Приарктической зоны. Такая «газовая» география усложняет равномерное обеспечение газом обширной территории РФ, в том числе прокладку с отдалённых скважин газопроводов во многие регионы страны. Поэтому поставки из Туркменистана (как и из Узбекистана) позволяют дополнить/стабилизировать газоснабжение, например, Приуралья, Северного Кавказа, Нижнего Поволжья.

Напомним, что среднеазиатский газ поставляется в тех же целях в те же регионы России с начала-середины 1970-х, когда были введены в действие крупнейшие евроазиатские газопроводы Средняя Азия–Центр и Бухара–Урал.

       

Как отметил А. Блохин, РФ заплатила около 300 млн долл. за газ, импортированный из Туркменистана в 2019 году. Он напомнил, что в июле прошлого года был подписан 5-летний контракт на импорт 5,5 млрд кубометров туркменского газа ежегодно. Причем до подписания контракта туркменский газ поступил в РФ в апреле-июле 2019 г. в объеме 1,2 млрд кубометров.

А средневзвешенная цена поставок в РФ составляет 76 долл. за тысячу кубометров: заметим, это на треть больше цены, на которой с начала 2020 года настаивает КНР, куда поставляется по долгосрочным контрактам не менее 85% объема туркменского газоэкспорта.

КНР, как известно, в марте с. г. объявила форс-мажор по импорту газа из Центральной Азии в связи с последствиями COVID-19 и сокращает эти закупки. Точные объемы этих сокращений официально пока не озвучиваются, но, по ряду оценок, объем падения туркменского газоэкспорта в Китай к концу текущего года наверняка достигнет 35-40%. В такой ситуации поставки в РФ – тем более по сравнительно высоким ценам – весьма значимое экономическое подспорье для Туркменистана.

В этой связи не менее примечательна стагнация в проекте так называемого Транскаспийского газопровода, разработанного западными компаниями еще на рубеже 1990-2000-х годов и предусматривающего, что туркменский газ вместе с азербайджанским будет в растущих объемах поступать в Турцию и через Турцию в регион Евросоюза. Упомянутая стагнация не в последнюю очередь обусловлена, как сетуют западные СМИ, «падающим интересом» Ашхабада к проекту, столь значимому для Запада.

Подтверждает эту ситуацию заявление 23 октября 2019 г. Эрлендаса Григоровича, представителя по вопросам энергетики Европейской комиссии (ЕК): «Европейский союз и Туркмения не способны построить Транскаспийский газопровод, который позволит начать прямые поставки туркменского газа в страны ЕС. Для реализации этого проекта Евросоюзу придется привлекать крупные компании. Они же могут предложить и консалтинг-услуги, мониторинг экологической безопасности строительства». Но, как посетовал г-н Григорович, у ЕК и Ашхабада нет конкретных договорённостей по этим вопросам с конкретными компаниями.

Тем временем экономическое взаимодействие РФ с Туркменистаном отнюдь не исчерпывается туркменскими газопоставками. По данным российского посла в этой стране, «в 2019 году товарооборот между Россией и Туркменистаном увеличился в 1,5 раза и составил 695 млн долл. А с учетом поставок туркменского газа достиг порядка 1 млрд долл.». То есть туркменские поставки газа – вовсе не «самодовлеющий» сегмент обоюдной торговли. Причем уже за первый квартал с. г. «объем взаимного товарооборота вырос в 2,7 раза по сравнению с аналогичным периодом 2019 года».

Столь весомый рост торговли обусловлен, по данным А. Блохина, в основном за счет поставок из РФ по новым крупным проектам в Туркменистане. «Например, компания «Возрождение» выиграла тендер на строительство селезащитных сооружений в Ашхабаде; КамАЗ поставляет авто- и смежную технику для различных отраслей Туркменистана. «Татнефть» продолжает сотрудничество с Государственным концерном «Туркменнефть»; российские заводы осуществили крупные поставки труб для туркменской нефтегазоиндустрии; поставляется текстильная продукция из Туркменистана».

Не сбываются и западные прогнозы насчет якобы неизбежной конкуренции туркменского и российского газа на рынке Азии. Как пояснил А. Блохин, обе стороны успешно сотрудничают по проекту газопровода Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия (ТАПИ). Точнее, «мы готовы поставлять, и уже начали это делать, трубы и оборудование для этого проекта. Так, на туркменский участок ТАПИ 90% труб большого диаметра поставлено из России». А проект этот важен и потому, что «будет способствовать стабилизации ситуации в Афганистане и росту его экономики».

Характерный штрих и в связи с текстильными поставками: 19 мая с. г. торгово-промышленные палаты России и Туркменистана провели по инициативе туркменской стороны видеоконференцию по вопросам сотрудничества в текстиль- и легпроме. В её рамках состоялась презентация экспортных возможностей текстильной отрасли Туркменистана, которую провел начальник управления внешнеэкономических связей и товарооборота Минтекстильпрома Бегенч Байджиков, заявив о растущей заинтересованности его страны в росте объемов и расширении ассортимента поставок в РФ.

Высокую оценку туркменских хлопковолокна, пряжи и хлопчатобумажных изделий озвучил гендиректор ООО «Примтекс» (Ивановская область РФ) Дмитрий Бакаринов, отметив обоюдную востребованность в развитии не только торгового, но и технологического сотрудничества в сфере переработки текстильного сырья. Эти и смежные вопросы были отражены в выступлениях вице-президента ТПП РФ Владимира Падалко и начальника управления анализа и новых технологий Государственной товарно-сырьевой биржи Туркменистана Сердара Бердыева. Мнение российских регионов о современных и новых направлениях сотрудничества отразили в своих выступлениях президенты Союза «ТПП Ставропольского края» Борис Оболенец и Союза «Астраханская ТПП» Татьяна Шатеева.

Напомним в этой связи, что в Астраханской области и на Ставрополье реализуются проекты по восстановлению и развитию южнороссийского хлопководства. Потому целесообразно долгосрочное селекционное, научно-технологическое сотрудничество этих регионов с Туркменистаном в хлопководческой отрасли.

Интерес Туркменистана к поставкам хлопка-сырца и продуктов его переработки в РФ связан и с тем, что в 2018-19 гг. от закупок этой туркменской продукции под разными предлогами отказались (или резко сократили её закупки) ряд известных брендов: IKEA, H&M, Wrangler, Lee, Zara Adidas, Columbia Sportswear, Marks & Spencer, Nike и ряд других. Похоже, это «подсказано» западными политиками ввиду фактического отказа Ашхабада следовать в фарватере политики Запада в Центральной Азии, Афганистане и в отношении России. Версия эта тем более вероятна, что в мае 2018 г. США ввели запрет на ввоз туркменского сырца и продуктов его переработки.

Словом, стратегическое партнерство России и Туркменистана всё весомее влияет на ситуацию в Евразии. Что, разумеется, едва ли импонирует западным разработчикам иной политико-экономической «роли» Ашхабада.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2179
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика