Придет ли туризм на подмогу интеграции? - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 05.08.2021 |

Придет ли туризм на подмогу интеграции?

Туризм является важной частью международного экономического, культурного и гуманитарного сотрудничества, разумеется, занимая важное место в экономиках стран евразийского пространства. Хотя в минувшем 2020 году туристический бизнес из-за пандемии понес большие потери, продвижение туристических продуктов осталось одним из приоритетных направлений развития экономики.

В 2021 году государства – члены Евразийского экономического союза приступили к разработке конкурентоспособных совместных туристических маршрутов. Также будет прорабатываться вопрос о создании единого информационного ресурса о туристических маршрутах и объектах, утверждении рекомендаций по стандартам качества предоставления туристических услуг.

Для обеспечения условий функционирования и развития ЕАЭС было решено дополнять интеграционные процессы новыми направлениями, которые бы использовали имеющийся потенциал. В связи с этим в «орбиту» интеграции вовлекли, в частности, туризм. Одним из 11 стратегических направлений развития евразийской экономической интеграции до 2025 года, утвержденных в конце 2020 года, стало расширение экономического сотрудничества в области образования, здравоохранения, туризма и спорта. Об этом рассуждали на днях известные казахстанские специалисты в рамках очередного заседания экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Туризм и спорт как факторы интеграции: состояние, проблемы, перспективы».

* * *

Ранее на территории СНГ регулирование международного туризма рассматривалось в рамках сотрудничества в гуманитарной плоскости. Так, в Уставе СНГ туризм указывается среди основных целей гуманитарного сотрудничества. В Договоре о ЕАЭС, подписанном в 2014 году, туризм упоминался лишь косвенно, в одной из статей о создании и функционировании свободных экономических зон. Со временем начались высказываться мнения о том, что отсутствие социально-гуманитарной компоненты ослабляет ЕАЭС, делает его более восприимчивым к негативному внешнему воздействию. Новые направления социально-гуманитарного сотрудничества государств – членов Союза впервые были определены Декларацией о дальнейшем развитии интеграционных процессов в рамках ЕАЭС, принятой в 2018 году и спустя два года обрели свое воплощение в Стратегии ЕАЭС - 2025.

Несмотря на то, что в условиях пандемии фокус движения сместился на внутреннее развитие, то есть турист поехал по своей стране, а внешний туризм остается проблематичным, для стран – участников ЕАЭС последний способен стать одним из объединяющих факторов. Функционирует наднациональный орган – Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК), которая будет регулировать экономические взаимоотношения государств в сфере организации туристической деятельности на уровне Союза. Где в то же время участники, взаимодействующие в сфере туризма, смогут избежать проблем, связанных с таможенными процедурами и налоговыми ставками.

«Что касается туризма, то я, как гражданин страны, не входящей в обсуждаемое нами интеграционное объединение, вижу, какие преимущества имеют граждане стран ЕАЭС, а их не имею, – подчеркнул профессор Казахстанско-Немецкого университета Рустам Бурнашев. Интеграция должна создавать возможности, а дальше люди ими могут либо пользоваться, либо нет. Например, около двух лет назад я участвовал в одном мероприятии на российском Алтае, маршрут был через Москву. Я как не гражданин стран ЕАЭС создал определенные проблемы для организаторов. Меня надо было зарегистрировать, оформить соответствующие документы. А в динамике перемещения по приграничному региону это создает дополнительные сложности. При этом с участниками из Армении и Кыргызстана организаторам работать было гораздо проще. Не стоит забывать, что, когда мы говорим о поддержке евразийского туризма, у него по факту имеется облегчение, которого за рамками ЕАЭС уже нет».

К тому же ситуация развивается таким образом, что ряд государств так называемого дальнего зарубежья в связи с возможным введением COVID-паспортов, наличием других препятствий, могут быть для многих туристов еще несколько лет недоступны. Тем временем осторожные перспективы выстраивания туристических взаимоотношений на евразийском пространстве уже видны. Например, российское правительство сделало бессрочным въезд в страну для граждан стран ЕАЭС. Для этого нужно установить мобильное приложение «Путешествую без COVID-19», предназначенное для свободного и безопасного перемещения граждан стран ЕАЭС внутри Союза во время пандемии коронавируса. В нем должен быть предоставлен отрицательный тест на коронавирус. Недавно в число стран, граждане которых могут въехать в Россию бессрочно, помимо Армении и Беларуси, вошел Кыргызстан. Осталось дождаться присоединения Казахстана к этому проекту.

Еще в ноябре прошлого года Казахстан предложил интегрировать туристические отрасли постсоветских стран, пострадавших в результате пандемии COVID-19. Как сказал премьер-министр РК Аскар Мамин, в новых условиях ряд стран уже активно занимается адаптацией национальных туристических секторов к конкуренции в новых реалиях. В начале года казахстанская Национальная палата предпринимателей «Атамекен» собирала туроператоров страны, чтобы обсудить, какие совместные маршруты и проекты можно запустить с коллегами из стран ЕАЭС. Главным проблемным вопросом оказалась необходимость урегулирования пересечения государственных границ. К тому же перспективы ближайшего открытия межгосударственного автобусного и железнодорожного сообщения совсем неочевидны.

«В вопросах туризма наблюдается та же ситуация, как и в других сферах, которые ранее не входили в периметр евразийской интеграции, – заявил экономический обозреватель Сергей Домнин. – Экономики наших стран настолько организационно похожи, что даже если они не движутся в одном направлении, не развиваются по одним правилам, то происходит некая взаимная корректировка».

По данным эксперта, в минувшем году в постсоветских странах въездной туризм сократился в диапазоне от 70% до 90%. Неслучайно в большинстве из них турбизнесу были предоставлены меры поддержки, например налоговые льготы. «Где-то даже были прямые вливания, – подчеркнул он. – Например, в Узбекистане доплачивали за определенное количество въезжающих туристов. В России также действовала норма, по которой можно было получить компенсацию (кэшбек). Проблема была в том, что чередовались периоды локдаунов и относительно свободного въезда. И синхронизировать это даже для такой гибкой отрасли, как туризм, достаточно тяжело. В Казахстане, например, локдаун действовал в самый разгар туристического сезона».

Очевидный путь развития – это разработка совместных евразийских туристических маршрутов, считает Сергей Домнин. Но проблема состоит в том, что таких направлений между странами ЕАЭС не очень много из-за географических особенностей. «Имеется удобная туристическая дестинация на границе Казахстана и Кыргызстана, где относительно недалеко друг от друга крупнейшие города своих стран Алматы и Бишкек, горы и озеро Иссык-Куль, – напомнил экономический обозреватель. – Похожая картина на границе Казахстана с Российской Федерацией на Алтае. Здесь удобно развивать направления туризма, связанные с путешествиями на природе: хайкинг, пешие туры – по всему миру они обретают популярность. Всемирная туристическая организация рекомендует сейчас на них сделать упор. Еще одной точкой совместного развития туризма может быть культурно-исторический кластер на границе Костанайской и Челябинской областей, вокруг довольно известного древнего города Аркаим и так называемой «страны городов» эпохи бронзы. Но везде нужно заниматься вопросами облегчения процедур пересечения границ и логистикой, поскольку пространства большие».

Важно, уверен эксперт, чтобы евразийские планы, когда их начнут спускать сверху, учитывали бы заинтересованность местного турбизнеса. Он и так сегодня достаточно слаб, особенно в регионах. «Обороты въездного туризма в Беларуси, Казахстане и Кыргызстане, думаю, и до пандемии были достаточно маленькими. Эти направления необходимо как-то продвигать и загружать», – указал он.

Действительно, еще до пандемии между некоторыми странами вообще не было организованного туристического потока, достаточно было посмотреть на отсутствие предложений у турфирм на направлениях Армения – Беларусь, Казахстан – Армения, Кыргызстан – Беларусь и т. д. Поток туристов из России в другие страны ЕАЭС превышал число реальных туристов из государств Союза в Россию. Хотя, как отметила на заседании президент ОФ «Центр социальных и политических исследований "Стратегия"» Гульмира Илеуова, согласно прошлым данным социологического исследования «Евразийский барометр», Россия как туристическое направление интересовала большое количество казахстанцев. Если посмотреть данные за последние несколько лет, примерно пятой части опрошенных граждан Казахстана хотелось бы в туристических целях посетить Россию, в особенности Москву и Санкт-Петербург, а также некоторые другие регионы. При этом в России лишь 5% респондентов интересовались туристическим Казахстаном.

«Ситуация с развитием туризма как фактора интеграции и его неразвитость тесно связана с тем, что мы сами внутри своих стран недостаточно понимаем экономику туризма и не можем никак ее сделать более эффективной, – убеждена социолог. – У Казахстана и России есть другие большие статьи доходов типа продажи сырья. Поэтому туризму труднее придать мощный импульс, как в некоторых других странах, где своей нефти нет, а теплое море и древняя история есть».

Конечно, в странах ЕАЭС инфраструктура туризма не настолько продвинута, чтобы рассматривать данную сферу как конкурентоспособную в мировом масштабе. Однако в ряде стран, имеющих богатый опыт развития туризма, существуют примеры подходов к распределению полномочий и решению задач в данной сфере, осталось только имплементировать их опыт.

«Часто приводят в пример создание за относительно короткое время очень успешной туристической отрасли в Турции, – напомнил заместитель главного редактора газеты «Аргументы и факты – Казахстан» Сергей Козлов. – Понятно, что не обошлось без использования иностранных инвестиций. Турки создали разветвленную сеть отелей, построили отличные дороги, реконструировали старые достопримечательности. Та же Анталья, еще недавно бывшая труднодоступным городком, совершенно преобразилась».

«Проклятие ресурсов не всегда распространяется на сферу туризма, – убежден казахстанский журналист, режиссер, музыкант Олег Белов. – Объединенные Арабские Эмираты тому достойный пример. Хочется напомнить афоризм: продавать нужно не природные ресурсы, а возможность ими любоваться».

«Туристический сектор Арабских Эмиратов продемонстрировал многократный рост за последние годы, – разъяснил директор Института мировой экономики и международных отношений Акимжан Арупов. – Это стало результатом интенсивного развития государства с привлечением большого количества иностранных инвестиций и диверсификации ресурсоориентированной экономики. Диверсификация источников дохода в ОАЭ стала стратегической задачей. Страна использовала свои природные ресурсы для развития инфраструктуры и сектора услуг, став туристическим направлением высшего класса, привлекающим миллионы гостей со всего мира».

Что же касается одного из важных плюсов евразийского туризма – общего языкового пространства, то, по мнению Олега Белова, важно его не растерять. «Распространенность русского языка позволяет туристам комфортно ощущать себя в странах ЕАЭС, – считает он. – В условиях пандемийного карантина будут еще долго ограничены возможности поездок в дальние страны. Посещение государств ближнего зарубежья станет и дешевле, и организационно легче. Важно использовать это время для активизации совместной деятельности».

Владислав Юрицын, политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net, резюмировал дискуссию цитатой французского философа Альбера Камю: «Когда начинается война, мнения, не принимающие ее в расчет, начинают звучать неверно». «Мы, рассуждая о туризме, стараемся обойти тему коронавируса, а он от него весьма пострадал, – сказал эксперт. – Когда в конце лета 2020 года карантин облегчили и дали возможность посетить природные достопримечательности в горах Заилийского Алатау, я был в той соскучившейся толпе, которая двинулась по туристическим маршрутам. Гид во время посещения Кольсайских озер рассказывал, что до пандемии сюда приезжало множество автобусов с туристами из России, а теперь почти все туристы местные. Сейчас почти нет автобусного и железнодорожного сообщения со странами ЕАЭС, авиаперелеты дороги и ограничены. Это удар в спину туризма. Да что там говорить, съездить к родственникам, друзьям не получается».

Красоты Кольсайских озер

«Для начала, – убежден Владислав Юрицын, нужно снимать все эти ограничения, вернуть в нормальное состояние инфраструктуру пассажирских перевозок хотя бы между странами ЕАЭС. Инвестиции в туризм важны, но какой в них пока смысл, если ты не всегда можешь попасть из точки А в точку Б?»

Читайте нас в: Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1959
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика