Дело – труба? Этого хотят американцы, выбивая опоры из-под «СП-2» - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 17.05.2021 |

Дело – труба? Этого хотят американцы, выбивая опоры из-под «СП-2»

25 ноября из акватории Балтийского моря, где почти год назад застопорились и никак не могут возобновиться работы по достройке оставшихся ста километров газопровода «Северный поток-2», пришли новые тревожные известия о том, что из проекта выходит сертификатор – норвежская компания Det Norske Veritas – Germanischer Lloyd (DNV GL). Произошло это из-за опасений американских санкций, новшества в которых разъяснил Госдеп.

«Госдепартамент США опубликовал новое руководство в отношении закона «О защите энергетической безопасности Европы» (PEESA). В соответствии с этим мы считаем, что деятельность DNV GL по инспектированию оснащенных судов, обслуживающих проект «Северный поток-2», подпадает под санкции. Поэтому DNV GL прекратила предоставление услуг, которые могут подпадать под действие PEESA», – заявил представитель компании.

Норвежская компания, напомню, занималась рассмотрением документации и проверкой строительных работ на предмет соответствия стандартам, мониторингом тестирования и подготовки оборудования, которое использовали на судах во время прокладки газопровода. Наконец, эта же фирма должна была выдать сертификат соответствия после полного завершения строительства.

Правда, через пару часов пришли комментарии, заставившие выдохнуть. Оказывается, норвежцы лишь прекращают сертифицировать морские суда, задействованные в строительстве и их оборудования. Сертификации самого газопровода это не касается.

Что же произошло на самом деле? Что такого представителям норвежской компании разъяснили в Госдепе?

На первый взгляд, американские санкции – это очень сложная конструкция, разобраться в которой может только специалист, и едва ли это под силу самим американским законодателям, которые ее создают, постоянно добавляя и расширяя. На самом деле, все гораздо проще.

Есть уже упомянутый закон «О защите энергетической безопасности Европы» (PEESA). Он был принят в декабре прошлого года и вводил ограничения против судов, участвовавших в строительстве газопровода. Как мы помним, сразу после этого из проекта вышла швейцарская компания Allseas, чьи суда «Pioneering Spirit», «Solitaire» и «Audacia» занимались постройкой «Северного потока-2» и считались лучшими в своем классе, едва ли не единственными в мире.

Оказалось, что не единственными. У «Газпрома» были свои: баржа-трубоукладчик «Фортуна» и ранее купленное у китайцев краново-монтажное судно-трубоукладчик «Академик Черский». Однако первая не имела динамической системы позиционирования, а второй находился на другом конце планеты – на Дальнем Востоке, к тому же он не имел необходимого сварочного и монтажного оборудования.

В итоге лишь в начале марта корабль отправился из Находки через Тихий и Индийский океаны к Балтике, где ему еще предстояло завершить ремонт и модернизацию. Уже в мае он прибыл в порт Мукран – логистическую базу «Северного потока-2». Однако достройка даже после проведения необходимой модернизации так и не началась. Не началась она и в августе, когда Дания, в чьих водах осталось проложить недостающий участок, дала добро на участие в укладке труб «Фортуне».

Началам работ все время что-то мешало: то плохая погода, то такие комичные обстоятельства, как нерест трески. Однако специалисты считают, что причины – в целом комплексе проблем, созданных американскими ограничительными мерами. В том числе отсутствием у кораблей возможности необходимой модернизации, а также страхования, без которого они не могут приступить к работам. Ведь поставщики оборудования и страховщики тоже боятся санкций.

Стоп, при чем тут они? Ведь санкции, согласно закону PEESA, вводились против самих судов, даже «Газпром», опасаясь попасть под них, был вынужден перерегистрировать «Черского» на другую фирму.

Дело в том, что в июне в обеих палатах американского конгресса почти синхронно предложили проекты нового закона, разъясняющего предыдущий – «Protecting Europe’s Energy Security Clarification Act of 2020» (PEESCA). Фактически это закон, расширяющий санкции. И если первый касался только судов, укладывающих трубы, то второй – уже компаний, занимающихся их обслуживанием.

Тогда рассматривалось два варианта. Оба они были направлены уже не только против кораблей-укладчиков, но и против тех фирм, кто предоставлял им оборудование и осуществлял модернизацию, кто занимался подготовкой места укладки, рытьем траншей для труб, землеустроительными работами, засыпкой камней, сгибанием и сваркой труб и т. д.

Оба варианта также угрожали санкциям тем, кто страхует корабли. Но более жесткий предполагал еще и санкции против компаний, занимающихся сертификацией судов, а также самого трубопровода, его тестированием и инспекцией.

Последнее особенно напугало немцев, чей государственный регулятор Федеральное сетевое агентство ФРГ (BNetzA), который должен одобрить эксплуатацию «Северного потока-2», также мог угодить под санкции.

Законопроект в итоге был отложен. Зато напомнил о себе другой закон еще от 2017 года «О противодействии противникам США посредством санкций (CAATSA)», в котором появилась новая статья, согласно которой, если Вашингтон увидит угрозу в действиях участников «Северного потока-2», их активы в США заморозят.

Понятно, что трактовать это можно вообще, как угодно.

Американская санкционная машина напоминает паутину, в которой, несмотря на всю внешнюю хаотичность, каждая деталь органично дополняет другую. Так, к примеру, санкции против «Северного потока-2», прописанные в PEESA, дополнительно «прошиты» в оборонном бюджете США. Сделано это для подстраховки,  для того, чтобы президент не мог отменить эти санкции своим указом, так как бюджет Пентагона можно будет пересмотреть только через год.

Однако президент и конгресс при этом могут дополнять уже имеющиеся законы. Кроме того, надо понимать, что есть сами законы (те же PEESA или CAATSA), а к нему идут публичные руководства и разъяснения – их, согласно консультациям с экспертами, составляет Госдеп. То есть изначально, когда закон принимается, не всем понятно, как он будет действовать, вот Госдеп и поясняет, это его работа, когда вопросы касаются внешней политики. При этом для того, чтобы внести некую новую «фишку», сам закон и менять не обязательно, в нем просто не прописаны определенные моменты, нет правоприменительной практики, но все это может появиться по ходу дела.

Таким образом, «разъясняющего» закона еще нет, но есть соответствующий инструмент. И хуже всего то, что эти законы имеют фактически «обратное действие», то есть считается, что PEESCA будет сразу после принятия действовать как бы в качестве дополнения к PEESCA – с декабря 2019 года.

А пока он не вступил в силу и вообще не очень понятно, что в итоге там будет, Госдеп занимается «разъяснением», а проще говоря – запугиванием европейцев. В последнее время сплошным потоком идут звонки и письма с угрозами. Помните, как посол США в Германии открыто угрожал немецкому бизнесу?

       

Да что там посол. «Убирайтесь немедленно» – это слова Майка Помпео к иностранным участникам проекта «Северный поток-2». 

В октябре Госдеп выпустил очередные официальные «разъяснения»: «К такого рода деятельности, подпадающей под действие санкций, предусмотренных законом «О защите энергетической безопасности Европы» (PEESA), или иных полномочий, относится, помимо прочего, оказание услуг или предоставление объектов по модернизации или установке оборудования для таких судов, а также финансирование модернизации или установки оборудования для таких судов».

Параллельно с этим они уже заранее начали «кошмарить» страховщиков и сертификаторов. Это игра на нервах, и, похоже, у норвежцев нервы не выдержали. Пока им «разъяснили», что нельзя сертифицировать суда, а завтра «разъяснят», что и саму «трубу» сертифицировать не стоит, и скандинавы возьмут под козырек и окончательно уйдут из проекта.

Та же история со страховщиками. Напомню, некоторые эксперты прямо называют страх последних перед санкциями, которых даже еще нет, но они появятся и будут действовать «задним числом», причиной того, что достройка трубопровода до сих пор не началась.

Напомню, осенью появилось заявление международной группы клубов взаимного страхования судовладельцев (IG P&I) о том, что она решила не предоставлять страховое покрытие судам, участвующим в достройке «Северного потока-2». И тогда все стало ясно: они боятся еще не введенных санкций. Но на IG P&I свет клином не сошелся, есть другие страховщики. Впрочем, с отдельными коммерческими страховщиками еще сложнее – на них Вашингтону проще давить.

Выходом могло бы стать создание госкомпании, единственной целью которой будет страховка участников проекта. Вот только у нее должно быть достаточно гарантий для признания международным сообществом. Во всяком случае, Данией, в чьих территориальных водах сейчас идет строительство. Конечно, едва ли Копенгаген посмеет действовать без оглядки на Берлин, но ведь и сами немцы испытываю колоссальное давление.

Еще сложнее с сертификаторами. DNV GL, конечно, тоже не уникальны, но таких компаний в разы меньше. Создать свою с нуля, чтобы ее признали европейцы – будет проблематично.

Конечно, можно всем государствам-участникам проекта создать какой-то принципиально новый специальный механизм для выполнения функций страхования и сертификации, и, если получится,  это будет прецедент.

Но, повторю, все это будет проходить в условиях колоссального давления не только внешнего, но и внутреннего. Напомню, «Северный поток-2» все это время выдерживал нападки европейских экологов, польских антимонопольщиков, которые не позволили всем участникам проекта войти в него официально равными долями, заставив европейцев инвестировать в Nord Stream 2, и даже после этого продолжили их штрафовать на совершенно фантастические суммы. Наконец, Еврокомиссия долго ставила палки в колеса «Газпрому», сковывая его действия нормами третьего энергопакета.

И это Вашингтон еще не применил самых убойных санкций. К примеру, он может запретить BNetzA принимать готовый проект. Ну или вовсе запретить покупать газ у «Газпрома». Очевидно, что все это оставлено напоследок, когда труба все же будет достроена. Наконец, у США остается последнее средство, которое может окончательно похоронить проект, – война на Украине…

Так что же со всем этим делать?

Прежде всего, хотелось бы выразить надежду, что все возможные варианты действий противников «СП-2» давно предусмотрены и изучены, а значит, «Газпром» и его европейские партнеры, которые вложили в проект огромные деньги и не хотят их потерять, заранее подготовили пути решения этих проблем.

Главное – не вестись на пропаганду и обещания со стороны американцев. Тем более что те всегда «кидают». Сегодня можно наблюдать в Европе некую эйфорию от победы на выборах президента США Джо Байдена, дескать, он, в отличии от Дональда Трампа не связан с производителями СПГ, за его спиной не стоит газовое лобби, а значит, с ним можно будет договориться. Немецкий Bild, к примеру, уже пишет, что Байден якобы готов разработать такую стратегию, которую поддержит сама Германия, например «обширный пакет по вопросам безопасности», нацеленный на замену российского газа возобновляемыми ресурсами.

Но это бред и очевидная пропаганда, призванная заставить немцев смириться с отказом от «Северного потока-2». При чем тут возобновляемые источники энергии? Как они могут заменить газ? Возможно, когда-то в будущем, но явно не сегодня и не завтра.

Очевидно, что никакой альтернативы российскому газу американцы предложить европейцам не смогут. Даже своим СПГ они при всем желании не смогли бы заменить те объемы, что поставляет Москва. Другой вопрос, что им это и не нужно.

Ведь цель вовсе не в полном вытеснении России с газового рынка (это в идеале – когда-нибудь в будущем), а в ослаблении ее позиций. А еще в сохранении любой ценой украинского транзита, ведь новый газопровод строится не только для того, чтобы увеличить поставляемый в Европу объем российского газа в Европе, но и чтобы отказаться от услуг такого ненадежного газотранзитера, как Украина.

Кстати, логика разговоров о том, что Трамп был против «СП-2» из-за газового лобби, тут работает в обратную сторону – Байден тоже будет против, но уже из-за стремления сохранить Украину в качестве безальтернативного транзитера.

И вообще, давно известно, что «Северный поток-2» – это тот редкий случай, когда между демократами и республиканцами наблюдается полное согласие и взаимопонимание. Другой вопрос, что Байден будет стремиться восстановить влияние в Европе, но отнюдь не ценой уступок по «Северному потоку-2».

Конечно, торопиться нам некуда: до тех пор, пока есть контракт с Украиной, а в Европе переизбыток газа и общее падение спроса на углеводороды из-за кризиса. Но вопрос решать придется. И сталкиваться со все новыми и новыми ограничениями, которые рано или поздно пересилят все выгоды от проекта как для России, так и для Европы, сделав его просто убыточным.

Еще раз повторю, надеюсь, что все эти ходы рассчитаны и продуманы наперед. Чтобы дело и впрямь не обернулось «трубой»…

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1222
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика