Казахстан: страсти по воде - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 29.09.2021 |

Казахстан: страсти по воде

В настоящее время водообеспечение Казахстана пока удовлетворяет потребности отраслей экономики и населения, но в средне- и долгосрочном периоде прогнозируется его снижение. Об этом заявил министр экологии, геологии и природных ресурсов РК Магзум Мирзгалиев.

Однако лукавит г-н министр. Уже в текущем году в ряде регионов сложилась критическая ситуация, в частности в Мангистауской и Кызылординской областях. Только в Мангистауской области из-за сильной засухи и бескормицы число голов павшего крупного рогатого скота достигло трех тысяч (по неофициальным подсчетам вдвое больше). Местные власти оказывают «максимальную помощь» пострадавшим от засухи фермерам, но кормов, распределяемых районными акиматами, не хватает. По словам президента республики К.-Ж. Токаева, «акиматами и министерством сельского хозяйства не были приняты правильные решения, не проводилась четкая системная работа».

Отметим, что современные оценки имеющихся в РК водных ресурсов весьма приблизительны. Последний раз ресурсы поверхностных вод Казахстана детально изучались в конце 60-х – начале 70-х годов прошлого столетия. С обретением независимости сеть гидропостов и метеостанций была сокращена почти на половину (чего не делали даже в годы войны!).

Еще одна причина слабого изучения водных ресурсов – отсутствие единого ведомства по управлению ими. После развала Советского Союза началось массовое реформирование органов управления. Республиканское министерство водного хозяйства преобразовали в Госкомитет по водным ресурсам, который неоднократно передавался из одного министерства в другое, причем на четвертых-пятых ролях. Так, в середине 90-х его присоединили к министерству охраны окружающей среды, затем передали в состав Минсельхоза, года два назад – в министерство экологии, геологии и природных ресурсов.

Сегодня функции бывшего Минводхоза разбросаны среди различных ведомств. Министерство охраны окружающей среды наблюдает за состоянием окружающей среды и штрафует за загрязнение вод, Минэнергетики и минеральных ресурсов изучает состояние подземных вод, поскольку они являются ископаемым минералом, Минздрав контролирует качество питьевой воды, министерство индустрии и торговли отвечает за использование водных ресурсов в промышленности. Таким образом, каждое ведомство решает свои отдельные задачи, которые в итоге затягиваются в тугой клубок общегосударственных водных проблем. Нехватка водных ресурсов грозит замедлением экономического роста всей страны.

Международные эксперты прогнозируют, что водопотребление Казахстана к 2040 г. вырастет на 56%, и дефицит водных ресурсов может достигнуть 12 км³ в год. Дефицит воды произойдет в основном вследствие роста водопотребления и падения речного стока из сопредельных государств. И это понятно. Поскольку в Казахстане порядка 40% воды поступает по трансграничным рекам из Китая, Кыргызстана, Узбекистана, России, то республика в значительной степени зависит от водохозяйственной политики сопредельных стран.

Однако если с тремя последними у Казахстана есть (пусть устаревшие и требующие обновления) межправительственные соглашения по вододелению, то с Китаем деление водных ресурсов пока никак не регулируется. Так, на реке Или на границе с Китаем возник вопрос острой нехватки водных ресурсов. В последние 20 лет сток реки уменьшился с 17,8 до 12,7 км³/год. В настоящее время водозабор из Китая в Синьцзян-Уйгурский автономный район составляет около 3,5 км³/год.

По экспертным оценкам, реализация китайских проектов приведет к тому, что к 2050 г. сток реки Или в Казахстане сократится на 40%, а ввод в строй промышленных (в основном нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих) предприятий в бассейне реки на территории Китая усугубит экологические проблемы в казахстанской части реки, которая и без того загрязнена бытовыми, сельскохозяйственными и промышленными стоками.

Разберемся с тем, как в республике используют воду. После развала Советского Союза многие населенные пункты из-за вышедшей из строя еще советской инфраструктуры лишились питьевого водоснабжения, и вода в них поставляется автоцистернами. Возник огромный разрыв между реалиями и обещаниями государственных программ. В частности, провалилась реализовывавшаяся в 2002-2010 гг. госпрограмма «Питьевая вода». Увы, жители сел и аулов по итогам программы так и не смогли получить обещанные потоки живительной и чистой влаги, которая должна была политься из их кранов.

Следующая программа «Ак-Булак», начатая в 2011 г., предусматривала к 2020 г. обеспечить качественной питьевой водой сельское население на 85%, городское – на 100%. Результаты также оказались неутешительны. Вследствие низкого уровня проектно-сметной документации, множественных коррупционных схем, многомиллиардных махинаций с бюджетами, дефицита специалистов (водных инженеров, мелиораторов, профессионалов, знающих современные технологии водоподготовки, водоподачи, строительства водохозяйственных объектов) госпрограммы были реализованы лишь на бумаге в официальных отчётах и не решили основных проблем обеспечения населения питьевой водой. Даже в городах уровень изношенности водопроводных сетей достигает 60%.

Обеспеченность водопроводной водой в целом по Казахстану оценивается на уровне 75%, но это «в среднем по больнице». На программы потрачены триллионы тенге, но водопровод доступен, согласно официальной статистике, лишь 35% сельчан. В некоторых регионах доступ к централизованному водоснабжению в селах и аулах составляет 19,5%; около 17% жителей РК используют для питья воду из открытых водоемов, а 3% пользуются привозной водой негарантированного качества.

Основные объемы (около 70%) потребляемой воды используется для орошения. Критический (до 70%) износ оросительных и ирригационных систем приводит к высоким (до половины) потерям поливной воды, снижению плодородия почв и как результат – их засолению и заболачиванию. Требуется ремонт каналов и внедрение автоматизированного управления водными ресурсами.

Перед республикой стоят задачи по сохранению водного баланса, модернизации и реконструкции водохозяйственной инфраструктуры, цифровизации, водосбережения, кадрового обеспечения и т. д. В частности, требуется значительное строительство новых ирригационных систем для увеличения орошаемых земель с текущих 1,6 до 2,2 млн га к 2025 г. и до 3,0 млн га к 2030 г.

До 2025 г. планируется провести реконструкцию более 4,5 тыс. км каналов, восстановление 29 аварийных водохранилищ, строительство 39 новых водохранилищ в 9 регионах с общим объемом 3,6 млрд м³ в год. Это позволит снизить угрозу паводковых явлений для 70 населенных пунктов, ввести в оборот 394 тыс. га новых орошаемых земель, снять зависимость от объемов воды трансграничных рек: из Кыргызстана – до 30%, Узбекистана – до 25%, Российской Федерации – до 15%.

Правда, печальная практика реализации предыдущих госпрограмм оптимизма не добавляет.

Читайте нас в: Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
5288
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика