Кто пойдет в Казахстане в разведку? Геологическую - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 24.10.2021 |

Кто пойдет в Казахстане в разведку? Геологическую

Во время недавнего рабочего визита в Мангистаускую область президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил об истощении нефтяных месторождений и сокращении добычи нефти к 2030 году. Для выхода из положения он призвал активно привлекать инвестиции в геологоразведку и поиск новых месторождений. И это понятно. В настоящее время в Казахстане фактически отсутствуют потенциальные ресурсы, позволяющие гарантированно компенсировать ожидающееся падение добычи в традиционных нефтедобывающих регионах страны.

Такая ситуация сложилась из-за нарушения баланса между приростом запасов и добычей сырья. За годы независимости добыча нефти в республике выросла более чем втрое, и если в 1992 году она составляла 25,8 млн тонн, то в 2020 году достигла 85,7 млн тонн. Чиновниками утверждается, что геологическая отрасль «обеспечила устойчивое и планомерное развитие экономики РК в переходный период». Но умалчивается, что это развитие обусловлено эксплуатацией минерально-сырьевой базы, сформированной еще в советское время. Однако этот советский резерв исчерпан, и в последние годы темпы прироста резко замедлились. А ведь так или иначе масштабный экспорт минерально-сырьевых ресурсов формирует до 70% ВВП страны. Таким образом, интенсивная эксплуатация месторождений без восполнения запасов загоняет экономику в критическое положение.

В КазССР руководство геологическими исследованиями осуществлялось созданным в 1956 г. Министерством геологии и охраны недр. Объединение в одну структуру всех геологических служб привело к резкому повышению эффективности и научно-технического уровня геологоразведочных работ, количественному и качественному росту кадров. В центральном и восточном Казахстане были открыты месторождения черных, цветных и редких металлов, на Мангышлаке крупнейшие залежи углеводородов, подготовлены к разработке уникальные нефтяное Тенгизское и газоконденсатное Карачаганакское месторождения.

С обретением независимости эта огромная минерально-сырьевая база стала основным источником пополнения бюджетных средств республики. Только в 2018 году на месторождениях Теенгиза, Карачаганака, Кашагана добыто 54 млн тонн нефти, что составило около 60% от общей добычи в стране.

Однако в какой-то момент руководство страны посчитало, что геологической отрасли не требуется существенная государственная поддержка. В 1997 году министерство геологии было ликвидировано. Вместо него создали неоднократно кочевавший по различным ведомствам Комитет геологии и недропользования, который выполнял лишь незначительную часть функций, необходимых для устойчивого развития геологической отрасли. Были ликвидированы территориальные геологические управления, расформированы многие геологоразведочные партии. К примеру, в 1970-х годах геофизическая служба Казахстана была представлена Казахским геофизическим трестом с шестью экспедициями и заводом «Казгеофизприбор», трестом «Казахстаннефтегеофизика» с четырьмя экспедициями, а также семью отдельными геофизическими экспедициями и рядом партий в составе территориальных геологических управлений. Сегодня ничего этого нет. Вся отлаженная геологическая система распалась.

Внедренные чиновниками «инновации» привели к резкому сокращению объемов геологоразведочных работ (ГРР), оттоку квалифицированных кадров, сворачиванию отраслевых исследований. Так, занимавшийся вопросами цветной металлургии Институт металлургии и обогащения АН КазССР превратили в какое-то невнятное АО «Центр наук о Земле», а единственный Институт геологических наук им. К.И. Сатпаева из академического переформатировали в ТОО и передали частной структуре «Парасат». Таким образом, была полностью уничтожена геологическая инфраструктура и вместе с ней «растворились» кадры геологов. Многие специалисты разъехались в поисках лучшей жизни, кто-то вообще ушел из профессии.

Дефицит профессионалов ощущается по всем направлениям геологии, геофизики, геохимии, не хватает и геологов-экономистов, которые умеют грамотно просчитать экономику проектов разведки и разработки месторождений. Геологическая служба деградировала вследствие постоянного недофинансирования, отсутствия современной материально-технической базы, нехватки кадров. В итоге республика практически «проела» созданный еще в советский период задел.

На такие гиганты, как Тенгиз, Карачаганак и Кашаган, рассчитывать не приходится. Во-первых, они разрабатываются по соглашениям о разделе продукции, которые не предусматривают поставки нефти на отечественные НПЗ. Во-вторых, в тенгизском проекте доля Казахстана составляет 20%, в кашаганском – 16,8%, в карачаганакском – всего 10%. Остальные казахстанские месторождения уже прошли пик добычи, коэффициент извлечения нефти на них колеблется в пределах 35%. Особенно напряженная ситуация сложилась в Южно-Эмбинском, Южно-Торгайском, Актюбинском регионах, где резко сокращается добыча в силу естественного ее падения на старых месторождениях. Идет процесс «вымирания» старых промыслов.

Поиск и разведку месторождений отдали на откуп инвесторам. Несмотря на подписание большого количества договоров в области геологоразведки и нефтедобычи, это не привело к притоку необходимого количества капитала и открытию крупных промышленных запасов, поскольку ГРР осуществляются с крайне малыми затратами. Сегодня страна занимает одно из последних мест по инвестициям в геологоразведку – около 7 долларов на 1 кв. км, что почти в 30 раз меньше, чем, к примеру, в Канаде.

Геологическое изучение недр – процесс длительный и рискованный. Компаниям выгоднее приобретать уже разведанные месторождения или доли участия в проектах по добыче. Прирост запасов получают в основном за счет переоценки и доразведки известных месторождений. Так, если в Китае каждый год открывают около тысячи месторождений, то в Казахстане подобная статистика давно устремилась к нулю.

К настоящему времени значительная часть территории страны разделена на сотни «наделов» – контрактных территорий различных компаний. Однако недропользователи не всегда предоставляют контролирующим органам геолого-техническую информацию о результатах проведенных работ в полном объеме. Причем проверить достоверность этих данных практически невозможно.

Инвесторы, пользуясь отсутствием в стране современных кернохранилищ и имеющих сертификацию по международным стандартам лабораторий, вывозят пробы для проведения исследований в Австралию, Канаду, США, Россию, Кыргызстан (подразделение лаборатории Alex Stuart). В результате Казахстан не только утрачивает контроль за информацией о собственных ресурсах, но и порой не имеет к ней доступа. Таким образом, геологическая наука РК оказалась на положении побирушки.

В геологической отрасли накопился ворох проблем, среди них – хроническое невосполнение запасов, нехватка современных технологий и необходимой инфраструктуры для ведения ГРР (лабораторий, научно-исследовательских институтов, развитой сети сервисных компаний), хромающая законодательная и нормативно-техническая база.

Возникает естественный вопрос: кто же в сложившейся ситуации должен заботиться об интересах государства? Как преодолеть бардак, существующий в геологоразведке? Чиновники, ссылаясь на некий западный опыт, стремятся проводить изучение недр за счет иностранных инвестиций. Но последние не являются спонсорским подарком, а требуют весьма дорогостоящего возмещения. Во многих случаях ГРР дешевле проводить за счет госбюджета.

Чтобы восстановить мощь геологоразведки Казахстана, нужно решить не одну проблему: нарушены системы финансирования и изучения недр, слабо используются новые технологии, учёные не ощущают поддержки со стороны государства, остро стоит вопрос подготовки кадров.

За последние 25 лет в сектор нефтегазовой отрасли и ГМК было привлечено 73 трлн тенге, из которых только 4 трлн тенге направлены на геологоразведку. Согласно Госпрограмме геологической разведки на 2021–2025 годы, на этот период запланировано почти 1 трлн тенге инвестиций в геологоразведку, из которых, по оценке властей, 800 млрд тенге инвестируют недропользователи. Однако это составляет всего около 17% от годового бюджета Министерства геологии КазССР в 1991 году. Тем не менее за счет такого финансирования планируется повысить изученность территории страны, восполнить минерально-сырьевую базу, развить инфраструктуру.

Нужны не только деньги, нужны грамотные геологи. Кадровый кризис – сегодня одна из главных проблем геологоразведки. И если в 1991 году в отрасли было задействовано 82 тыс. специалистов (геологов, геофизиков, буровиков и др.), то в следующие пять лет в геологоразведке будут работать всего 12,1 тыс. человек ежегодно. С таким финансированием и количеством специалистов от госпрограммы геологоразведки ничего прорывного ожидать не приходится. Да и действующее на сегодняшний день законодательство не помогает геологоразведке развиваться.

Читайте нас в: Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2930
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика