COVID-тест: чем запомнится Казахстану коронакризис - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 18.09.2021 |

COVID-тест: чем запомнится Казахстану коронакризис

В отличие от обычной болезни, необычный вирус не прощает ошибок руководству страны. Но всё-таки сегодня главная особенность не в том, как Казахстан пережил год с COVID-19, а в том, как коронакризис изменил страну и его граждан.

COVID-19 добрался до Казахстана с опозданием, когда в Европе, США и других странах уже активно выявляли заболевших граждан. 11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения признала коронавирус пандемией, а 15 марта в Казахстане ввели чрезвычайное положение (ЧП). В республике закрылись школы и торгово-развлекательные центры, сотрудники государственных учреждений и частных компаний перешли на удалённый режим работы, ограничивалось движение транспорта, а власти призывали население не покидать свои дома без острой необходимости. 

Режим ЧП должен был продлиться месяц, но затянулся до 11 мая. Мера позволила избежать лавинообразный рост заражения и стабилизировать уровень заболеваемости на уровне 300 случаев в сутки. Но сохранить статус-кво не удалось. Уже в середине года врачи забили тревогу, т. к. в больницах не хватало коек, а в аптеках – лекарств. В итоге в августе власти ввели локдаун. На этот раз ограничения носили умеренный характер. Людям разрешалось покидать дома, но обязательным атрибутом стало ношение медицинских масок.

Сегодня в сутки по стране регистрируют 1000-1500 новых случаев COVID-19. Хотя Казахстан далеко не лидер по заболеваемости коронавирусом, ситуация остаётся тревожной. Особенно в Алматы и Нур-Султане. Не так давно власти южной столицы обратились к частным клиникам с просьбой развернуть ещё 1000 коек для заболевших COVID-19 граждан. В свою очередь в Управлении общественного здравоохранения Нур-Султана сообщили, что «загруженность (больничных. – Ред.) коек составляет 63%». В связи с этим санитарные власти двух мегаполисов ввели ограничения на работу ТРЦ, городских рынков.

Повторюсь: главный интерес представляет вопрос не о том, как Казахстан пережил год с COVID-19, а о том, как пандемия изменила страну. Тем более что эксперты не раз повторяли, что после коронакризиса мир не будет прежним. Сильное влияние пандемия оказала на экономику. В 2020 году ВВП сократился на 2,6% и достиг уровня 2% (в 2019 году рост ВВП составил 4,5%). При этом, по словам министра национальной экономики РК Руслана Даленова, наблюдались и положительные тенденции. «Произошло качественное изменение структуры экономики. В 2020 году выросла доля обработки в общем объеме промышленности на 9,4 процентных пункта, с 39,4% в 2019 году до 48,8% в 2020 году», – сообщил он в начале текущего года.

Однако за оптимистичным выступлением министра скрывались тревожные тенденции. По данным бюро национальной статистики Агентства по стратегическому планированию и реформам, внешнеторговый оборот в 2020 году снизился по сравнению с 2019 годом на 13% – до 85 млрд долларов. Но удалось сохранить положительное сальдо в объёме 8,85 млрд долларов. При этом экспорт сократился на 19,1% и составил 46,95 млрд долларов, импорт – на 4,1%, достигнув значения 38,1 млрд долларов. Сильное влияние на торговлю оказали противопандемические меры, к которым прибегали все страны, а также сокращение спроса на энергоресурсы в мире в 2020 году. 

Снижение товарооборота наблюдалось со странами ЕАЭС, который составил чуть менее 20 млрд долларов. При этом экспорт упал на 13,5% и достиг 5,5 млрд долларов, а импорт – на 7,3%, составив 14,1 млрд долларов. Отрицательное сальдо в торговле с государствами ЕАЭС у Казахстана наблюдалось и прежде. Но похоже, что коронавирус укрепил тенденцию. Снижение торговли на 4,6% наблюдалось и с основным партнёром – Россией. Основной причиной министр торговли и интеграции РК Бахыт Султанов и министр экономразвития РФ Максим Решетников в ходе встречи в феврале назвали противопандемические ограничения. При этом чиновники выразили надежду, что с улучшением эпидемиологической обстановки «торговый оборот между странами сможет выйти на траекторию устойчивого роста». Но не факт, т. к. в ЕАЭС имеются и другие причины, сдерживающие взаимную торговлю. 

Коронакризис оказал давление на малый и средний бизнес (МСБ), доля которого в ВВП страны не превышала 30% (для справки: в странах ОЭСР этот показатель – 45-65%). Если в июле 2020 года число предприятий достигало 164,3 тыс., то в январе 2021 года – 159,7 тыс. Казалось бы, незначительное падение. Но реальную картину иллюстрирует рост на 23% количества временно неактивных МСБ – 120,5 тыс. предприятий. Если пандемия усилится, то позиции малого и среднего бизнеса ухудшатся, а планы правительства РК увеличить к 2025 году его долю в ВВП до 35% будут отброшены. Не стоит забывать и о том, что тенденция приведёт к снижению класса собственников, что удручающе выглядит на фоне заметного участия государства в экономике страны.

Негативного сценария удалось избежать во многом благодаря поддержке государства, которое оказывало МСБ в разгар коронакризиса. В январе-августе 2020 года на эти цели из бюджета было выделено 6 трлн тенге, что составляет 8,5% ВВП РК. Кстати говоря, положительный эффект признали глобальные рейтинговые агентства. В феврале текущего года агентство Moody’s присвоило Казахстану допандемический «позитивный» статус «Baa3», в марте Standard & Poor’s подтвердило кредитный рейтинг страны «BBB-/A-3». Кстати, аналитики этого агентства в сентябре 2020 года отмечали, что роль нефти как драйвера экономики снижается. «В 2020-2022 годы ненефтяной сектор продолжит быть ведущим фактором восстановления и роста национального производства», – говорилось в сообщении S&P.

Негативное влияние COVID-19 сказалось и на рынке труда. Уровень безработицы вырос с 4,8% в 1-м квартале 2020 года до 5% во 2-м квартале. Как сообщил в августе прошлого года министр труда и социальной защиты РК Биржан Нурымбетов, во время пандемии число зарегистрированных безработных выросло в 8 раз – с 26,9 тыс. человек в феврале до 219 тыс. в августе. Гуманитарного коллапса и бунта «пустых кастрюль» удалось избежать благодаря трудоустройству. «Например, количество вакансий увеличилось в 8,5 раза. За семь месяцев 330 тысяч безработных нашли себе работу, из них 57% – это постоянные рабочие места», – отметил Б. Нурымбетов,

Коронакризис сильно повлиял и на миграцию. Отток населения из страны за прошлый год снизился в два раза. Если в 2019 году Казахстан покинуло 45 тыс. человек, тем самым был достигнут 17-летний максимум, то в 2020 году – 29 тыс. Снижение мобильности связано с противоэпидемическими мерами и явно носит временный характер, поскольку основные социально-экономические причины, формирующие «чемоданные настроения» у населения, скорее всего сохранятся. Об этом говорит соцопрос Международной исследовательской компании Ipsos, который был обнародован в августе 2020 года. Большинство казахстанцев продолжает депрессировать рост цен на продукты питания – 77%, экономическая ситуация – 69%, коронавирус – 64%, инфляция – 51%.

В 2020 году COVID-19 подстегнул инфляцию, которая составила 7,5% и достигла максимума 2017 года. Но это усреднённый показатель. Так, по оценке главы Нацбанка РК Ерболата Досаева, «годовой рост цен на продовольственные товары ускорился с 11,4% в январе до 11,6% в феврале (2021 года. – Ред.)». Рост цен, пояснял главный банкир страны, связан с сохранением дисбаланса на отдельных товарных рынках ввиду ограниченного предложения во внутреннем рынке, а также с ростом цен на мировых товарных рынках и цен отечественных производителей.

Ещё в конце 2020 года эксперты ranking.kz писали, что доля расходов на продукты питания в общей сумме расходов домохозяйств достигла 53,2% (в странах ОЭСР население тратит на еду 10-20% дохода). Индикатор сигнализирует не только о снижении тонкого слоя среднего класса, который и в прежние годы оставлял желать лучшего, но и о росте социально уязвимых категорий граждан. По данным Министерства труда и социальной защиты РК, во 2-м квартале 2020 года доходы ниже прожиточного минимума имело 5,7% населения, или 1 млн 69 тыс. человек. Представители Всемирного банка ранее также выразили беспокойство по поводу роста бедности, отметив, что тенденция перечёркивает 20-летние усилия, усиливает неравенство и снижает качество человеческого капитала.

Реакцией на рост инфляции, ухудшение социальных показателей, стало требование президента РК усилить самодостаточность экономики. «Текущая ситуация наглядно подтвердила известную истину: продовольственная безопасность – ключевой элемент безопасности государства в целом», – отметил в сентябре 2020 года Касым-Жомарт Токаев. Он призвал правительство «развивать новые переделы в промышленности на основе имеющейся мощной сырьевой базы». Кроме того, половина расходов бюджета на 2021 год пришлась на социальную сферу. Подобная мера обещает снизить негативное влияние пандемии, которая наблюдалась в минувшем году.

Коронакризис снова заставил обратить внимание на «отложенные» проблемы. Выступая в июле 2020 года, К.-Ж. Токаев возложил ответственность за новую вспышку вируса на чиновников. Пандемия показала, что нынешнему госаппарату трудно справиться с вызовами, тем более глобального характера. В то же время одно не стало другому помехой. «Пандемия и перевод большинства сотрудников госорганов на режим удаленной работы показали, что госаппарат можно и нужно сокращать», – заявил президент.

О сокращении числа чиновников в Казахстане говорят не первый год. Сам факт указывает на то, что процедура требует не столько снижения штата госслужащих, сколько серьёзных административных реформ, способных остановить бюрократическую волокиту и повысить ответственность чиновников за проделанную ими работу.

COVID-19 заставил пересмотреть отношение государства к науке, медицине, образованию и информационно-коммуникационному рынку. Тем более что определённые успехи имелись. В 2020 году специалистами была разработана собственная вакцина. Как сообщила в январе 2021 года директор НИИ проблем биологической безопасности Комитета науки МОН РК Кунсулу Закарья, «вакцина QazCovid-in создана не на пустом месте. С 1958 года НИИ разработал около 70 видов вакцин против опасных и особо опасных инфекций. QazCovid-in разработана на основе надёжной и проверенной временем технологии». По её словам, препарат проходит третью фазу испытаний, в которой участвуют три тысячи человек.

По мере развития коронакризиса в весе прибавил рынок цифровой торговли. Только за первые 9 месяцев 2020 года объем покупок e-commerce вырос вдвое, также наблюдалось сокращение наличной оплаты. Но главный приоритет – развитие информационных технологий. Как отметил президент РК, в течение пяти лет на эти цели нужно привлечь 500 млрд тенге (свыше одного млрд долларов) инвестиций.

По оценкам специалистов, коронакризис дал стимул развитию IТ-сферы. «Так, по данным Комитета статистики РК, прирост казахстанского IТ-рынка по итогам первого полугодия 2020 года составил 855 млн долларов, это более 30% от общего объема всего IТ-рынка Казахстана», – сообщил менеджер департамента в области развития ИКТ и инноваций АО «Холдинг "Зерде"» Санжар Кикимов изданию «Капитал».

* * *

Год с COVID-19 стал сложным и противоречивым для Казахстана. Коронакризис, с одной стороны, усилил негативные тенденции, которые наблюдались в предыдущий период. С другой стороны, открываются новые возможности для развития перспективных секторов экономики. Но, говоря о контрастах года COVID-19, всё-таки не стоит забывать и высокую цену, которую пришлось заплатить за халатность и беспечность. В 2020 году коронавирус унёс жизни 2284 казахстанцев, среди них было немало и ярких личностей.

Читайте нас в: Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1971
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика