После выборов 11 апреля Кыргызстан может преобразиться - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 16.05.2021 |

После выборов 11 апреля Кыргызстан может преобразиться

Референдум и местные выборы должны сильно изменить страну, обновить институты управления, перестроив всю властную вертикаль. Роль президента повысится, а парламента – ослабнет. При этом возрастет значимость местных органов власти за счет прихода туда влиятельных политиков.

За несколько недель до выборов, которые состоятся в ближайшее воскресенье, партии по традиции заклеили города своими баннерами, в которых обещают, что именно они избавят население от всех проблем. Денег на избирательную кампанию никто не жалеет, такого ажиотажа в связи с местными выборами в Кыргызстане еще не было.

Одновременно с местными выборами состоится референдум о поправках в Конституцию, согласно которым у парламента заберут часть его полномочий, снизится и число самих депутатов. Вакуум власти должен заполнить президент и, по задумке, наконец-то навести порядок в стране, обеспечив таким образом стабильность и экономический рост.

Политолог из Бишкека Бакыт Бакетаев в интервью «Ритму Евразии» рассказал об изменениях, которые ждут Кыргызстан после 11 апреля.

– Бакыт Кушбекович, чем закончится референдум по поправкам в Конституцию?

– Не нужно быть прозорливым прогнозистом, чтобы понять, что на референдуме за вносимые поправки проголосует подавляющее большинство избирателей. Потому что только часть жителей городов, журналистов, политологов, политиков, активистов, юристов и пр., читали текст Конституции. Остальное население эту Конституцию, увы, даже в глаза не видело.

Сейчас у президента Садыра Жапарова в народе по-прежнему большой авторитет. Люди возлагают на него большие надежды, поэтому, на мой взгляд, избиратели поддержат его инициативу по изменению Основного закона.

Происходящее сейчас в стране мне напоминает времена Пиночета в Чили в хорошем смысле этого слова. Очевидно, что президент вместе со своим другом Камчыбеком Ташиевым хочет в ручном режиме сделать Кыргызстан богатой и процветающей страной.

Для достижения этой амбициозной цели он планирует единолично управлять страной, а не надеяться на какой-то парламентаризм, какое-то общественное мнение, общественное сознание. Сейчас в Кыргызстане на эти абстрактные вещи надежды нет. Наша будущая Конституция, скажем прямо, – диктаторская, но с хорошими целями.

Именно поэтому я полагаю, что Жапаров и Ташиев решили вдвоем сделать из Кыргызстана среднеазиатское Чили – богатую, свободную, в будущем либеральную страну. Конечно, Пиночет к власти пришел с кровью, поэтому к негативным сторонам его правления прибегать не нужно, а сосредоточиться только на позитивных аспектах.

– В Кыргызстане всегда была сильная оппозиция, как другие политики отнесутся к таким методам управления?

– Это вопрос на сегодняшний день остается открытым. Пока непонятно, поддержит или нет наша политическая и бизнес-элита эти поправки в Конституцию. Тем не менее на сегодняшний день складывается впечатление, что референдум успешно состоится. Дальше останется наблюдать, каким образом будет складываться экономическая политика. Если бизнес-элита останется довольной, то и народ на протесты поднимать будет некому.

Я лично с президентом и Ташиевым пока не встречался, поэтому не могу знать их планы, это лишь моё предположение. Думаю, они планируют в таком диктаторском режиме поруководить лет пять-десять и привести страну к законности и порядку. А потом уже разрешать какие-то либеральные вещи, пока же у нас либерализма маловато.

При новой Конституции всем будет командовать президент. Ни парламент, ни местные органы власти, ни правительство не смогут составить ему конкуренцию. Таким образом, Жапаров сосредоточит в своих руках все реальные рычаги управления страной. Все министерства, ведомства, бизнес-круги, политические круги должны будут делать так, как скажет президент. Об этом он сам заявил откровенно, сказав, что не будет прикрывать кем-то другим, а будет лично принимать все решения.

Раньше президенты чем-то прикрывались – демократической ширмой, парламентом, тем, что якобы суд независимый и т. д. В мировой практике политика Жапарова чем-то напоминает действия Пиночета, в результате Чили на сегодняшний день стала одной из самых развитых стран Южной Америки.

Пока же открытым остается вопрос: смогут ли они с Ташиевым удержать ситуацию под контролем? В Кыргызстане сильны кочевые (коллективные) традиции в принятии решений.

Местные выборы

– Одновременно с референдумом в Кыргызстане пройдут выборы в местные органы власти. Чем важны эти выборы, почему к ним такое ажиотажное внимание?

– Ничем особым эти выборы не важны. Кандидаты сами не могут понять, для чего им это нужно. Они думают, что смогут что-то решать. На самом деле, ничего решать они не будут, все ключевые решения будут исходить от администрации президента. Зачем они так усердно рвутся в городские кенеши, непонятно, может, по инерции. Возможно, хотят таким образом решать какие-то мелкие проблемы, лоббировать свои бизнес-интересы.

Если смотреть на эти выборы со стороны крупных политических партий, то некоторые из них таким образом репетируют выборы в Жогорку Кенеш этой осенью. Поэтому они стремятся впихнуть своих депутатов в местные органы власти, таким образом узнают свой электорат, выяснят реальную поддержку на местах.

Получается такая тренировочная избирательная кампания с прицелом на будущие парламентские выборы. Хотя, как говорил ранее, даже большие партии не смогут принимать ключевые решения, поскольку вся реальная власть окажется у президента.

– Возникли опасения, что после выборов возможна дестабилизация, поскольку ряд партий обвинили партию «Ата-Журт Кыргызстан» в использовании административного ресурса.

– На этих выборах работает скорее не административный, а финансовый ресурс. Опять идут подкупы, подарки от многих партий. Наш народ к этому привык. Очень мало людей, всего несколько процентов, будут голосовать по политическим мотивам. Остальные получат немножко денег, подарки и проголосуют за «спонсоров».

Того административного ресурса, как было раньше, сейчас нет. Партии, близкие к администрации президента, используют в своих целях личные связи, бравируют перед другими этим знакомством. Можно ли это называть административным ресурсом? Сложно сказать.

Если говорить о дестабилизации, то пока для нее сильных предпосылок нет. Разве если на горизонте возникнет новый дестабилизирующий фактор, например военный конфликт, который закончится неудачей, – резюмирует Бакетаев. – Но этого очень бы не хотелось.

Закономерный итог

Другой эксперт из Кыргызстана Денис Бердаков считает, что новая Конституция является итогом политики последних десятилетий.

– Денис Михайлович, каких изменений кыргызстанцам ждать от новой Конституции?

– В первую очередь там закладывается ряд изменений, которые усилят президентскую власть. Грядут очень серьезные перемены в балансировке властных институтов, в дальнейшем ожидается переписывание законодательной базы для соответствия новой Конституции.

Это будет закономерный итог 30-летней политики Кыргызстана. На очередном витке развития мы осознанно пришли к пониманию того, что сильная президентская власть – это шанс на быстрое и качественное изменение внутренней политики. Усиления президентской власти на данном историческом этапе это – неизбежность. И я считаю, это является плюсом.

Стране остро необходима стабильность, последовательность. Только так можно привлечь инвесторов, которым нужно давать серьезные гарантии. Без этого ни о каком возрождении экономики, а вследствие этого – пополнении бюджета, повышении зарплат, говорить невозможно. Инвесторы могут зайти лишь под гарантии какого-то конкретного института власти. В данном случае – института президента.

Из минусов можно выделить то, что данная реформа проходит в период мирового экономического кризиса, который захлестнул Кыргызстан и в целом Центрально-Азиатский регион. В прошлом году из-за пандемии мы попали в глубокую яму, из которой будем выбираться еще два-три года.

Согласно социологическим опросам, экономика для людей превалирует над политикой. Поэтому, с другой стороны, пока все заняты экономическими проблемами, есть время для системной перестройки политических институтов. В будущем, когда начнется реальная работа по выходу из кризиса, станет понятно, справляются ли новые властные институты или нет.

Также произойдет серьезное изменение информационной политики, так называемой ценностной политики. Постмодерн, который за последние лет двадцать активно пытаются навязать в самых разных точках мира, вызывает неоднозначную реакцию.

Происходит столкновение разнонаправленных ценностей. С одной стороны, традиционная культура, традиционный быт, а с другой – ультрановая концепция норм поведения, строение и формирование семьи вступают между собой в глубокий конфликт. Это общемировая проблема. Ответом на нее будет внесение в Конституцию КР патриотической, ценностной составляющей нашей политики.

Медийная дестабилизация

– А в чем особенность местных выборов? Почему столько влиятельных политиков захотели стать депутатами местных органов власти?

– Во-первых, это уменьшение полномочий у Жогорку Кенеша, у которого станет меньше возможностей влиять на формирования правительства, а также влиять на денежные потоки. Соответственно, снизится сам статус депутата ЖК. Поэтом весь серьезный локальный бизнес (строительный, торговый, транспортный) пошел в местные кенеши, которые в Кыргызстане обладают довольно широкими полномочиями, в том числе избирают мэра города. Соответственно, эти места стали интересны даже тем людям, которые раньше играли на уровне парламента, сейчас они готовы спуститься на уровень ниже.

Вторая причина заключается в том, что на этих выборах нет четко обозначенной партии власти. На выборах нет системного административного ресурса. Каждая группа политиков тянет одеяло на себя. В целом у большинства партий есть какой-то свой отдельный ресурс, но в целом государственная машина на какую-то одну партию не работает.

Это создает мощнейшее поле для конкуренции. В избирательные кампании вливаются большие деньги, появляется много партий. Идет жесткая, интересная медийная борьба.

– Возможна ли дестабилизация после 11 апреля?

– Медийная, да. Какие-то выступления будут, все это завязано опять же на экономике, серьезном падении уровня жизни населения, многие действительно опустились до уровня бедности. В таких условиях людей легко поднять на протесты, но на этом фоне мы видим высокий уровень поддержки президента. Тем не менее локальные протесты голодных людей вполне возможны. Однако на ближайшие полгода я не вижу предпосылок для каких-то глобальных потрясений.

А вот к парламентским выборам осенью может сложиться более сложная ситуация, поскольку мы вступаем в период сложных, быстрых политических решений.

Читайте нас в: Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1631
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика