Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 24.10.2020 |

Интеграция на службе здоровья: уроки пандемии

Пандемия коронавируса выявила различия между постсоветскими государствами в отношении особенностей их систем здравоохранения, специфики принятия решений властями по поводу карантинных мер. Каждое пытается защититься доступными средствами, включая оказание и принятие помощи от других стран, а также задействуя работу имеющихся интеграционных механизмов.

К примеру, Казахстан подписал соглашение с Россией о выделении ему гарантированного объема российской вакцины «Спутник V» после прохождения всех испытаний. Уже несколько месяцев Россия оказывает содействие своему ближайшему партнеру в борьбе с коронавирусом по линии федеральных министерств и ведомств, региональных властей, инициатив НКО.

Об этом говорили известные казахстанские эксперты на прошедшем онлайн-заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Интеграция на службе здоровья: как коронавирус повлиял на добрососедство и взаимовыручку стран и народов Евразии».

Россия оказала гуманитарное содействие более 40 государствам в борьбе с COVID-19. Однако эксперты считают, что наиболее кстати помощь пришлась странам Центрально-Азиатского региона, а именно партнерам по ЕАЭС – Казахстану и Кыргызстану, а также Узбекистану, являющемуся в организации наблюдателем. В эти страны поехали российские врачи, что особо ценно. Медицина – это не только наука и бизнес, но и гуманизм. Есть и еще один вид помощи, которая в СМИ не упоминается. Это вклад российских друзей, знакомых, родственников, которые отправляли в Центральную Азию почтой лекарства, когда здесь был их дефицит. Вероятно, объемы этой помощи достаточно большие, просто они нигде не зафиксированы, так как осуществлялись в частном порядке.

«Обсуждая вопросы интеграции, находящейся на службе здоровья, я бы сделал акцент на многосторонние и двусторонние схемы сотрудничества, – говорит профессор Казахстанско-Немецкого университета Рустам Бурнашев. – В ситуации, с которой мы столкнулись, такое сотрудничество есть, и оно работает. Казахстан получает существенные объемы гуманитарной помощи от большого количества партнеров. Важно, что помощь идет в прагматическом формате. Россияне начали направлять к нам своих врачей тогда, когда у них ситуация стабилизировалась, а у нас стала кризисной. Хороший формат помощи был продемонстрирован на межрегиональном уровне. Некоммерческие организации из Астрахани, Саратова, Екатеринбурга, Уфы, других российских городов отправляют в казахстанские регионы посильные гуманитарные грузы в рамках акции «ДоброСоседство»».

По мнению директора Института мировой экономики и международных отношений Акимжана Арупова, что касается гуманитарной помощи, ее иногда воспринимают как игру дипломатии, «мягкую силу». Тем не менее она была необходима, и оказали ее вовремя, и даже более нужна была со стороны партнеров методологическая поддержка. «Остается выразить надежду, что пандемия придаст новый импульс углублению сотрудничества в рамках ЕАЭС», – заявил он.

       

«Те, кому нужна помощь, воспринимают приходящие грузы из других стран с радостью, неважно, из какой страны они поступили», – со своей стороны, подчеркнул Адиль Каукенов, директор Центра китайских исследований China Center.

Тема дискуссии была определена, в том числе и как политический феномен гуманитарной помощи. Ситуация с медициной, которая является наукой трансдисциплинарной, требует анализа не только со стороны профильных специалистов, но и политологов, экономистов. Потому что медицина – это отрасль экономики, а вопросы здравоохранения в условиях пандемии оказались политизированы. Несколько раз поднимался вопрос о том, чтобы была общая и синхронная вакцинация в странах ЕАЭС, раз уже существует общий рынок труда.

«Нет смысла вакцинировать людей только в Москве, если завтра туда приедут люди из Бишкека или Еревана, – подчеркнул А. Арупов. – Надо вакцинировать всех, а расходы государства должны взять на себя. Это не та ситуация, на которой нужно делать бизнес».

«Сейчас необходимо использовать интеграционные механизмы для дальнейшего вывода фармацевтики и медицинских услуг на особый уровень, так как это влияет на здоровье граждан», – считает старший преподаватель кафедры «Государственная и общественная политика и право» Алматы Менеджмент Университета Александр Губерт.

Любой кризис несет как негативные последствия, так и серьезный позитив. В рамках ЕАЭС ранее было слабо выражено сотрудничество в сфере здравоохранения. «Сейчас благодаря пандемии начались положительные сдвиги, – уверена профессор Казахстанско-Немецкого университета сотрудник представительства Фонда им. Розы Люксембург в Центральной Азии Ирина Черных. – Недавно было принято несколько совместных программ и планов действий стран-членов в рамках ЕАЭС. В соответствии с этими документами выработаны единые санитарно-эпидемиологические требования по транспортным и зеленым коридорам, перемещению людей. Известно, что есть Комплексный план мероприятий в области здравоохранения и санитарно-эпидемиологического благополучия населения, в котором озвучен целый ряд мер. Это обмен информацией, реализация согласованного алгоритма реагирования на вспышки инфекционных заболеваний, совместная разработка рекомендаций по проведению лабораторных исследований. Также в связи с пандемией впервые стали говорить о проведении совместных учений специалистов профильных организаций для реагирования на вспышки не только коронавируса, но и в перспективе других возможных инфекционных заболеваний. Речь идет и о проведении совместных научных исследованиях по обеспечению доступа к качественным, безопасным, эффективным диагностическим средствам и вакцинам, а также техническим средствам для противодействия инфекционным заболеваниям. Но пока это только план. Вопрос в том, как он будет реализовываться и насколько эффективным станет сотрудничество в этой сфере».

Об уровне взаимодействия между странами ЕАЭС в условиях пандемии рассуждал заместитель главного редактора газеты «Аргументы и факты – Казахстан» Сергей Козлов. «Критики Союза, как всегда, говорят, что сегодня недостаточно проявилась интеграция, – констатировал он. – Но возникает вопрос: а что хотели в данной ситуации? Какие есть документы, полномочия у  ЕЭК, чтобы интеграционные механизмы проявили себя более эффективно? Ведь эти же критики всегда настаивали на том, чтобы ни в коем случае наднациональные органы управления не получили каких-либо «сверхполномочий», чтобы они не могли никак «вмешиваться в национальную экономическую политику» и т. д. А когда возникли проблемы с дефицитом медикаментов, который мы недавно наблюдали, они же говорили, что ЕАЭС не может наладить нужный механизм взаимопомощи».

Однако происходящее, по мнению эксперта, все же дало толчок к изменениям в деятельности ЕАЭС. Наверняка Союз в будущем станет реагировать более эффективно и действенно во взаимопомощи между его членами. «Насколько мне известно, изменения внутри руководящих структур ЕАЭС в этом направлении уже происходят», – убежден С. Козлов.

«Специфика ситуации заключается, в частности, в том, что все последние значимые эпидемии XXI века, вызванные вирусами H1N1, H5N1, вирусом Эбола и другими, обошли евразийские страны стороной, – заметила главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Леся Каратаева. – Отсутствие опыта социального поведения в условиях эпидемии стало одним из факторов, способствовавших росту заболеваемости населения».

Эксперт во время своего выступления обратила внимание на два момента. Во-первых, на правительственном уровне страны по-разному оценили риски и угрозы, проистекающие от COVID-19, и, соответственно, выбрали разнящиеся тактики борьбы с угрозами. Во-вторых, ситуация форс-мажора стимулировала не столько коллективные действия, сколько активизировала сотрудничество на двустороннем уровне.

В то же время неверным будет утверждать, что ЕЭК осталась безучастной к происходящим изменениям. Ряд важных решений, нацеленных на оперативное реагирование, уже принят, и в настоящий момент продолжается работа над новыми совместными мерами. Среди оперативно принятых решений – запрет на вывоз из стран ЕАЭС отдельных видов продовольственных товаров, расширение перечня товаров, освобожденных от ввозной таможенной пошлины, и т. д.

«Первые решения были приняты еще в марте, что свидетельствует о способности ЕЭК оперативно выполнять приемлемые для всех участвующих сторон задачи, – подчеркнула Л. Каратаева. – Другой вопрос, что предпринимаемые на уровне ЕАЭС действия остаются «за кадром», то есть вне фокуса общественного внимания. В то же время интернет-СМИ пестрят заголовками: «ЕАЭС залихорадило», «ЕАЭС на паузе», «Сможет ли ЕАЭС пережить коронавирус?» и т. п. Такой несбалансированный информационный фон негативно сказывается на имидже Союза».

Еще одним фактором, снижающим в глазах общественности значимость принимаемых коллективных решений, по мнению Л. Каратаевой, является то, что они в основном нацелены на поддержание макроэкономической стабильности, в то время как наиболее «видимыми» для населения стран-участниц становятся решения, обеспечивающие их личную безопасность. В условиях пандемического кризиса это в первую очередь средства защиты, медикаменты и медицинская помощь. Такие действия, безусловно, предпринимаются, но на уровне двусторонних отношений. Пока принятые решения ориентированы на преодоление текущего кризиса и имеют ситуативный, ограниченный во времени характер. Задел на будущее виден только в решениях о выстраивании стратегических коммуникаций в санитарно-эпидемиологической сфере и здравоохранении.

«Процесс борьбы с коронавирусом создал новое поле возможностей по взаимодействию евразийских государств, – сказал профессор Р. Бурнашев. – Но Договор о ЕАЭС не создает достаточных условий для сотрудничества в области медицинских исследований, делая акцент исключительно на прагматику экономического сотрудничества. К сожалению, нынешняя ситуация показывает, что в критические времена мы не пользуемся всеми возможностями, которые нам могло бы дать более широкое многостороннее сотрудничество».

Российские медики, прибывшие 6 июля в Нур-Султан

В свою очередь, советник директора Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Мадина Нургалиева уверена, что в настоящее время можно говорить о том, что появилась новая грань интеграционных процессов – медицинская. «Причем с точки зрения международных отношений это очень удачная, безошибочная, безболезненная интеграция, – подчеркнула она. – Ради всеобщего здоровья все друг с другом будут завязывать контакты. Думаю, что начало положит интеграция медицинских информационных систем. Помимо привычного официоза, возникла простая человеческая комплиментарность. Когда зарубежные врачи приезжают в другое государство, допустим, из России в Казахстан, то всегда положительно отзываются о работе своих коллег и в целом о принимающей стороне. Это активно освещается в информационном пространстве».

______________________________

Фото: https://tengrinews.kz/

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1440
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика