С5+1: Центральная Азия по образцу Латинской Америки? - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 25.09.2021 |

С5+1: Центральная Азия по образцу Латинской Америки?

В мире известно множество форматов дипломатического и политического диалога между различными странами мира. Служат они не только для выработки совместных позиций по тем или иным вопросам, но и в ряде случаев для того, чтобы глобальный или региональный гегемон мог без посредников и свидетелей довести свою позицию до тех, кто должен «взять под козырёк». «Четвёрки», «пятёрки», «семёрки», «восьмёрки»… Есть уж и вовсе экзотические позиции – вроде «5+2» для молдавско-приднестровского урегулирования.

В таких формулах изначально забит различный вес участников переговоров. Как говорил главный герой комедии «За двумя зайцами», «мы это что-то одно, а вы – что-то другое». К этому типу переговорных формул относится созданный США формат общения с постсоветскими республиками Центральной Азии – С5+1.

Дружба против России и Китая

Хотя официальным годом создания геополитического проекта формата С5+1 считается 2015 г., когда госсекретарь США Джон Керри запустил диалог на уровне министров иностранных дел пяти стран Центральной Азии и Вашингтона, возник формат не на пустом месте. За десять лет до этого бывший джазовый музыкант и директор американского Института Центральной Азии и Кавказа Стивен Фредерик Старр озвучил концептуальный проект «Большая Центральная Азия», целью которого должна была стать переориентация региона на сотрудничество с Южной Азией со свёртыванием всех видов кооперации с Россией и Китаем. До этого же с момента получения среднеазиатскими республиками независимости американская политика в регионе руководствовалась доктриной Тэлботта, советника госсекретаря США по делам постсоветского пространства, и основной целью её была организация добычи в регионе нефти американскими компаниями, а также создание экспортной инфраструктуры для поставок природных ресурсов на Запад.

Идеи администрации Барака Обамы подхватили последующие «поколения» Госдепартамента, работавшие и при Дональде Трампе, и теперь при Джозефе Байдене. Встречи глав внешнеполитических ведомств США и стран Центральной Азии с тех пор проводятся ежегодно. Характерно, что и сам формат был создан и несколько лет проводился в Нью-Йорке, его секретариат функционирует в Госдепартаменте США, а все административное управление проектом осуществляется американцами единолично. Даже казахстанские прозападные СМИ в самом начале его существования не скрывали, что проект «в большей степени представляет собой формат «1+С5» и являет собой «очередную структуру, предложенную внешним актором, стремящимся вовлечь государства ЦА в свою орбиту влияния».

Реальную же причину формирования С5+1 озвучил член Совета по международным отношениям США и британского Международного института стратегических исследований Ариэль Коэн: «С учётом роста сотрудничества России и Китая, экспансии ШОС и реализации «Одного пояса – одного пути», которые реформатируют Евразию, Штаты не могут позволить себе сидеть и просто наблюдать». Его мнение относительно того, «против кого дружит» Вашингтон с центральноазиатскими республиками, подтверждает американский эксперт по ЦА Брюс Панниер: «Главная роль США сейчас – помочь созданию баланса между Китаем, Россией и Западом».

У каждого акына своя музыкальная партия

Если первое время встречи министров иностранных дел проходили гласно и обсуждавшиеся на них вопросы не составляли тайны, то с 2019 г. ситуация изменилась: теперь это закрытые мероприятия, о которых публикуются только официальные релизы. А они, как хорошо известно, зачастую специально делаются такими, «чтобы никто ничего не узнал». Характерен и тот факт, что подобная практика началась с визита заместителя государственного секретаря США по политическим вопросам Дэвида Хейла в Нур-Султан, где встречу министров иностранных дел формата С5+1 принимал только что избранный президентом Касым-Жомарт Токаев. Пожалуй, после этих переговоров с Токаевым, в ходе которых обсуждались «другие стратегические моменты», и начался разворот Казахстана в сторону США и «спиной» к России.

Пандемия коронавируса внесла коррективы в заседания С5+1. И в 2020, и в 2021 гг. они проходили в формате видеоконференций. Год назад американскую сторону представлял глава Госдепа Майк Помпео, а 23 апреля 2021-го – Энтони Блинкен, ещё в 2015 г. стоявший у истоков этой неформальной организации. Именно он, настаивая на переориентации Центральной Азии на рынки Запада и её южных соседей, предлагал постсоветским центральноазиатским республикам «путь к достижению долгосрочной устойчивости, стабильности и процветанию» по «модели роста и государственного управления» государств Латинской Америки и Южной Азии. Неизменной осталась засекреченность конкретной тематики и хода обсуждения важнейших вопросов встреч формата.

Подводя итоги последней встречи, состоявшейся 23 апреля, официальный сайт Госдепартамента отделался сообщением о том, что Блинкен и главы МИД пяти стран обсудили мирное урегулирование в Афганистане, восстановление после пандемии COVID-19, изменение климата, а также анонсировали двухлетний проект в поддержку женского бизнеса на всей территории Центральной Азии. Плюс отметили 30-летнюю годовщину военной поддержки стран Центральной Азии США.

Узбекистанский МИД, кроме того, упомянул об обсуждении последствий для экосистемы и биоразнообразия Центральной Азии катастрофы Аральского моря. Таджикистанский – отметил вопрос противодействия международному терроризму и экстремизму. Туркменские СМИ, больше ссылаясь на официальный сайт Госдепартамента, чем на информацию собственного министерства иностранных дел, рассказали о желании своего министра «рассмотреть возможность формирования научно-экологических кластеров и провести серию обучающих тренингов с участием американских экспертов». По сведениям из Киргизии, её министр «подчеркнул важность реализации конкретных инвестиционных проектов между Кыргызстаном и Афганистаном при содействии США».

Уже привычными восторженными дифирамбами в адрес Вашингтона, рассказывая о встрече 5+1, разразились казахстанские официальные представители МИД: «Примечательно, что она состоялась в первые 100 дней президентства Джо Байдена, что говорит о том, что Центральная Азия остаётся в фокусе внимания новой администрации США. По нашему мнению, с Вашингтоном будет продолжено активное сотрудничество в сферах, представляющих взаимный интерес для стран ЦА и США». В общем, каждый общими словами поёт о том, что его больше всего волнует, туману много, а конкретики – никакой.

В огнедышащей лаве любви

Все наблюдатели сходятся к тому, что одним из важнейших вопросов совещания был обещанный Вашингтоном вывод к сентябрю этого года войск из Афганистана. В связи с общими границами ряда стран с этой страной, а также ростом влияния радикалов-исламистов на внутренние дела государств Центральной Азии вопрос злободневный. И сомнений в том, что Штаты «уйдут, но останутся», нет никаких: не для того Америка три десятилетия наращивала присутствие в регионе, чтобы сегодня всё пустить на самотёк. Поэтому, уходя, она предпринимает усилия, уговаривая постсоветские среднеазиатские республики на размещение на их территории своей военной базы.

Идеально было бы разместить такую базу в Туркмении, Узбекистане или Таджикистане, чтобы оперативно оказывать воздушную поддержку проамериканскому правительству Афганистана и «своим» исламистам. Но… Таджикистан держится на российской военной помощи, Туркмения категорически против присутствия на собственной территории любых иностранных контингентов, а Узбекистан уже имел американскую авиабазу, но потом отказал США в её размещении.

Киргизия менее удобна, на её территории тоже была авиабаза США, но в этой стране сильно влияние не только России, но и Китая, «против которого» и затеяна «дружба» в рамках С5+1. Учитывая же крайне нестабильную политическую обстановку в стране, перенасыщенность её западными НКО и агентами влияния Америки, а также «привычку» решать политические проблемы путём организованных Западом госпереворотов, вариант для Вашингтона вполне перспективный.

Наиболее отдалённым от Афганистана является Казахстан, но в геополитическом плане для целей, с которыми создавался формат С5+1, он даже более перспективен, чем все остальные государства региона. С аэродрома в Южном Казахстане до самых удалённых районов Афганистана примерно то же самое расстояние – около 1500 км, как и до промышленных районов Урала, где сосредоточена значительная часть российской «оборонки». Учитывая же «вспыхнувшую как молния» страсть официального Нур-Султана к США, в том числе и в сфере военно-технического сотрудничества, а также всё нарастающий количественно и качественно вал совместных американо-казахстанских военных учений, появление американской военной базы в РК не кажется фантастикой.

Не зря алмаатинский политолог Руслан Жангазы откровенничает: «Россия является нашим стратегическим союзником только «на бумаге». Другой разговор – задумываются ли в Акорде о последствиях «вулкана страстей», которые охватят Казахстан в процессе сближения с Вашингтоном?

Оперативно сработали!

Примером практической реализации курса США в Центральной Азии, разработанного Стивеном Старром и реализуемого с момента создания С5+1 Энтони Блинкеном, является недавно полыхнувший пограничный конфликт между двумя странами-участниками последнего совещания проекта. Причём бросается в глаза то, как оперативно в Ферганской долине отреагировала на встречу С5+1 некая «третья сторона», которую политолог Марс Сариев назвал «глобальным игроком, который в скором будущем станет известным».

Ещё за несколько дней до начала горячей фазы конфликта полномочный представитель правительства Кыргызской Республики в Баткенской области Омурбек Суваналиев говорил: «Мы чувствовали, что на границе будет провокация. Похищение двух парней в Лейлеке, ноты министерств, фейковая нота МИД РТ – это цепь событий. Есть силы, заинтересованные в обострении». Немедленно было задействовано мощное информационное сопровождение, причём не местных СМИ, а украинских и прибалтийских, которые захлёбывались от восторга, что между двумя странами ОДКБ началась война.

Небезынтересна в этом плане та часть информации о заседании С5+1, что ещё до начала «водного» конфликта в Ферганской долине была обнародована туркменским МИД, признавшимся, что на встрече с Блинкеном затрагивался и вопрос водораздела между странами ЦА. «Заявлена чёткая позиция Туркменистана о том, что водные вопросы в Центральной Азии следует решать на основе общепризнанных норм международного права, с учётом интересов всех стран региона и при участии международных организаций», – официально сообщило внешнеполитическое ведомство.

Нет ни малейшего сомнения, что явно спровоцированный пограничный конфликт был направлен на подрыв доверия стран Центральной Азии к России и ОДКБ, членами которого являются в т. ч. Киргизия, Таджикистан и Казахстан. Суть аргументов, которые собирались озвучить силы, стоящие за провокаторами, проста: ОДКБ и её наиболее мощное звено не способны поддерживать мир в регионе, значит, этим должны заняться США. Уйдя из Афганистана, они просто «обязаны» остаться для «поддержания мира» в соседних с ИРА государствах. И окончательно превратить формат С5+1 в 1+С5.

Именно об этом и о том, какими методами будут добиваться США реализации своей доктрины «Большой Центральной Азии», следовало бы задуматься центральноазиатским государствам. Нужны ли им новые «Ферганские долины» и инициированные извне «революции», если глава Госдепартамента видит их новой Латинской Америкой и Южной Азией со всеми присущими этим регионам «прелестями»?

Читайте нас в: Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2414
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика