Америка хватается за новые форматы сближения с Центральной Азией - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 24.10.2021 |

Америка хватается за новые форматы сближения с Центральной Азией

В интервью «Ритму Евразии» доцент Казанского федерального университета эксперт Института исследований Центральной Азии Альберт Белоглазов комментирует текущие политические события в ЦА и создание платформы «США–Узбекистан–Афганистан–Пакистан».

Стратегия США в Центральной Азии на 2019-2025 гг.

– В Ташкенте в формате «Страны Центральной Азии – США» («C5+1») прошла встреча глав МИД стран региона и американских госчиновников. Год назад Узбекистан и США решили преобразовать ежегодные двусторонние консультации в «Диалог стратегического партнерства», что отвечало запросам США. С какими событиями и изменениями во внутренней и внешней политике США связан переход на целостный подход Вашингтона к Центрально-Азиатскому региону? Позиционирует ли это Штаты как регионального игрока в ЦА в долгосрочной перспективе?

– Формат «С5+1» возник еще при Бараке Обаме осенью 2015 г. Это было связано с необходимостью усиления политического влияния в регионе в условиях уменьшения военного присутствия. К декабрю 2014 г. из Афганистана были выведены коалиционные войска, костяк которых составляли американские военные. Также в 2014 г. была ликвидирована последняя база в постсоветской Центральной Азии – в киргизском аэропорту Манас. Кроме того, Соединенные Штаты хотели уменьшить влияние России и Китая на регион, возросшее в тот период.

С 2015 г. начал функционировать Евразийский экономический союз, в который из стран региона вошли Казахстан и Киргизия. В том же году Китай приступил к реализации в Центральной Азии проекта «Экономический пояс Шелкового пути» (ЭПШП) – сухопутной части глобальной стратегии «Один пояс, один путь». В мае 2015 г. были подписаны два соглашения о сопряжении ЭПШП с ЕАЭС и с казахстанской программой инфраструктурного развития «Нурлы жол».

Новый импульс формат «С5+1» получил при президенте Дональде Трампе. В феврале 2019 г. администрацией Трампа была принята «Стратегия Соединенных Штатов в Центральной Азии на 2019-2025 гг.», в которой конкретизирована миссия формата «С5+1», где прямым текстом заявлено: «Тесные отношения и сотрудничество со всеми пятью странами будут продвигать американские ценности и обеспечивать противовес влиянию региональных соседей». По сути это декларация продолжения «Новой большой игры» в Центральной Азии.

Текущий этап развития формата «С5+1» связан с окончательным уходом США из Афганистана и попыткой сохранить при этом политическое влияние в регионе. Особенно важно это для США в условиях активизации военно-политического сотрудничества России со странами Центральной Азии на фоне возрастающих угроз региональной безопасности. Еще одной задачей США является переселение из Афганистана в страны региона около 9 тыс. коллаборационистов.

Однако в совместном заявлении группы «С5+1» по итогам Международной конференции «Центральная и Южная Азия: региональные связи. Проблемы и возможности» нет никаких конкретных решений или обязательств этих стран. Из девяти пунктов заявления три посвящены Афганистану и участию республик Центральной Азии в сотрудничестве с ним, но все пункты декларативны и лишены конкретного содержания.

Безусловно, поддерживая формат «С5+1», Соединенные Штаты пытаются развернуть регион на юг, ослабив его связи на севере и востоке. Но особых успехов у них здесь не наблюдается.

– Министр обороны Пентагона Ллойд Остин встречался с министром иностранных дел Узбекистана А. Камиловым по вопросам двусторонней стратегической безопасности и ситуации в Центральной Азии. Альберт Владиславович, в контексте военно-политического диалога с Узбекистаном что есть в политическом кейсе Вашингтона, по вашей оценке?

– В тот же день в Вашингтон был приглашён министр иностранных дел Таджикистана С. Мухриддин, с которым Л. Остин тоже встречался, чтобы «подтвердить стратегическое партнерство в области безопасности между Соединенными Штатами и Таджикистаном и обсудить меняющуюся ситуацию в области безопасности в регионе Центральной Азии». При этом никаких договоров в Вашингтоне А. Камилов не подписывал, а в политике и дипломатии имеют значение документы, а не слова.

Военно-политический диалог США с Узбекистаном был реально успешным в 2001-2005 гг., когда на юге республики в городе Карши функционировала первая американская база в регионе Ханабад. Узбекистан был единственным государством в СНГ, в 2003 г. поддержавшим вторжение США в Ирак. Но после Андижанских событий мая 2005 г. отношения ухудшились, и база США была ликвидирована. В дальнейшем все обращения Вашингтона о реанимации Ханабада или размещения новой базы Ташкентом последовательно отвергались.

Кстати, такие предложения были и в последнее время: после решения Байдена о прекращении военного присутствия в Афганистане в Пентагоне рассматривали вариант вывода войск в соседние страны, в первую очередь в Узбекистан и Таджикистан. Но Таджикистан как член ОДКБ должен получить на это одобрение организации, что маловероятно. На Узбекистан возлагались определенные надежды, но Ташкент вновь отказал, сославшись на законодательство, запрещающее размещение иностранных войск на его территории.

При этом министр иностранных дел Абдулазиз Камилов, как приверженец многовекторной политики, проводит много встреч с участниками «Новой большой игры» в Центральной Азии. Так, после приезда из США 6 июля 2021 г. состоялась его встреча с генсеком ШОС, 16 июля он подписал с Сергеем Лавровым и тремя коллегами из региона «Совместное заявление по итогам четвертой встречи глав внешнеполитических ведомств Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Российской Федерации, Республики Таджикистан, Туркменистана и Республики Узбекистан по ситуации в Исламской Республике Афганистан», а 17 июля провел переговоры с Верховным представителем ЕC по иностранным делам и политике безопасности Жозепом Борелем. И это говорит лишь об активной дипломатии Республики Узбекистан.

– Что вы думаете о политической конструкции Узбекистана, заточенной на сближение с Америкой? На встречах в Москве министр иностранных дел РУз заверяет, что Россия – их главный партнёр и союзник. Не станет же глава узбекского МИД отрицать, что США препятствуют вхождению РУз в ЕАЭС и что Вашингтон предупредил Ташкент о проблемах, если страна двинется в сторону Евразийского союза?

– США не являются главным экономическим партнером ни для одной из стран Центральной Азии. Пальму первенства здесь оспаривают Россия и Китай. При этом, конечно, США пытаются препятствовать вступлению как Узбекистана, так и Таджикистана в ЕАЭС. Но не стоит преувеличивать их влияние и всесилие.

Что касается Таджикистана, его острожная позиция по отношению к ЕАЭС зависит больше от сопротивления национальных элит, связанных с доходами от контрабанды и «серых схем» трансграничной торговли, чем от внешнего влияния.

А в случае с Узбекистаном движение в ЕАЭС уже началось, он получил официальный статус наблюдателя в Евразийском союзе. На мой взгляд, это первый шаг на пути к членству. Промежуточный этап понадобился в связи с двумя причинами: во-первых, там также наблюдается сопротивление части национальных элит, а во-вторых, в условиях пандемических ограничений неочевидны главные плюсы интеграции, в частности свободный выезд в Россию трудовых мигрантов.

Но экономические связи Узбекистана и России быстро развиваются. Так, товарооборот России за 2020 г. с региональными членами ЕАЭС снизился (с Казахстаном – на 2,84%, с Киргизией – на 9,14%, а с Узбекистаном вырос на 15,67%). Хотя при этом Узбекистан по-прежнему провозглашает многовекторную политику, в экономике это, прежде всего, российский и китайский векторы. Китай занимает первое место в товарообороте с ним, Россия – второе, а США даже не входят в первую десятку.

Платформа «США–Узбекистан–Афганистан–Пакистан»

– На полях состоявшейся в Ташкенте международной конференции «Центральная и Южная Азия: региональная взаимосвязанность. Вызовы и возможности» по инициативе представителей четырех стран создана консультационная платформа «США–Узбекистан–Афганистан–Пакистан». Среди участников значится политически «расчленённый» Афганистан. Россия к четвёрке не присоединилась. Аналитики критически оценивают возможности вновь созданной платформы в афганском вопросе. Но Вашингтону, как видим, понадобился данный формат с участием Афганистана и Пакистана.

– Действительн 16 июля с. г. в Ташкенте по инициативе США была провозглашена новая дипломатическая платформа с участием Афганистана, Пакистана и Узбекистана. Кто в ней будет от Афганистана? Прежде всего, представители президента Ашрафа Гани и председателя Высшего совета по национальному примирению Абдуллы Абдуллы. 25 июня оба приезжали в Вашингтон за помощью, состоялась встреча с президентом Д. Байденом, в ходе которой им и предложили, видимо, создание нового формата. Но пока в качестве его программы предлагается весьма расплывчатая формулировка: «стороны намерены сотрудничать в целях расширения торговли, построения транзитных связей, укрепления деловых связей». И потому единственное принятое решение – «встретиться в ближайшие месяцы, чтобы определить условия этого сотрудничества на основе взаимного консенсуса».

Зачем это нужно? Чтобы создать видимость политического процесса по Афганистану, с одной стороны, и увести процесс урегулирования афганской проблемы из орбиты России и Китая – с другой. Безусловно, России участие в таком формате не интересно, к тому же наше участие в нем и не предусматривалось. Есть гораздо более авторитетный формат «Расширенной большой тройки» по афганскому урегулированию: Россия, США, Китай, Пакистан, хотя и он мало что решает.

Что касается разрешения афганского вопроса путём переговоров, на мой взгляд, это возможно с помощью ШОС. Все соседи Афганистана, кроме Туркменистана, являются членами организации или, как Иран, наблюдателями, стремящимися стать членами. Афганистан также является наблюдателем в ШОС. У стран организации есть заинтересованность, авторитет и ресурсы для урегулирования афганского политического процесса, надо лишь проявить политическую волю и активность.

– Присутствие США в ЦА находит всестороннюю поддержку в регионе. Насколько Америка готова взять на себя ответственность за региональную безопасность? Или только Россия несёт ответственность за стабильность и безопасность стран Центральной Азии – регион, который является важной константой в российской политике?

– США не только не готовы, но и не желают взять на себя ответственность за безопасность постсоветских стран Центральной Азии, сделали многое, чтобы ее подорвать. Так, за время их присутствия в Афганистане наркотрафик по северному маршруту вырос более чем в 40 раз. А уходя из Афганистана, они оставляют оружие и военное снаряжение, которое достается радикальным исламистам. Так было при оставлении крупнейшей базы в Баграме в начале июля нынешнего года. Расчет у них явно на то, что волны нестабильности двинутся в зоны ответственности геополитических конкурентов – России, Китая, Ирана.

Совершенно другая позиция у России, для которой Центральная Азия – важнейший регион с точки зрения обеспечения собственной безопасности и с исторической ответственности. Со всеми государствам ЦА Москва наладила отношения стратегического партнерства, а с четырьмя из них – Казахстаном, Киргизией, Узбекистаном и Таджикистаном – имеет договоры о союзничестве. Кроме того, Россию связывает с ними общее членство в ЕАЭС, ОДКБ и ШОС.

В рамках последних двух интеграционных объединений, а также в формате двустороннего сотрудничества Россия ведет большую работу по обеспечению региональной безопасности. Укрепляются армии стран региона, поставляются техника и вооружения, подготавливаются кадры, проводятся учения. Большую роль играют 201-я российская военная база в Таджикистане (самая крупная из зарубежных баз России) и авиабаза Кант в Киргизии. Таким образом, в условиях обострения афганского фактора роль России в регионе неизбежно возрастает.

Читайте нас в: Яндекс.Дзен и Telegram

­­­­­­­­­­­­­­­__________________________

Фото: https://www.mid.ru

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2180
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика