Русский язык в Киргизии на перепутье - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 14.05.2021 |

Русский язык в Киргизии на перепутье

Статус русского языка в Киргизстане – одна из самых политизированных тем, поднимаемых всякий раз, как в стране назревает политический кризис и запускается очередная программа поиска национальной идентичности. Не удалось обойти ее стороной и в уходящем году, объявленном Перекрестным годом России и Киргизстана: смена политической власти и подготовка одиннадцатой за 29 лет суверенитета республики конституционной реформы вновь актуализировали вопрос о лишении русского языка статуса официального.

Тему закрыли, однако никто не сомневается в том, что поднята она будет еще не раз, учитывая взрывной потенциал вопроса.

Дать свою оценку происходящему, подискутировать о перспективах русского языка в Кыргызстане в аспекте современных геополитических процессов и путях сохранения русскоязычного пространства в условиях современных кризисных процессов 15 декабря в режиме онлайн и оффлайн собрались более 70 участников научно-практической конференции «Русский язык в Кыргызстане: прошлое, настоящее, будущее», организованной Институтом русского языка Кыргызско-Российского Славянского университета имени первого Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина.

Открывший встречу ректор университета Владимир Нифадьев подчеркнул, что официальной позицией вуза и созданного на его базе в феврале текущего года Института русского языка остается укрепление в республике киргизско-русского билингвизма, являющегося для народов Киргизстана непреходящей ценностью и насущной необходимостью. «В этом нет никакого ущемления национального достоинства и прав, – подчеркнул ученый. – Так сложилась история, география, мировая экономика, процессы развития мировой и национальных культур».

Ректор КРСУ В.И. Нифадьев

Эту мысль поддержал посол Российской Федерации в Киргизской Республике Николай Удовиченко. Отметив, что вопрос сохранения русского языка в Киргизии в свете современных, активно развивающихся интеграционных процессов важен для обеих стран, дипломат подчеркнул необходимость создания в республике условий для гармоничного использования русского и киргизского языков, в частности предоставления гражданам возможности выбора языка обучения и углубленного освоения второго языка. В этом, считает он, «залог будущего страны».  

На ситуации острого дефицита русскоязычного образования в Киргизии заострил свое внимание руководитель представительства Россотрудничества в Киргизстане Виктор Нефёдов. По его словам, Киргизия отличается от других бывших союзных республик тем, что все без исключения слои ее общества заинтересованы в изучении русского языка. Между тем государством общественный спрос не удовлетворяется. «Россия крайне заинтересована в том, чтобы в Киргизии знали русский язык, – отметил спикер, – однако решать за суверенное государство эту проблему не имеет полномочий. Единственное, что в наших силах, – подставить союзной республике плечо в виде гуманитарной помощи».

По официальным данным ведомства, в текущем учебном году России удалось в 3 раза увеличить объем поставок в Киргизию сертифицированных учебников по общеобразовательным школьным предметам. Серьезным подспорьем остается деятельность основанного в республике при поддержке российской стороны издательства «Аркус», ориентированного на выпуск качественных учебников для школ с киргизским, русским, узбекским и таджикским языками обучения. Конструктивное влияние на качество педагогической практики в Киргизии оказывают также регулярно проводимые представительством Россотрудничества курсы повышения квалификации учителей. Ежегодно увеличивается количество квот, предоставляемых киргизстанцам на поступление в российские вузы.

«Однако, если качество школьного образования продолжит ухудшаться, – заключил дипломат, – поступление станет невозможным. А это уже серьезная геополитическая проблема».

О том, что перспектива потери Киргизией русского языка реальна, отметила в своем выступлении президент Общества кыргызстанских преподавателей русского языка и литературы, профессор Замира Дербишева.  Несмотря на то, что правовые гарантии для сохранения русского языка в Киргизстане в отличие от других постсоветских государств, по ее мнению, можно назвать более оптимистичными, его настоящее и будущее обуславливается множеством других факторов. К примеру, в отдаленных регионах, где сконцентрировано 80% населения страны, русский язык уже фактически вышел из употребления. Более того, наметилась тенденция к сужению русскоязычного пространства в столице страны  Бишкеке, остающемся островком русского языка в республике.

«Единственной сферой, где еще ощущается востребованность русского языка, – подчеркнул докладчик, – остается звено высшего образования. Заменить его в академической сфере кыргызским языком не представляется возможным в силу того, что последний находится еще на стадии формирования. Таким образом, пока сохраняется русский язык, живет кыргызская наука».

Ускоряет процесс монолингвизации, несмотря на высокий спрос населения на русскоязычное образование, по оценке участников конференции, множество факторов: разрушение русскоязычного пространства, обусловленного миграционными процессами; сокращение часов на изучение русского языка в школах и вузах; отказ государства от традиционного приоритетного направления обучения учащихся языковым правилам (орфографии, пунктуации) и переориентация на обучение практической речевой деятельности. Однако корень проблемы, по мнению профессора Кыргызско-Российского Славянского университета Ларисы Хопёрской, кроется в законодательно-правовых нормах, регулирующих языковые отношения в республике.

Так, в 2013 году в закон «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики» был добавлен пункт, позволяющий органам местного самоуправления принимать нормативно-правовые акты исключительно на государственном языке при условии проживания на территории соответствующей административно-территориальной единицы преобладающего числа лиц, владеющих государственным языком. Это стало возможно, считает эксперт, благодаря изъятию из Конституции КР редакции 2010 года пункта «о недопущении ущемления свобод и прав граждан по признаку незнания государственного или официального языка».

Дискриминационным докладчик назвал постановление правительства КР от 21 ноября 2017 года «Об установлении уровня знания государственного языка государственными гражданскими служащими и муниципальными служащими, занимающими административные должности…», призванное дать оценку профессиональной компетенции работников. В то же самое время никаких норм, определяющих требования к владению официальным языком, современное законодательство Киргизии не устанавливает.

Спустя год подобного рода диспропорция возникла в сфере высшего и среднего профессионального образования: согласно постановлению правительства КР от 11 июня 2018 года, владелец «государственного сертификата уполномоченного государственного органа по государственному языку с учетом системы “Кыргызтест” об уровне владения государственным языком» получает при одинаковых количествах баллов преимущества перед тем, кто таковым не располагает. Подобных сертификатов об уровне владения официальным языком не предусмотрено.

«Таким образом, современная внутренняя политика, включая довольно жесткие требования государства к владению государственным языком, никоим образом не регулирует свое отношение к языку официальному, – подвела итог сказанному докладчик. – Мало сохранить статус русского языка, его необходимо наполнить определенным содержанием, которое должно иметь нормативно-правовое и институциональное сопровождение».

Оценку такого рода политике дал сын выдающегося советского киргизского поэта и драматурга Джоомарта Боконбаева член-корреспондент НАН КР, профессор Кулубек Боконбаев. «Пропагандируемый с высоких трибун под лозунгами самоидентификации и развития кыргызского языка национализм, – заявил ученый, – влечет за собой уничтожение русского языка, языка культуры и падение кыргызского общества в средневековье. Ограничившись знанием кыргызского языка, мы потеряем доступ не только к русскому, но и другим иностранным языкам, изучение которых осуществляется преимущественно через русский, обречем Кыргызстан на энтропию – смерть. Таких примеров в истории сотни».

Между тем уже сегодня, считает декан факультета русской филологии Ошского государственного университета Гулипа Мадмарова, потворствуя укоренению в республике одноязычия, «государство несправедливо лишает значительную часть молодежи, проживающей в отдаленных регионах Кыргызстана, доступа к качественному образованию». «Мир открыт тому, – напомнила она, – кто сможет овладеть новыми знаниями через овладение мировыми языками».

Тот факт, что русский язык остается для киризстанцев самым доступным мировым языком, отмечали все без исключения участники конференции. Так распорядились дальновидные предки современных киргизов, более 200 лет назад связавшие судьбу своего народа с многонациональной Россией. На русском языке в середине 19 века впервые была описана грамматика еще далекого от своей кодификации киргизского наречия и сделаны первые записи фрагмента из эпоса «Манас» – «Поминки по Кекетаю». На русском языке закладывались основы киргизской науки и получили образование ученые и государственные деятели, стоявшие у истоков киргизской государственности. Русский язык стал языком Победы над фашизмом и историческим носителем понятных на всем постсоветском пространстве взаимопереводимых смыслов.

Заслуженная артистка КР Шайгуль Алсеитова исполнила «Монолог Каныкей» из эпоса «Манас» на русском языке

Весь этот спектр обстоятельств, а также тот факт, что к началу 90-х годов 20 столетия фактически все население страны являлось двуязычным, по словам экс-председателя Конституционного суда КР Чолпон Баековой, и стали основанием для наделения русского языка в 2001 году статусом официального. «Устанавливая сегодня одноязычие, – подчеркнула она, – мы проводим черту между коренным населением страны и некоренным, представленным более чем 80 нациями, и наносим вред, прежде всего, себе, лишаясь зрелых умов, вынужденных покидать родной Кыргызстан и приносить пользу чужой стране. Поэтому государству необходимо сконцентрироваться на полнокровном преподавании обоих языков и сделать так, чтобы каждый в Кыргызстане чувствовал себя полноценным гражданином».

Сделать Киргизстану правильный выбор, считает проректор по науке Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина (г. Москва) Михаил Осадчий, будет проще, если отвлечься от языка эмоций, метафор и политики и обратиться к языку цифр. Так, согласно исследованию «Индекс положения русского языка в мире», проведенному Институтом русского языка, русский язык занимает 8-е место в мире по численности говорящих на нем людей, 4-е – по количеству международных организаций, в которых язык является официальным или рабочим, 2-е – по количеству сайтов сети Интернет и 5-е – по числу публикаций в международных научных базах данных.

Все верно. Главное, осуществляя арифметические расчеты, не упустить время.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1660
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика