Почему Белоруссия приостановила участие в «Восточном партнерстве» - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 27.09.2022 |

Почему Белоруссия приостановила участие в «Восточном партнерстве»

Белоруссия приняла решение приостановить свое участие в инициативе ЕС «Восточное партнерство» («ВП»), сообщила пресс-служба МИД республики. В ноябре прошлого года на фоне ухудшения отношений с ЕС министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей заявил, что Минск понижает до экспертного уровень участия в инициативе «Восточное партнерство» из-за политизированного подхода партнеров. В мае в связи с расширением санкций против Минска он же отметил, что на фоне ужесточения санкций против РБ может потерять смысл ее участие в «ВП».

Белоруссия была включена в программу Евросоюза «ВП» 7 мая 2009 года. Согласно декларируемым намерениям, эта программа ставила целью углубление всестороннего сотрудничества ЕС с РБ на равноправной и недискриминационной основе. Словами о равноправии и недискриминации прикрывалась особая, не афишируемая, но очень важная задача «ВП» – контроль над транзитной инфраструктурой на территории Белоруссии, Украины, Молдавии и Приднестровья, посредством которой осуществляется транзит энергоносителей из России на Запад. Благодаря ему участники «ВП» обречены превратиться для Евросоюза в источник дешевых ресурсов, включая трудовые, рынки сбыта не самой качественной продукции из ЕС и буфер между Россией и объединенной Европой.

Фактически Брюссель замыслил своеобразное разделение труда:   постсоветским республикам была обещана политическая самостоятельность от России в обмен на европейскую лояльность. А экономическую часть проекта должна была обеспечить Россия. Основанием для данного решения стало отсутствие тесной экономической и политической интеграции постсоветских республик, дающее внешним силам шанс на дальнейшую и окончательную дезинтеграцию этого региона с выходом на кардинальные геополитические перемены, прямо и непосредственно затрагивающие интересы Москвы.

Слабым местом программы изначально было то, что для большей части государств-участников экономические отношения с Россией (и экономическая поддержка с её стороны) носят стратегический характер. Однако идеологи проекта были уверены, что Москва станет по-прежнему выступать ресурсно-экономическим донором и это обеспечит Евросоюзу односторонние преимущества.

В свою очередь интерес к «ВП» со стороны Белоруссии был обусловлен следующими факторами:

  • Европейский союз – сосед РБ, общая граница с которым является самой протяженной;
  • согласно заявлению А. Лукашенко, «наша задача – быть соединяющим мостом между Востоком и Западом»;
  • в Европе – новые технологии, инвестиции, колоссальный интеллектуальный потенциал, т. е. все, что нужно для содействия экономической модернизации Белоруссии;
  • товарооборот РБ с Европейским Союзом составлял около 47%, и торговый баланс с плюсом в пользу РБ;
  • ЕС – один из основных потребителей белорусского экспорта.

На основании этого белорусскими властями декларировалось, что:

а) реализация их интересов в рамках региональных и субрегиональных европейских организаций – ОБСЕ, Совет Европы, Центрально-европейская инициатива, Организация Черноморского экономического сотрудничества, Совет государств Балтийского моря – будет продолжена;

б) работа по использованию в интересах Белоруссии потенциала ведущих международных финансово-экономических организаций, включая программу развития ООН, Всемирный банк, Международный валютный фонд и т. д., остается неотложной задачей;

в) активизация европейского курса на многосторонней и двусторонней основе – не временная мера, а долгосрочное, серьезное направление деятельности.

На деле «ВП» закончилось катастрофой для инициаторов программы уже через пять лет после старта. И объявил об этом официально также пять лет назад (29 января 2016 года) не кто-нибудь, а сам тогдашний глава МИД Польши Витольд Ващиковский. «Убеждение, что хорошую восточную политику можно вести через ЕС, является мифом!» – заявил глава польской дипломатии, представляя сейму доклад о ситуации и перспективах развития польской внешней политики. По мнению Ващиковского, «ВП» не заслуживает высокой оценки, поскольку программа отводила включенным в нее странам – Белоруссии, Украине, Молдове, Армении, Грузии и Азербайджану – лишь роль буферной зоны между Россией и ЕС, из-за чего «политика, принятая предыдущим правительством [Польши], закончилась катастрофой».

Инициируя программу «ВП» под «крышей» Брюсселя и Вашингтона, Варшава стремилась опередить Москву и, использовав заминки в интеграционных процессах на постсоветском пространстве, «закрепить» постсоветские республики за собой. Реализовать проект возрождения легендарной Сарматии в политическом (интеграция в рамках «четвертой Речи Посполитой») и экономическом смыслах – на энерготранзитном пространстве, которое свяжет Черное и Балтийское моря.

Белоруссию в эти расклады заманивали следующими посулами. Во-первых, возможностью извлечения выгоды по линии Запад-Восток – от статуса транзитного государства, через которое на Запад выкачивается российское сырье. Через год после начала программы «ВП», 6 мая 2009 года, после встречи с тогдашним украинским президентом В. Ющенко его белорусский коллега подтвердил готовность Минска участвовать в проектах Балто-Черноморского энергоколлектора и согласовывать транзитную политику с Киевом в отношении поставок российских углеводородов на рынки ЕС через территорию Украины и Белоруссии. Уже на следующий день глава белорусского МИД обменялся в Праге с еврокомиссаром по внешним связям и политике соседства Б. Ферреро-Вальднером вариантами текста декларации об участии Белоруссии в программе. Документы продекларировали сближение подходов РБ и ЕС в регулировании и проведении реформ в энергетическом секторе, обмен информацией об энергетических стратегиях и программах.

Во-вторых, налаживанием поставок энергоносителей, альтернативных российским. В качестве основной из наиболее вероятных альтернатив обычно называлась возможность присосаться к нефтепроводу Одесса–Броды–Полоцк–Гданьск, открывающему доступ к азербайджанской и иранской нефти Каспийского региона. Белорусской стороной были подготовлены все технико-экономические обоснования для строительства перемычки Бобовичи–Костюковичи, что по замыслу Минска должно было позволить поставлять нефть через Новополоцк на Вентспилс.

В-третьих, получением выгод по линии Север-Юг – от Черноморско-Балтийского энергоколлектора. Соответствующее трехстороннее соглашение «о развитии грузоперевозок от Балтийского моря до Черного» Белоруссия, Литва и Украина подписали через пять дней после старта «ВП» – 12 мая 2008 года в Вильнюсе. Тогда же было продекларировано намерение расширить географию данного проекта, пригласив присоединиться к нему Турцию, Азербайджан, Грузию «и другие заинтересованные государства», ЗАО «Укртатнафта» начало закупать нефть в Белоруссии, а сама Белоруссия стала стремительно наращивать экспорт нефти и нефтепродуктов через литовскую Клайпеду.

Однако объективные факторы очень скоро внесли существенные коррективы в благие намерения относительно белорусской доли в проекте «ВП», заодно еще раз напомнив, что:

1) ни одной стране в мире еще не удалось извлечь существенную выгоду из своего транзитного статуса. Причина – прибыль транзитеров отражается в цене, оплачиваемой конечным потребителем (в нашем случае – ЕС). По сути, это чисто «африканская прибыль», вроде той, что имеет Египет от контроля над Суэцким каналом. К тому же часть белорусских партнеров и прибалтийских кураторов по «ВП» постепенно теряет статус транзитных государств и не очень стремится занимать откровенно антироссийские позиции, в то время как у другой части просто нет для этого сил и ресурсов. Это было наглядно продемонстрировано еще в позапрошлом десятилетии, на т. н. энергетических саммитах в Кракове (2007), Вильнюсе (2007) и Киеве (2008);

2) нефтепровод Одесса–Броды, первоначально задуманный для транзита каспийской (азербайджанской и иранской) нефти в обход России в Центральную Европу и порты Балтийского моря недаром строился пять лет. А потом еще три года просто не был загружен. После чего пришлось запустить его в реверсном режиме, в партнерстве с Россией (через терминалы украинского порта Южный). Проблема налаживания альтернативных российским поставок энергоносителей состоит в том, что энерготранзитное «партнерство обиженных» постсоветских республик не может состояться без участия России (в том числе и потому, что без РФ к нему не проявляет интереса Казахстан);

3) в свое время А. Лукашенко сделал политический капитал, способствовавший его приходу к власти, а затем ее многолетнему удержанию на критике откровенного прожектерства врагов России и идей национал-радикалов вроде создания Черноморско-Балтийского энергоколлектора. Тогда же, т. е. почти три десятка лет назад, экономисты убедительно доказали несостоятельность подобных прожектов, для которых, помимо чисто транспортно-логистических издержек, требовалась коренная ломка технологического процесса, «заточенного» под российское сырье (технологически Мозырский и Новополоцкий НПЗ настроены именно на российскую нефть марки Urals), поиск новых рынков сбыта совершенно новых не только по качественным, но и ценовым характеристикам продуктов и т. д.

В общем, даже с сугубо экономической точки зрения «смена геополитических векторов» в рамках «Восточного партнерства» превращает все плюсы транзитного статуса и геополитического положения Белоруссии между РФ и ЕС в минусы и обрекает РБ, как и прочие постсоветские республики на превращение в захолустные задворки и Запада, и Востока. А политические события минувшего года и вовсе тормозят белорусское участие в «ВП» и прочих инициативах ЕС.

Читайте нас в: Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
4586
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», меджлис крымско-татарского народа, Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство»,  Полк  «Азов», «Айдар», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика