Когда Крым наконец-то станет российским в глазах бизнеса? - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 26.10.2021 |

Когда Крым наконец-то станет российским в глазах бизнеса?

Проблема взаимоотношений России со странами Запада до 2014 года выглядела как своеобразные качели. ЕС и США, с одной стороны, были готовы мириться с растущим влиянием Москвы на международной арене, пытаясь за счет многостороннего сотрудничества создать для него определенные рамки, устраивающие западный мир. С другой – в Вашингтоне и Брюсселе ждали лишь повод для того, чтобы вновь обрушиться на Россию с критикой и снова начать давление на Москву.

Украинский майдан 2013-2014 годов и последовавшие за ним события стали переломным моментом во взаимоотношениях России и Запада, по сути, вернув их к состоянию холодной войны второй половины ХХ века. С этого времени основу европейской и американской политики стали составлять санкции, которые официально должны были как минимум разрушить российскую экономику, а как максимум принудить Москву к выполнению предъявленных ей требований. В первую очередь речь идет о Крыме, который после референдума весны 2014 года вошел в состав РФ.

Как известно, после событий «крымской весны» страны Запада начали настоящую санкционную войну против России. Евросоюз, США и, конечно, поддерживающая их Украина ввели множество различных ограничений против компаний и физических лиц, так или иначе связанных с полуостровом. В частности, европейские санкции запрещают жителям и компаниям Евросоюза покупать недвижимость или предприятия в Крыму, финансировать крымские компании или предоставлять им услуги. Кроме того, был введен запрет на заход в порты полуострова европейских круизных кораблей. Дополнительно ограничения были введены и «на экспорт определенных товаров и технологий крымским компаниям или для использования в Крыму в транспортной, телекоммуникационной и энергетической сферах и связанных с разведкой и добычей нефти, газа и минеральных ресурсов».

Не отстают от европейцев и американцы, для которых любая возможность ввести санкции против России и ее представителей уже давно стала своеобразной идефикс. При этом порой они вызывают недоумение. Например, в 2018 году США ввели ограничения в отношении крымских санаториев «Ай-Петри», «Дюльбер» и «Мисхор». В 2020 году Вашингтон даже умудрился наказать Amazon, заставив его выплатить штраф за продажу товаров жителям Крыма, Сирии и Ирана. И подобных примеров за последние годы можно привести довольно много.

Но все это не останавливает жизнь в Крыму, где в последние годы все же смогли сделать многое для развития региона. Однако инфраструктурные и иные проекты, реализованные на полуострове, например открытие Крымского моста и реконструкция автотранспортных магистралей, открытие нового аэровокзального комплекса в Симферополе, свидетельствуют не только о серьезных успехах, но и о наличии серьезной проблемы, решить которую по-прежнему не удается. Речь идет о нежелании российского частного бизнеса приходить на полуостров, что полностью перекладывает финансирование развития Крыма на плечи государства.

Известно, что до настоящего времени значительная часть российского бизнеса фактически отказывается от признания Крыма частью РФ, опасаясь западных санкций. С полуостровом, как правило, работают те компании, которые либо связаны только с рынком России, либо имеют возможность обходить санкции, пользуясь поддержкой государства. Например, когда в январе 2020 года США ввели санкции против оператора поездов дальнего следования в Крым «Гранд Сервис Экспресс», представитель российской компании сообщил, что ограничения никак не скажутся на ее работе, так как она присутствует только на российском рынке. Однако таких примеров гораздо меньше, чем прямого отказа от работы в Крыму со стороны частного бизнеса. При этом речь идет не о мелких предпринимателях, а о российских гигантах.

Ярким примером является банковская отрасль и сфера телекоммуникаций. В частности, после событий 2014 года на территории Крыма долгое время не работали крупные российские сотовые операторы так называемой большой четверки: «Билайн», «Tele2», «МегаФон» и «МТС». Жители Крыма пользовались услугами местных операторов — «Волна Мобайл», «К-Телеком» и других, в то время как крупнейшие компании предоставляли и продолжают предоставлять свои услуги за счет роуминга с территории материковой России.

Не меньшее возмущение вызывает и нежелание работать в Крыму российских банков, и в первую очередь «Сбербанка», который свернул всю свою деятельность на полуострове еще в 2014 году из-за опасения санкций. В 2017 году глава банка Герман Греф заявил, что открытие офиса в Крыму – «это вопрос всей финансовой системы страны», а возможности работать в регионе, не попав под ограничения, нет. Позже представители «Сбербанка» не раз напоминали, что вопрос возобновления работы на полуострове – чисто политический. В сентябре 2020 года первый заместитель председателя правления банка Лев Хасис и вовсе заявил, что «офисы в республике Крым мы будем открывать в тот момент, когда у нас такая возможность появится». Такой ж политики придерживается ВТБ и большинство банковских структур РФ.

       

В настоящее время вопрос о том, почему российский бизнес так неохотно идет в Крым, заключается не только в страхе перед западными санкциями. На полуострове уже не боятся работать многие компании, которые изначально были вынуждены приостановить там свою деятельность. Например, крупные ретейлеры – «Спортмастер», «Эльдорадо», «Глория Джинс», O’Stin, DNS и т. п. – сегодня открыто присутствуют в Крыму. Некоторые из российских компаний для преодоления санкций создают дочерние предприятия, изменяя привычное название: «Лоло Пицца», iVitro, «Детский Крым» и т. д.

Кроме того, на полуострове полно и иностранного бизнеса, который, казалось бы, должен больше опасаться европейских и американских санкций, чем россияне. В частности, в ряде крупных городов полуострова работают магазины, где можно приобрести продукцию Apple и Adidas, несмотря на множество проверок и претензий, которые предъявляют этим компаниям украинские власти. Работают здесь и супермаркеты Metro Cash & Carry (подразделение немецкой Metro AG), «Ашан» (французская корпорация Holding Auchan SA), Novus (владельцы из Литвы) и пр. Инициаторы санкционной политики не раз уже устраивали скандалы вокруг участия крупных мировых корпораций в различных проектах, реализуемых на полуострове. В частности, немецкий концерн MAN поставлял на судостроительный завод «Залив» в Керчи дизельные генераторы, Siemens – газовые турбины для строящихся электростанций Симферополя и Севастополя, а крупнейшее австрийское архитектурное бюро Coop Himmelb(l)au участвовало в строительстве культурно-образовательного кластера на мысе Хрустальный. И таких примеров за последние годы можно привести немало.

Поэтому возникает закономерный вопрос: почему, в отличие от иностранных компаний, российский бизнес боится активно работать в Крыму?

Ответ в данном случае далеко не однозначный, так или иначе, ситуация сегодня иная, нежели семь лет назад. Москва за последние годы сделала серьёзный упор на развитие региона за счет сил бюджета, однако практически не уделяла серьезного внимания поддержке частного бизнеса. Все попытки заставить российские организации работать в Крыму напоминали лишь кнут, в то время как «пряника» не было вовсе. Однако даже попытки чиновников пугать отечественный бизнес наказанием за исполнение западных санкций на территории РФ не смогли заставить корпорации расширять свою деятельность на территории полуострова. Оказалось, что российский бизнес умеет считать деньги и оценивать риски, а патриотизм, которым политики пытались привлечь в Крым коммерсантов, для большинства из них находится далеко не на первом плане.

По всей видимости, в правительстве наконец поняли, что старые методы не дадут необходимых стране результатов и решили менять тактику. Об этом, в частности, свидетельствует появившийся недавно законопроект, разработанный Минэкономразвития и позволяющий российским компаниям анонимно работать на полуострове и обходить санкции за счет создания здесь особых административных районов с собственным правовым режимом. Однако и здесь возникает проблема, которая в будущем может привести к нежелательным результатам: бизнесу, желающему прийти на полуостров, будет разрешено работать только в Крыму, а минимальная сумма инвестиций должна составлять не менее 150 млн рублей, которые будут направлены на развитие инфраструктуры, туризма, санитарно-курортного лечения и т. д. Такое жесткое ограничение, как считают многие аналитики, не будет способствовать приходу на полуостров крупных инвесторов, которым придется придумывать дополнительные схемы, позволяющие им работать в регионе в ограниченных сферах.

В сложившихся условиях приходится признать, что, хотя Россия, действительно, научилась жить под постоянным давлением, однако ее частный бизнес оказался не готов к противостоянию с Западом на стороне государства. Российским корпорациям еще только предстоит пройти сложнейший путь превращения в национальные компании, в которых их интересы будут неразрывно связаны с целями и задачами государства. И от того, насколько быстрым станет данный процесс, зависит скорость развития не только отдельных регионов, в том числе и Крыма, но и всей России.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1639
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика