Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 26.09.2020 |

Новая форма регионального диалога Центральной Азии и Китая

По инициативе официального Пекина министры иностранных дел стран Центрально-Азиатского региона впервые провели встречу с руководителем главного внешнеполитического ведомства КНР. Диалог «Центральная Азия – Китай» (C+C5) прошел 16 июня в формате видеоконференции. За виртуальным столом переговоров встретились министры иностранных дел Узбекистана – Абдулазиз Камилов, Казахстана – Мухтар Тлеуберди, Кыргызстана – Чингиз Айдарбеков, Таджикистана – Сироджиддин Мухриддин, Туркменистана – Рашид Мередов и Китая – Ван И.

Стоит отметить, что Центральная Азия имеет важное значение для Китая. Интересы Пекина обусловлены тремя моментами. Во-первых, ЦА – это своего рода буферная зона между опасными для соседних стран Афганистаном и Синьцзян-Уйгурским автономным районом. Во-вторых, это природные ресурсы региона. В-третьих, регион географически расположен в центре Евразийского континента и вполне мог бы стать его транзитным сухопутным узлом.

Стратегия Китая в Центральной Азии остается неизменной несколько десятилетий. Пекин придерживается трех правил: не вмешиваться во внутренние дела стран и их отношения друг с другом; делать упор на экономическое сотрудничество; стремиться поднять свою репутацию.

В чем суть и необходимость C+C5

Диалог «Центральная Азия – Китай» направлен в первую очередь на получение экономической взаимовыгоды, уверяют его инициаторы. Его можно назвать апогеем множества государственных и бизнес-форумов, которые организовывались Китайским комитетом ШОС по добрососедству, дружбе и сотрудничеству. Тем более что с участием китайского капитала во всех странах региона реализуются десятки проектов в области промышленности, энергетики, транспорта, логистики и торговли.

Новый формат был также нужен для того, чтобы вовлечь в экономическую интеграцию Туркменистан, который не входит в ШОС. Также Китай продолжает уделять особое внимание своему проекту «Один пояс – один путь» и вовлекать в него новых участников. Напомним, «Один пояс – один путь» начал реализовываться Пекином в 2013 году, он объединяет в себе проекты «Экономический пояс Шелкового пути» и «Морской шелковый путь XXI века». Суть этой китайской инициативы заключается в поиске, формировании и продвижении новой модели международного сотрудничества с участием Китая. Проект призывает к выработке новых механизмов регионального экономического партнерства, стимулированию экономического процветания вовлеченных стран.

КНР все больше стремится на рынки Евразии, а наиболее выгодный выход на них возможен через государства Центральной Азии. Экономическая выгода для региона также налицо. Сегодняшние транспортные коридоры, которые развиваются в рамках современного Шелкового пути, уже соединили Центральную Азию с ранее недоступными рынками.

«Китайский» формат также позволит комплексно и напрямую обсуждать наиболее болевые вопросы региона, в частности водный, или, к примеру, финансово-кредитный.

Центральноазиатская диалоговая площадка в условиях пандемии COVID-19 стала еще более востребованной. Сегодня, когда ЦА переживает невероятно сложный эпидемиологический период, ей, как никогда, важны региональная солидарность и гуманитарная поддержка, в т. ч. со стороны КНР.

Еще одним важным моментом нового диалога стал принцип невмешательства стран-участниц во внутренние дела друг друга, проще говоря – «никакой политики».

Что обсуждали и о чем договорились

Как сообщают пресс-службы МИД стран-участниц объединения, партнеры обсудили актуальные вопросы сотрудничества в области профилактики, прогнозирования, сдерживания распространения, противодействия коронавирусной инфекции, механизмы обеспечения устойчивого роста экономики и промышленных мощностей государств Центральной Азии и Китая. Стороны пришли к единому мнению о необходимости наращивания масштабов взаимной торговли, улучшению торговой структуры и углублению кредитно-инвестиционного сотрудничества.

Отмечена необходимость установления регулярного взаимодействия между медицинскими специалистами и профильными ведомствами стран-участников видеоконференции в целях повышения эффективности практических мер по противодействию эпидемиологическим угрозам трансграничного характера.

Узбекская сторона предложила совместно разработать комплексную программу по борьбе с пандемией коронавируса и ее последствиями. «Важность реализации конкретных инновационных, инфраструктурных, транспортно-коммуникационных и энергетических проектов для укрепления стабильности и роста благосостояния народов государств Центральной Азии и Китая», – добавил глава МИД Узбекистана А. Камилов.

Министр иностранных дел Кыргызстана Ч. Айдарбеков обратил внимание коллег на необходимость дальнейшего укрепления торгово-экономических связей для обеспечения восстановления экономик стран в условиях пандемии. Была также предложена активизация взаимодействия в сфере сельского хозяйства, цифровой экономики, электронной коммерции, окружающей среды, а также поднят вопрос о важности дальнейшего углубления финансово-кредитного сотрудничества. «В условиях пандемии и сложной эпидемиологической ситуации приобретает актуальность практическая реализация проекта строительства железной дороги КНР–КР–РУз. Китай и Узбекистан поддержали важность реализации данного проекта», – отметил Ч. Айдарбеков.

Маршрут железной дороги Китай – Кыргызстан – Узбекистан

Говорили главы внешнеполитических ведомств и о сотрудничестве в сфере борьбы с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом, затронув вопросы укрепления региональной безопасности и стабильности, в том числе восстановления социально-экономической инфраструктуры Афганистана.

Министр иностранных дел Таджикистана С. Мухриддин призвал коллег развивать региональное взаимодействие в области энергетических и промышленных проектов, развивать сельскохозяйственный и экспортный потенциал, а также наладить бесперебойный транзит грузов.

Представитель Туркменистана Р. Мередов в своем выступлении предложил детализировать совещательные механизмы в рамках диалога «Центральная Азия – Китай». «Страны Центральной Азии и Китай обладают мощным ресурсным, экономическим и научно-промышленным потенциалом и могут внести весомый вклад в обеспечение всеобщего мира, стабильного развития и безопасности», – констатировал министр.

Что же касается инициатора встречи, то стало известно, что китайская сторона заинтересована в увеличении поставок высококачественной сельскохозяйственной продукции из стран Центральной Азии, а также в развитии сотрудничества в сфере высоких технологий и цифровой экономики. При этом Китай намерен оказывать поддержку центральноазиатским партнерам в наращивании сельскохозяйственного производства. Кроме того, власти КНР вновь выразили готовность к созданию «экспресс-коридора» для удобного передвижения делового и технического персонала, «зеленого коридора» для бесперебойного упрощенного трансграничного грузопотока с государствами Центральной Азии.

По итогам встречи был подписан итоговый документ, в котором партнеры договорились «расширять сотрудничество в области высоких технологий, в том числе в сфере электронной коммерции, развития «умных» городов, технологий больших данных, развивать партнерство в области цифровой экономики». Все участники мероприятия также выразили готовность продолжать сотрудничество в борьбе с пандемией, продвижении китайской инициативы «Один пояс – один путь», вместе противостоять терроризму.

Итоги встречи указывают на то, что руководство стран Центральной Азии осознает, что такая конструкция сотрудничества выгодна и государствам региона, и могучему восточному соседу, да и главному стратегическому партнеру – Российской Федерации. Ведь у Москвы и Пекина больше совпадающих интересов в Центральной Азии, чем противоречий.

______________________

Фото: gov.kg

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1166
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика