ПМЭФ-21: Евразийский союз – незыблемый фундамент Большой Евразии - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 18.09.2021 |

ПМЭФ-21: Евразийский союз – незыблемый фундамент Большой Евразии

Состоявшийся в первой декаде июня с. г. Санкт-Петербургский международный экономический форум впервые с 1997 года, то есть за всё время проведения, чётко обозначил интеграционные ориентиры Евразийского союза. И одновременно продемонстрировал готовность ЕАЭС и Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) к формированию обширной зоны свободной торговли.

Последнее тем более важно, так как АСЕАН-регион остаётся среди мировых лидеров по темпам экономического роста, экспорта капиталовложений и развития внешней торговли.

В связи с этими факторами многие зарубежные эксперты и сегодня отмечают, что ПМЭФ в полной мере засвидетельствовал растущую роль Евразийского союза в мирохозяйственных отношениях. Это проявилось, прежде всего, в ходе состоявшейся 4 июня сессии форума: «ЕАЭС – успехи и вызовы интеграции, новая парадигма развития».

Тональность дискуссии на сессии обозначил председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Михаил Мясникович. Он подчеркнул, что ЕАЭС приступил к перезагрузке интеграционных процессов в регионе Союза. Это обусловлено приоритетностью конкретных сегментов интеграционного сотрудничества стран-участниц.

В свою очередь, эти направления чётко отражены в недавно утвержденных «Стратегических направлениях развития евразийской экономической интеграции до 2025 года» и в плане по их реализации. Что, соответственно, требует, по словам М. Мясниковича, перенастройки работы ЕЭК и в целом ЕАЭС.

Глава ЕЭК уточнил, что означенная перенастройка нужна, чтобы «принимать интеграционные нормативно-правовые акты прямого действия в рамках Комиссии и ЕАЭС». Только за прошлый год таких актов, нацеленных на реализацию, в том числе интеграционных возможностей бизнеса стран-членов, было принято до 250.

М. Мясникович особо подчеркнул в этой связи, что стимулом для столь комплексной работы является положительная динамика торговых связей в ЕАЭС-регионе, несмотря на известные экономические последствия пандемии COVID-19.

Что касается конкретных интеграционных документов, прорабатываемых в настоящее время, глава комиссии выделил cоглашение об общем рынке газа и о внедрении электронных навигационных пломб. Последнее, по словам М. Мясниковича, обеспечит беспрепятственное перемещение товаров как внутри ЕАЭС, так и в экспортных поставках из этого региона. 

Кроме того, в рамках ЕЭК предложено разработать евразийскую программу импортозамещения, нацеленную в первую очередь на индустриализацию экономики и, соответственно, экспорта стран Союза. Но такая программа, по мнению М. Мясниковича, должна основываться отнюдь не на изоляции союза от мирохозяйственных связей, а на обеспечении конкурентоспособности экономик стран-участниц, как и равноправного их участия в международном разделении труда.

Схожие оценки интеграционных приоритетов ЕАЭС высказал на сессии Алексей Оверчук, зампредседателя правительства РФ. Он также акцентировал внимание участников на проводимой работе по устранению торговых барьеров в ЕАЭС.

Данный вопрос актуален для Союза хотя бы потому, что, по ряду профильных оценок, при отсутствии различных торговых барьеров внутри Союза объемы взаимной торговли в ЕАЭС-регионе могли бы быть на треть выше, чем в 2020 – начале 2021 г.

В основном аналогичные оценки были высказаны и главой РСПП Александром Шохиным, модератором евразийской сессии. По его мнению, целесообразно ускорить темпы формирования общих рынков товаров, а также рынков перевозочных и других видов услуг в ЕАЭС-регионе. Что, помимо очевидных внутрисоюзных выгод, повысит также эффективность зон свободной торговли Союза с другими странами.

Многие конкретные вопросы евразийской интеграции отразил в своем выступлении Сергей Глазьев, министр по интеграции и макроэкономике ЕЭК. Он напомнил, в частности, что в ориентирах макроэкономической политики Союза заложен прирост ВВП в 5% в год, что «в 1,5 раза выше, чем планируют национальные правительства». Такой результат, по мнению С. Глазьева, можно обеспечить за счет дальнейшего развития научно-технической, промышленной и общеэкономической кооперации.

Особое внимание министр уделил новым формам финансирования интеграционных программ. Например, «можно бы для кредитования создавать в Союзе пулы кредитных ресурсов» (к примеру, это имеет место в Евросоюзе, БЕНИЛЮКСе, АСЕАН, Карибском сообществе, Южноафриканском таможенно-экономическом союзе. – Ред.). Тем более это актуально, так как, по словам министра, размер бюджета ЕАЭС не позволяет финансировать в полной мере межгосударственные интеграционные программы.

Предложение было поддержано Николаем Подгузовым, главой правления Евразийского банка развития (ЕАБР). В ближайшие 3-4 года портфель проектов, финансируемых ЕАБР, планируется увеличить с нынешних 4,5 до 9-10 млрд долл. По имеющейся информации, основные вопросы по созданию кредитных пулов планируется решить в ЕАЭС до конца текущего года.

Не осталась в стороне и тема сопряженности интеграционных трендов в Большой Евразии. Так, Игорь Ротенберг, глава совета директоров ООО «Национальные Телематические Системы», акцентировал внимание на готовности Китая к интегрированию его транспортной инфраструктуры с той же инфраструктурой ЕАЭС. По мнению И. Ротенберга, этот общеевразийский проект вполне можно реализовать к 2024 году, «если синхронизироваться с документооборотом и технооснащением дорог обеих сторон».

Речь идет о формировании, по договоренностям тех же сторон (2017-18 гг.), комплексного транзитного коридора КНР–ЕАЭС–европейское зарубежье не позднее второй половины 2020-х. Такой проект позволит минимум на треть повысить ежегодные грузотранзитные доходы стран Евразийского союза.

Отражением мирохозяйственной значимости ЕАЭС стало предложение, высказанное на евразийской сессии Карин Кнайсель, экспертом Еврокомиссии, экс-министром иностранных дел Австрии. Она призвала «к активному диалогу Евросоюза и ЕАЭС». Поскольку между этими блоками имеется немало взаимовыгодных, притом долговременных секторов взаимодействия. А для их освоения «требуется использовать все варианты для успешных переговоров по сотрудничеству». С этим мнением согласились все участники сессии.

Возвращаясь к тематике зон свободной торговли, отметим, что С. Глазьевым в ходе той же сессии анонсированы предстоящие уже в ближайшее время переговоры по ЗСТ между ЕАЭС и АСЕАН. Комплексный базис такой зоны – это уже имеющиеся ЗСТ Союза с Вьетнамом и Сингапуром, проводимые (с 2020-21 гг.) консультации ЕЭК по той же зоне с Индонезией и Камбоджой.

По оценке министра, АСЕАН – самый активный и стратегически важный партнер из всех региональных структур, с которыми взаимодействует Евразийский союз. Плюс к тому, АСЕАН, по словам С. Глазьева, близкая к оптимальной интеграционная структура, где «немного формальностей и минимум бюрократизма».

При этом в данном блоке выделяются высокая взаимодополняемость экономик, высокие темпы развития и внедрения технологических инноваций. Отмечено, что в пользу создания данной ЗСТ говорят также высокие темпы развития торговли между ЕАЭС и АСЕАН, заинтересованность бизнеса Юго-Восточной Азии в инвестиционном партнерстве с Союзом.

Аналогичные оценки высказали генеральный секретарь АСЕАН Дато Лим Джок Хой (Бруней), посол Таиланда в РФ Самиват Вонгсинсават, министр торговли Индонезии Мухаммад Лутфи. Суть их оценок сводилась к тому, что обе стороны, образно говоря, уже созрели для создания обоюдной зоны свободной торговли.

Напомним, в этой связи, что АСЕАН с середины 2010-х имеет беспошлинный торговый режим с Китаем (исключая примерно 10% ассортимента взаимной торговли). Этот фактор с учетом развивающегося сопряжения ЕАЭС с евроазиатским проектом КНР («Один пояс – один путь»), будет способствовать формированию максимально обширного экономического пространства Большой Евразии.

А к такому пространству примыкает и Иран, и не только в связи с ускоренным формированием ЗСТ этой страны с ЕАЭС, но и ввиду соглашений Ирана с КНР (март с. г.) о 25-летнем (!) партнерстве – межотраслевом, торговом и инвестиционном.

Словом, ПМЭФ-21 вполне предметно подтвердил всё более важную роль Евразийского союза в общемировой экономике. Что, разумеется, повышает и геополитическую значимость ЕАЭС.

Читайте нас в: Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1341
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика