Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 28.10.2020 |

Перспективы ТАПИ выглядят туманно

В Кабуле 31 августа прошла церемония подписания «Меморандума о взаимопонимании по выбору земельных участков» для афганской части газопровода ТАПИ (Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия). Со времени официального начала его строительства прошло уже два с половиной года, но складывается ощущение, что особых подвижек в этом направлении в ближайшее время ожидать не стоит.

О подписании меморандума сообщил МИД Туркменистана. По его информации, с афганской стороны документ подписал исполняющий обязанности министра городского восстановления и развития М. Карзай, а от Туркмении – представитель «Туркменгаза» в совете директоров TAPI Pipeline Company Limited М. Аманов. Кроме того, во встрече принял участие исполняющий обязанности министра шахт и нефтепродуктов Афганистана М.Х. Чахансури. Подчеркнута важность газопровода для социально-экономического развития стран региона, «всесторонней интеграции соседнего Афганистана в архитектуру мировой стабильности» и возможности ТАПИ по экспорту газа на рынки стран Южной Азии.

Построить газопровод, который обеспечил бы независимый от России и Китая выход на зарубежные рынки, Ашхабад стремится давно. Проект газопровода из Туркмении в Индию и Пакистан через территорию Афганистана был разработан еще в советский период, когда геополитические условия для его реализации были куда лучше, чем сегодня. Но как тогда, так и в настоящее время на его маршруте есть «слабое звено» в лице Афганистана, который, собственно, и тормозит проект. Нестабильность на территории ИРА отпугивает зарубежных инвесторов, для которых важна военно-политическая стабильность и гарантии возврата инвестиций. А обеспечить эти условия в ситуации перманентной 30-летней войны ни Афганистан, ни Туркмения, ни другие участники проекта пока не в состоянии.

Трубопровод протяженностью 1840 км намечено провести вдоль шоссе Кандагар–Герат в западном Афганистане, а затем через Кветту и Мултан в Пакистане. Конечным пунктом назначения станет индийский город Фазилка

Всерьез прорабатывать этот проект Туркмения начала в конце «десятых» годов, когда ее отношения с «Газпромом» из-за разногласий по поводу стоимости закупаемого им туркменского газа начали портиться. Выход из «трубопроводного тупика», когда добываемый газ можно было экспортировать только в Китай и в небольших объемах – в Иран, Туркменистан попытался найти на единственно возможном тогда юго-восточном направлении. В июле 2008 г. в Ашхабаде прошло первое заседание межправительственной туркмено-афганской комиссии по торгово-экономическому и техническому сотрудничеству, в ходе которого Туркмения заявила о необходимости строительства ТАПИ, пообещав Афганистану льготные поставки газа и электричества, а также помощь в разведке и освоении приграничных нефтегазовых месторождений. Афганцы ничего против не имели, но и предпринимать что-либо особо не торопились.

В сентябре 2010 г. главы энергетических ведомств четырех стран подписали рамочное соглашение о строительстве Трансафганского трубопровода, которое не включало ни точных дат начала строительства, ни тарифов, ни условий финансирования. А строить без денег можно сколь угодно долго. Показательно, что многие документы по строительству газопровода носили и до сих пор носят декларативный характер, что говорит о больших сложностях с реализацией проекта. Так, в ноябре 2011 г. президенты Туркмении и Пакистана подписали в Исламабаде совместную декларацию, в которой подчеркивалось важное значение трубопроводной инфраструктуры для энергетической безопасности и экономики региона и выражалась готовность активизировать усилия по строительству газопровода.

На реальные соглашения удалось выйти лишь спустя два-три года. В мае 2012 г. на III Международном газовом конгрессе были подписаны соглашения о купле-продаже природного газа с индийскими и пакистанскими компаниями, а в июле 2013 г. – с Афганской газовой корпорацией. Тем не менее проект подвигался с большим трудом. В декабре 2015 г. в туркменском городе Мары вблизи месторождения Галкыныш, которое должно стать ресурсной базой ТАПИ, состоялась торжественная церемония начала его строительства. В ней приняли участие президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов, премьер-министр Пакистана Наваз Шариф, президент Афганистана Ашрафа Гани Ахмадзай и вице-президент Индии Мохаммад Хамид Ансари. Президент Туркмении тогда пообещал, что газопровод буде закончен через четыре года – в декабре 2019 г. Но, как оказалось, такие планы оказались слишком оптимистичными, а сроки завершения строительства ТАПИ остаются неясными и по сей день.

Так, весной 2019 г. был подписан контракт на поставку труб для строительства туркменского участка газопровода, поставщиком которых выступил Челябинский трубопрокатный завод. По условиям контракта ЧТПЗ обязался поставить «Туркменгазу» 150 тыс. тонн труб большого диаметра со специальным покрытием для строительства 200-километрового участка газопровода по территории Туркменистана. Стоимость контракта составила более 200 млн. долл. В декабре того же года пресс-служба ЧТПЗ сообщила, что поставка труб «Туркменгазу» завершена.

На сегодняшний день строительство туркменского участка газопровода закончено, после чего он уперся в афганскую границу. В Афганистане проект строительства ТАПИ стартовал лишь в феврале 2018 г., а подготовительные работы, судя по недавнему подписанию меморандума о выборе участников для его строительства, и не начинались.

Проект испытывает явные проблемы с финансированием, которые служат одной из ключевых причин задержки строительства. В июне этого года оппозиционный ресурс «Хроника Туркменистана» со ссылкой на пакистанское издание The News сообщил, что «Туркменгаз» не смог обеспечить финансирование строительства, которое должен был найти до декабря 2016 г. В качестве новой крайней даты обеспечения финансирования теперь обозначен 2021 г., а завершения проекта – 2023 г. В январе 2020 г. президент Г. Бердымухамедов разрешил Внешэкономбанку попросить кредит на строительство ТАПИ у Саудовского фонда развития. Но о судьбе этого кредита пока ничего не известно. Кроме того, Исламабад настаивает на пересмотре цен на газ и того положения действующего соглашения, согласно которому ответственность за доставку газа от афгано-туркменской до пакистано-афганской границы и возможные потери несет Пакистан. Исламабад готов платить за туркменский газ только в том случае, если он будет доставлен до его границы, хотя от финансирования проекта не отказывается.

Озабоченность Пакистана продолжают вызывать и вопросы безопасности газопровода. В декабре прошлого года Ашхабад согласился предоставить Исламабаду страхование, которое покроет его возможные убытки в случае перебоев поставок газа по ТАПИ из-за терактов. Пойти на этот шаг он был вынужден после того, как Пакистан отказался выплачивать какие-либо компенсации из-за остановки транзита в случае подрыва газопровода афганскими боевиками. Учитывая обстановку, которая складывается в Афганистане, такая перспектива, судя по всему, представляется пакистанской стороне вполне реальной.

Непонятно, как вообще будет осуществляться транзит, если афганцы примутся подрывать газопровод на разных участках маршрута. Обеспечить его охрану на протяжении 800-километрового афганского участка нереально даже силами армии. А один-два теракта в месяц способны полностью парализовать поставки и сделать работу ТАПИ нерентабельной. Кроме того, Исламабад был недоволен слишком сложной формулой расчета цены на газ и потребовал включить в нее стоимость сжиженного газа, которая на тот момент была ниже трубопроводного.

Перспективы завершения строительства ТАПИ в этих условиях выглядят крайне туманными. Судя по активным попыткам привлечь в нефтегазовую отрасль зарубежные инвестиции, проблемы с финансированием проекта сохраняются. В феврале нынешнего года в Дубае состоялся международный форум «Нефть и газ Туркменистана-2020». В первый день работы форума прошла международная конференция «ТАПИ – газопровод мира и сотрудничества», в ходе которой была проведена презентация газопровода, а также круглый стол и семинар по правовым и налоговым аспектам инвестирования в нефтегазовый сектор Туркмении. Но даже в том случае, если деньги удастся найти, а газопровод достроить, остаются проблемы с обеспечением его безопасности. Слабость афганского правительства и его силовых структур не позволяет надеяться на то, что ситуация в стране в ближайшее время нормализуется и властям удастся обеспечить нормальные условия для эксплуатации трубопровода.

____________________________

Фото: http://neftianka.ru/

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2724
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика