Запретами проблем с продовольствием не решить. Даже в период коронавируса - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 07.03.2021 |

Запретами проблем с продовольствием не решить. Даже в период коронавируса

С целью препятствования распространению коронавируса страны Центральной Азии стали ограничивать не только перемещение людей, но и объемы экспорта с импортом. Не стал исключением и Казахстан: на уровне правительства было решено ввести режим квотирования экспорта сельхозпродукции за рубеж, чтобы сформировать запасы во время действия чрезвычайного положения в республике и карантина в городах.

 В частности, Кабинет министров и Минсельхоз РК ввели ограничения на вывоз из страны гречки, сахара, картофеля, некоторых видов овощей, подсолнечного масла. Квотировались продажи в третьи страны моркови, репы, свеклы, муки, пшеницы. При этом трейдеров обязали по фиксированной цене продавать на внутренний рынок 30% от объема экспорта. Комментируя вводимые ограничения, заместитель премьер-министра Ералы Тугжанов подчеркнул: «Понимая огромный экономический ущерб, мы не имеем права рисковать безопасностью и здоровьем людей. Для нас безопасность и здоровье людей важнее, чем экономическая составляющая этого вопроса».

 Отметим, что торговля занимает 17% в ВВП РК. По итогам 2019 года внешний товарооборот республики составил $96,1 млрд, в том числе экспорт – $57,7 млрд и импорт – $38,4 млрд, а число занятых работников достигло 1,4 млн человек. Экспорт в январе-мае снизился на 5,5% в годовом выражении, но торговый баланс избежал ухудшения благодаря 9,3% падению импорта.

 Всемирный банк ожидает в этом году значительное сокращение ВВП страны (почти на 3,0%, что более чем вдвое превышает уровень, планировавшийся в начале марта), а также скачка уровня бедности с прогнозируемых 8,3% до почти 13%. Ожидается и превышение установленного порога инфляции: сами власти не исключают, что в этом году она будет двузначной и дойдет до 11%.

 Политика развития высокотехнологичного сельского хозяйства, способного полностью обеспечить Казахстан продукцией собственного производства, началась не вчера. За годы независимости было разработано 10 – увы, далеких от реалий и потому нежизнеспособных – государственных программ развития АПК, т. е. стратегические программы принимались раз в 2-3 года! Причем новые программы утверждались без анализа причин провала предыдущих. Итогом деятельности агрочиновников становится не развитие АПК, а банальный «распил» бюджетных средств. Поскольку сутью программ оказывается освоение бюджетов, то вливаемые государством в отрасль субсидии и дотации лишь убаюкивают чиновников цифрами статистики о росте производства. Между тем в стране не хватает молока, фруктов, овощей, и былые социалистические достижения по-прежнему далеки, как радуга.

 Официальная статистика обеспечивает чиновникам благоприятную отчётность, и они декларируют её как с высоких, так и не очень трибун. В частности, премьер-министр Аскар Мамин на расширенном заседании правительства с участием главы государства 24 января заявил, что АПК является инвестиционно привлекательной отраслью: в ближайшие пять лет будет реализовано 387 проектов на сумму 4,4 трлн тенге, из них в 2020 году начнется реализация 94 проектов на сумму 559 млрд тенге. Но, несмотря на миллиардные вложения из республиканского бюджета, отрасль явно не процветает и, вопреки заявлениям чиновников, остается непривлекательной для инвесторов. В неё вложено только 1% от общего объема прямых иностранных инвестиций и 3,2% от объема инвестиций в основной капитал.

 Неудивительно, что качественные и количественные показатели рыночных позиций Казахстана при значительной господдержке остаются весьма скромными. Рассмотрим некоторые из них. До сих пор (за исключением лошадей) не восстановлен уровень поголовья скота советских времен. Так, на 1 января 2020 г. зарегистрировано 7,7 млн голов КРС и 19,8 млн голов овец, что на 2,1 млн и 16,4 млн голов соответственно меньше показателей 1990 года. Прежде всего, это связано с мелкотоварностью и низкой общей культурой животноводства.

 Поскольку темпы естественного воспроизводства не обеспечивают достижения целевых индикаторов в срок, а в стране не удается создать платежеспособное потребление мяса, то этот продукт становится все более недоступным для населения. К примеру, с 2013 по 2020 год доля местных производителей в валовом объёме производства мяса в убойном весе увеличилась всего с 85% до 87%! Республика по-прежнему остаётся нетто-импортёром мяса. Экспорт составляет лишь 2% от внутреннего производства. Однако чиновники продолжают мечтать об экспорте миллионов тонн мяса птицы, КРС и баранины.

 Весьма слабы и позиции Казахстана на высоких переделах. К примеру, импортные колбасы занимают 38% отечественного рынка, а экспорт находится на уровне статистической погрешности – всего 1% от общего объёма производства. Мощности по обработке и хранению мяса простаивают, поскольку загружены едва на треть, а по пищевым субпродуктам из мяса сельскохозяйственных животных вообще наблюдается деградация.

 Тем не менее Мясной союз Казахстана продолжает свою «старую песню о главном», требуя разрешить экспорт живого скота. Как заявил глава организации Максут Бактибаев, «самое главное – это зарабатывать максимум прибыли с одной головы». Надо понимать, что речь идет о прибыли самих адептов Мясного союза. Продовольственная безопасность страны и обеспеченность народа продуктами подобных предпринимателей, видимо, не волнует.

 В 2019 году Казахстан собрал 19,3 млн тонн зерна. С учетом 14,4 млн тонн запаса зерна прошлых лет на начало текущего года наличные запасы составляли 33,7 млн тонн. При внутреннем потреблении в 13,7 млн тонн остаток составляет почти 20 млн тонн и проблем с хлебом в стране быть не должно. Они есть у южных соседей. Так, Кыргызстан при собственном урожае в 1,8 млн тонн в 2019 году закупил 153 тыс. тонн зерна и 69,2 тыс. тонн муки. Узбекистан импортировал 3,2 млн тонн зерна и 0,5 млн тонн муки, тем самым закрывая около половины своего потребления. Таджикистан ввез около 1 млн тонн зерна и 56 тыс. тонн муки (60% своего потребления).

 Иная ситуация с сахаром, дефицит которого покрывается ввозом из России и Украины. Казахстан в 2019 году импортировал 390,5 тыс. тонн, Узбекистан –114,6 тыс. тонн, Таджикистан –78,9 тыс. тонн. При этом для двух последних Казахстан является транзитным хабом.

 К каким экономическим показателям привела деятельность властей? С одной стороны, одними запретами и ограничениями ситуацию не исправить. С другой – зачем в поте лица развивать экономику, если можно поднимать тарифы и цены. Так, годовая инфляция по итогам июля 2020 года составила 7,1%. При этом продовольственные товары подорожали на 11,3%.

 Более того, как следует из официальных данных, рост цен на продтовары ускорился с 11,1% в июне до 11,3% в июле, и они остаются главным источником инфляции. А ведь, к примеру, отечественные производители обеспечивают производство муки на 99,6%, круп – на 94%, макаронных изделий – на 86%. С такой базой цены на изделия из них не должны заметно расти, однако в годовом выражении, по данным за июнь, на муку они подскочили на 21,5%, на макароны – 15,3%, а на такие крупы, как гречка и пшено – на 56,8% и 14,3% соответственно. Стоимость хлеба в июне 2020 года в сравнении с соответствующим месяцем 2019 года выросла на 10,5%, но это в среднем. Тогда как, к примеру, в феврале тандырная лепешка в Чимкенте стоила 70 тенге, сейчас – 150 тенге.

 Безусловно, этому способствует отсутствие жесткого контроля со стороны государства за ценовой политикой оптовых и розничных торговых сетей. Кроме того, продолжает процветать и превзошедшая советские масштабы практика приписок. Статданные, начиная от посевных работ до валовых объемов продукции АПК, систематически завышаются, и при поверках реальные цифры сильно отличаются от бумажных. Среди причин: хищения, коррупция, необходимость все время демонстрировать положительную динамику, желание чиновников скрыть свою некомпетентность.

 Реальных инструментов достижения заявляемых властями показателей не видно. Попытки запретами или директивами увеличивать предложение на рынке заведомо провальны. Минсельхозу необходимо не запрещать экспорт (лоббируя интересы очередной узкой группы заинтересованных лиц), а менять схему финансирования сельского хозяйства страны. Существующая приводит к волоките, создает массу проблем для фермеров. Ставшее перманентным продление карантина говорит о том, что «эффективные менеджеры» в правительстве Казахстана, не оценивая последствий, готовы бороться с коронавирусом любой ценой, но… из карманов населения.

 Республика играет важную роль в обеспечении регионального рынка рядом продовольственных товаров, и ограничения их ввоза ставят перед странами региона серьезные проблемы. Поскольку ситуация с коронавирусом приняла явно затяжной характер, целесообразно заинтересованным странам в рамках ЕАЭС создать продовольственный комитет для совместного и взаимовыгодного решения всех возникающих на продовольственном рынке региона проблем, а не отгораживаться друг от друга барьерами запретов и квот.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1495
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика