Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 01.11.2020 |

Грезы и слезы экономики Казахстана. И не только в связи с вирусом

Говоря об итогах прошедшего года глава правительства Аскар Мамин заявил, что, несмотря на снижение мировых цен на нефть и ухудшение внешнеэкономической конъюнктуры, в 2019 году достигнут самый высокий за последние 6 лет рост экономики Казахстана в 4,5%. При этом на рынке труда сохраняется стабильность, минимальная заработная плата выросла в полтора раза. Более того, по новой дорожной карте занятости будет реализовано более 6,5 тыс. проектов, что позволит создать 255 тыс. рабочих мест и улучшить качество жизни населения в регионах путем модернизации инженерно-коммуникационной и социальной инфраструктуры. 

Увы, человек предполагает, а Бог располагает. Казахстан периодически переживает экономические потрясения, обусловленные сырьевой направленностью, слабостью банковской системы, падением платежеспособности населения. Вот и теперь в республику пришел глубокий экономический кризис, и неизвестно, как долго он продлится. Введение в стране карантинных мер для борьбы с пандемией COVID-19 обусловило существенное ухудшение экономической активности. 

Выплеснув вместе с коммунистической идеологией систему наркома здравоохранения СССР Н. Семашко, власти получили переполненные инфекционки, переход поликлиник на дистанционный режим работы, приезд скорой помощи только к тяжелым больным. Руководству страны пришлось задуматься о повторном введении жестких карантинных мер. В итоге текущее состояние экономики Казахстана и перспективы его среднесрочного развития оставляют все меньше оснований для оптимизма.

В прошедшем году обрабатывающая промышленность со сферой услуг опередила по росту горнодобывающую отрасль, показав рост в 4,4% против 3,7%. Однако, во-первых, речь идёт о темпах роста отраслей, а не увеличении их вклада в ВВП. Во-вторых, выход обрабатывающей промышленности в драйверы роста в значительной мере обусловлен ремонтами на крупнейших нефтегазовых месторождениях страны.

В текущем году рост ВВП будет находиться под давлением как низких нефтяных цен, так и падения внутреннего и внешнего спроса. Соответственно, надеяться, что сырьевой экспорт опять станет источником валютных избытков, не стоит. Понятно лишь, что кризис будет глубже, а снижение ВВП больше, чем планировалось. Особенно учитывая, что внешняя и внутренняя экономика далеко неравноправны: последняя находится в зависимом, подчиненном и обслуживающем положении относительно первой. Итогом 5 месяцев стало снижение ВВП на 1,7% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. 

Министерство национальной экономики в Прогнозе социально-экономического развития (ПСЭР) на 2020 год закладывало рост реального ВВП на уровне 4,1%. В апреле показатели были скорректированы, и спад ВВП составит 0,9%. Однако, если сравнить с первоначальным прогнозом, разница составит почти 5%. Этому будут способствовать почти двукратное падение среднегодовой цены на нефть марки Brent, а также снижение объемов добычи углеводородов.

До последнего соглашения ОПЕК+ в ПСЭР планировалось, что добыча нефти в Казахстане снизится с 90,6 млн тонн в 2019 до 86,0 млн в 2020 году. Однако в итоге сокращение добычи нефти будет значительно больше, чем планировалось, что ускорит падение ВВП, вызванное остановкой экономики из-за карантина. Ожидается, что по итогам года добыча нефти и газового конденсата составит 76,2 млн тонн. Это не только на 16% меньше показателя за прошлый год, но и может стать минимальным уровнем с 2008 года. При этом среднегодовая цена барреля составит около 37 долларов. Кроме того, прогноз предполагает ускорение годового уровня потребительской инфляции до 9-11%.

По данным Национального банка, основной вклад в динамику инфляционных процессов продолжит вносить рост цен на продовольственные товары, которые в мае подорожали на 10,7% в годовом выражении, достигнув максимального значения с октября 2016 года. В соответствии с уточненными оценками по рынку нефти и базовым сценарием Национального банка, предполагающего среднегодовую стоимость нефти на уровне 35-40 долларов за баррель, годовая инфляция прогнозируется на уровне 8-8,5%. Определенным барьером для более быстрого удорожания потребительских цен станет ожидаемое падение реальных денежных доходов населения на 4,9%.

Консенсуса по перспективам развития казахстанской экономики в 2020 году пока нет. Так, после опубликования 11 мая Минфином «Прогноза социально-экономического развития Казахстана на 2021–2025 годы» (ПСЭР) и заседания правительства 19 мая, на котором был рассмотрен и принят «Комплексный план восстановления экономического роста до конца года», глава государства 27 мая подписал указ о создании Государственной комиссии с такой же постановкой задачи: «выработать предложения по восстановлению экономического роста в условиях новой реальности».

Ухудшение эпидемиологической ситуации ставит вопрос о введении жесткого режима, аналогичного тому, который был в марте–мае, причем с еще более худшими экономическими последствиями. Власти Казахстана на фоне всплеска заболеваемости COVID-19 объявили о новых ограничениях, которые названы «мерами по стабилизации эпидемиологической ситуации».

Пандемия внесла свои коррективы на рынке труда, заметно ослабив активность в сфере занятости. В разрезе отраслей наибольший удар пришелся на сферу услуг, на которую в последние годы приходится все большая доля занятости в экономике. По тому, сколько людей подало заявок на получение социальной помощи в размере 42,5 тыс тенге (99 долларов), связанной с потерей дохода, можно прогнозировать резкое падение налогов, связанных с фондом оплаты труда. Власти планировали выплатить компенсации 1,5 млн человек. Однако на начало мая эти выплаты получили 4,5 млн человек, а с 11 мая прием заявлений на пособие был остановлен.

Как недавно заявил глава государства, из-за борьбы с коронавирусом бюджет понес гигантские, миллиардные потери. При этом в Минкультуры планируют потратить 100 млрд тенге на оцифровку архивов, а осенью отпраздновать юбилей Золотой Орды. Подобные бессмысленные расходы власти намерены, усилив фискальное давление, переложить на МСБ, который должен сохранить и рабочие места, и решить социально-экономические проблемы страны. Поскольку повышение налогов уместно при растущей, а не кризисной экономике, то приходишь к выводу, что экономическая стратегия правительства, сводящаяся к латанию бюджетных дыр, по уровню компетентности и здравомыслия в последние годы находится ниже плинтуса.

Пересмотрены, со значительным ухудшением ряда показателей, прогнозы на текущий год и ряда авторитетных международных финансовых институтов. Например, в Азиатском банке развития ранее прогнозировали снижение роста экономики до 1,8%, но в июне изменили оценку до (-1,2%). По сравнению с апрельским скорректировали и прогноз инфляции – с 6% до 7,9%. Согласно июньскому отчету МВФ, прогнозируемый рост экономики Казахстана понижен с -2,5% до -2,7%. Уровень безработицы, все последние годы составлявший примерно 4,8%, вырастет до 7,8%.

Центр исследований прикладной экономики (Applied economics research centre - AERC) опубликовал макроэкономический обзор Казахстана на 2020 год, в котором показывает, что реальный ВВП страны в текущем году упадет на 4,9% – минимальный показатель с 1995 года, а номинальный – с 180 млрд долларов в 2019 году снизится до 160 млрд. Объемы экспорта товаров и услуг в текущем году, согласно прогнозу AERC, сократятся на 36,3%. Вместе с тем уровень среднегодовой потребительской инфляции ускорится до 8,1%. Евразийский банк развития (ЕАБР) прогнозирует, что процесс восстановления может растянуться на два последующих года.

Разрыв платежного баланса, а с ним и баланса бюджета приходится восполнять усиленным расходованием средств Национального фонда и наращиванием внешнего долга (если на конец марта 2019 года он составлял 15,7 трлн тенге, то в мае нынешнего года превысил 18 трлн тенге).
Однако в обновлённом ПСЭР указывается, что средства Нацфонда на конец 2020 года составят 27,4 трлн тенге (39,3% от ВВП). Тогда как в фактическом отчете по Нацфонду его средства на конец апреля 2020 года оцениваются в 26,4 трлн тенге. При этом за четыре месяца из Нацфонда в бюджет было взято всего 1,9 трлн тенге из запланированных 4,8 трлн. Таким образом, отмечают аналитики, по сравнению с цифрами прогноза правительства к 2021 году фактический размер Нацфонда будет как минимум на 3 трлн тенге меньше!

А ведь на Национальный фонд (давно уже находящийся не в накопительном, а расходном режиме) ложится еще и нагрузка по поддержанию катастрофически ухудшающегося внешнего платежного баланса. Осложняет ситуацию потребительская направленность внутреннего банковского кредита – три четверти всей кредитной массы направлено в сторону не производства, а потребления, причем основанного на импорте.

Таким образом, хотя основные экономические трудности еще впереди, в рамках проводимой правительством «антикризисной» политики бюджетные и валютные ресурсы будут быстро израсходованы.
Надо пересматривать все предыдущие парадигмы развития экономики Казахстана. Безусловно, установка на развитие высокотехнологичных наукоемких производств верна, но в долгосрочной стратегии. Целеполаганием в ближайшей перспективе должна стать поддержка развития АПК и МСБ (в том числе в сфере легкой промышленности и торговли) со всеми мерами по налоговым льготам, низкопроцентным кредитам и т. д.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
5469
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика