Миграционный кризис во Франции: уроки для России - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 24.10.2021 |

Миграционный кризис во Франции: уроки для России

Предстоящий запуск программы по завозу узбекских трудовых мигрантов «чартерными» поездами в Россию, о котором на днях объявил Минстрой РФ, а также планы сдачи сельхозземель в аренду узбекским фермерам придают особую актуальность вопросу о будущих результатах такой миграционной политики России. Между тем секрета это не составляет – точно такую же политику 50-70 лет назад проводила Франция, столкнувшаяся с острейшим миграционным кризисом.

Миграционная политика Франции на протяжении второй половины XX в. – начала XXI в. обнаруживает массу прямых параллелей с миграционной политикой, проводимой в настоящее время Россией. Сходство это в некоторых аспектах является едва ли не буквальным. После окончания Второй мировой войны страны Западной Европы, приступившие с помощью плана Маршалла к восстановлению экономики, столкнулись с дефицитом рабочей силы. Его причиной являлась как реальная нехватка кадров из-за потерь мужского населения в ходе войны, так и интересы бизнеса, заинтересованного в импорте дешевой и малоквалифицированной рабочей силы. При этом мигрантов активно привлекали как те страны, которые в ходе войны понесли большие демографические потери (ФРГ), так и те, которые перенесли ее без огромных жертв. Ко второй группе стран и относилась Франция, потери которой от военных действий, голода, болезней и т. п. составили всего около 0,5 млн. человек.

Кризисной демографической ситуации в стране не наблюдалось, так как потребности в восполнении военных потерь путем иммиграции, по оценкам аналитиков, отсутствовали. Поэтому главным мотивом привлечения иностранных трудовых иммигрантов стала потребность экономики в дешевой и малоквалифицированной рабочей силе. В 1945-1975 гг., когда экономика Западной Европы росла высокими и устойчивыми темпами, приток трудовых мигрантов устойчиво возрастал. К 1975 г. их доля в населении Франции, где роль иммиграции никогда не была значительной, достигла 7,4%. То есть уже к середине 1970-х гг. каждый 13-14-й житель страны являлся иностранцем, что, впрочем, еще не означало критической ситуации. В то время большая часть трудовых мигрантов являлась выходцами из культурно близких к Франции стран Южной Европы. На 1968 г. доля выходцев из Европы среди мигрантов составляла 76,4%, из Африки – 19,9%, а из Азии – всего 2,5%, что не создавало особых проблем с интеграцией мигрантов во французское общество.

В это же время Франция столкнулась с проблемой нелегальной иммиграции, вызванной сложностями официального трудоустройства через отвечавшее за этот вопрос Национальное управление по иммиграции при Министерстве труда Франции. Предприниматели предпочитали нанимать на работу нелегальных иммигрантов, что позволяло избежать бюрократических сложностей и выполнения социальных обязательств. В итоге сформировались два типа трудовой иммиграции: официальная и нелегальная, последняя из которых устраивала бизнес куда больше. После того как правительство Ж. Ширака на фоне острого экономического кризиса приняло в июле 1974 г. решение о прекращении внешней трудовой иммиграции, оказалось, что осуществить его на практике не так просто. За предшествующий период целые отрасли французской экономики, включая строительство, торговлю, сельское хозяйство, ресторанный и гостиничный бизнес, настолько широко привыкли использовать труд мигрантов, что отказаться от него уже не могли. Поэтому «мигрантозависимые» отрасли экономики предъявляли спрос на трудовых мигрантов, несмотря на запреты.

Абсолютное большинство трудовых мигрантов были задействованы в сфере тяжелого и малоквалифицированного труда. На 1968 г. 57% иностранных рабочих во Франции вообще не имели квалификации, 31% относился к числу низкоквалифицированных и всего 9,5% – высококвалифицированных специалистов. Более всего мигранты были востребованы в самых трудоемких отраслях экономики. Большая часть из них в середине 1970-х гг. трудилась в строительстве, тяжелом машиностроении и сфере бытовых услуг, которые оказались малопривлекательными для местного населения, предпочитавшего более высокооплачиваемые и наукоемкие отрасли экономики. Лишенные возможности повышения квалификации и продвижения по служебной лестнице, мигранты оказались внизу социальной пирамиды, что вело к их маргинализации и формированию в крупных агломерациях этнических гетто. Однако к снижению миграционной привлекательности Франции это отнюдь не привело.

В 1970-80-е гг. начинает меняться этнический состав мигрантов. С одной стороны, этому способствовал окончательный распад французской колониальной империи, жители которой еще недавно жили с французами в «едином государстве», а потому при иммиграции во Францию обладали, как жители бывших колоний, целым рядом преимуществ. Алжир, получивший независимость от Франции в 1962 г., в административном отношении вообще являлся частью метрополии. С другой стороны, сокращению притока европейских трудовых мигрантов способствовало заметное улучшение экономической ситуации в странах Южной Европы. К 2008 г. доля выходцев из Африки среди иммигрантов увеличилась до 42,5%, Азии - до 14,2%, а из Европы сократилась до 38%. Почти две трети всех иммигрантов являлись представителями афро-азиатского мира, что не могли не повлиять на их расово-этический и конфессиональный состав. К концу XX в. большая часть иммигрантов во Франции являлась выходцами из неевропейских, преимущественно мусульманских стран.

К этому времени меняются мотивы иммиграции. Мигранты ехали во Францию уже не с целью найти работу, а в рамках «воссоединения семей», для учебы или в поисках «политического убежища». Многих выходцев из афро-азиатского мира привлекала возможность получать социальные пособия, позволявшие жить, не работая. В итоге к началу XXI в. Франция оказалась в ситуации острого миграционного кризиса. По данным на 2010 г., у 27,3% всех детей, рожденных во Франции, хотя бы один из родителей являлся мигрантом, а почти у 40% рожденных во второй половине 2010-х гг. мигрантом являлись бабушка или дедушка.

По официальным данным на 2010 г., в стране насчитывается 5 млн мигрантов, которые составляли 8% населения. В реальности же доля мигрантов и их потомков достигала трети всего населения Франции, а в Марселе, например, они уже составляют большинство жителей. Уровень безработицы среди мигрантов (23%) почти втрое превысил аналогичный показатель у французов (8,5%). В парижской агломерации треть всех преступлений совершали мигранты, первое среди которых занимают цыгане, второе – выходцы из Африки, а третье – из мусульманских стран Северной Африки (Алжира, Марокко и Туниса).

Несмотря на все усилия правительства и огромные затраты на обучение иммигрантов французской истории, законам и языку, политика их интеграции во французское общество фактически потерпела крах. Большинство мигрантов из арабских стран продолжают придерживаться ислама, что раскалывает этнокультурное пространство страны, не имевшей в недалеком прошлом коренного мусульманского населения. В условиях более высокого уровня рождаемости, когда француженки в среднем рожают 1,8 ребенка, а иммигрантки – 2,73, достижение ими полного демографического доминирования является делом времени. Как следствие, во Франции, как и в других странах Европы, растет популярность крайне правых политических партий и движений, выступающих против наплыва мигрантов, а иммиграция превратилась в один из наиболее острых вопросов внутренней политики.

* * *

       

Сравнивая миграционный опыт Франции и России, легко обнаружить, что никаких принципиальных отличий между ними нет. Главным мотивом привлечения трудовых мигрантов в РФ, как и в послевоенной Франции, является обеспечение экономики дешевой рабочей силой в интересах бизнеса. Даже отрасли, испытывающие потребность в иностранной рабочей силе, те же самые. Основным поставщиком мигрантов также являются мусульманские страны, которые еще недавно являлись с РФ частью «единого государства». Не менее половины трудовых мигрантов планируют в будущем навсегда остаться в России, как это произошло и во Франции. Те же проблемы наблюдаются с интеграцией мигрантов в российское общество, и вызваны они теми же самыми причинами – механизмы их интеграции не работают. Государство в России не платит мигрантам высоких пособий, но это с лихвой окупается возможностью нелегального трудоустройства и высоким спросом на труд мигрантов со стороны бизнеса.

Разница заключается в том, что во Франции, в отличие от России, нет регионов традиционного компактного проживания мусульманского населения, какими в РФ являются Северный Кавказ и разрезающее ее территорию надвое Поволжье, как нет и самого коренного мусульманского населения. А потому проблемы, связанные с изменением этнодемографического и конфессионального баланса, а также непосредственно связанных с ними межэтнических конфликтов, преступности, терроризма и т. п. в России могут проявиться гораздо ярче и быстрее.

Читайте нас в: Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1715
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика