Литература в постсоветском контексте: поиски и вызовы - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 08.12.2021 |

Литература в постсоветском контексте: поиски и вызовы

В современном мире интеграционные процессы охватывают многие области экономики и политики, культурно-гуманитарного сотрудничества. Важная роль в развитии и поддержании межкультурных отношений состоит в том числе и в укреплении литературных связей между государствами и народами.

На очередном заседании экспертного клуба «Мир Евразии» казахстанские специалисты задались вопросом: возможно ли создание в настоящее время единого литературного пространства как части евразийского культурного диалога? Ведь воспоминания об эпохе «большого чтения» – это дело одно, а нынешняя ситуация – совсем другое. Нынешнее время для литературы непростое: традиции забываются, меняются портрет читателя, его запросы и потребности, издательская политика коммерциализирована. Читатель предпочитает бумажной книге гаджеты, потребляя визуальную, клиповую информацию. При этом книга не утратила статус символа цивилизации. Чтение остается важнейшим элементом просвещения, в том числе государственного и интеграционного строительства.

Формальным поводом для обсуждения данной проблематики стало возникновение евразийства как научной концепции ровно 100 лет назад. В 1921 году вышел в свет первый евразийский сборник статей «Исход к Востоку». Со временем было опубликовано еще множество изданий, в которых представители разных научных дисциплин (история, лингвистика, философия, география и др.) заложили теоретическое основание евразийской идеи. У истоков евразийства стояли литераторы – лингвист Николай Трубецкой, писатель и ученый Лев Гумилев. Некоторые исследователи к идеологам евразийства относят даже писателя Федора Достоевского. Впрочем, за 100 лет ряд идей и предложений устарели, и нынешнее евразийство – это скорее система внешнеэкономических приоритетов сотрудничества.

Обложка первого издания сборника статей «Исход к Востоку. Предчувствия и свершения. Утверждение евразийцев»

В контексте своих выступлений эксперты часто вспоминали времена самой читающей страны в мире, констатируя, что сегодня плохо работает механизм, который ранее вкладывался в понятный всем слоган: «дружба народов – дружба литератур». Но вместе с тем говорили и о том, что пришло время новых инициатив, которым пока не хватает информационного и литературно-критического сопровождения. Творческое взаимодействие национальных литератур имеет богатое прошлое и теперь должно наполняться актуальным содержанием, обретая современные формы контактов. Проблемы межкультурной коммуникации в контексте процесса глобализации, значимость литературы как универсального консолидирующего пространства и ее роль в укреплении связей сегодня являются важным направлением научных исследований.

«Все-таки на евразийском пространстве благодаря некоторым межгосударственным организациям проводятся разные мероприятия, – констатировала директор Центра ЮНЕСКО КазНУ им. аль-Фараби профессор Лайла Ахметова. Появляются новые звезды на литературном небосклоне во многом благодаря русскому языку – понятному в странах СНГ. В 2019 году я была на 3-м Международном форуме писателей в Баку, в рамках которого проходила встреча граждан Азербайджана с казахстанским поэтом Олжасом Сулейменовым. И была поражена тем, как его встречали, цитировали, задавали вопросы. Память советская и постсоветская есть, как и евразийское литературное пространство, которое будет жить еще долгие времена».

Президент ОФ «Центр социальных и политических исследований "Стратегия"» Гульмира Илеуова подошла к вопросу с точки зрения проведенных социологических исследований, которые, как она считает, помогут прояснить ситуацию.

«Сравнивая, кажется, что сейчас хуже, чем было в прежние годы, когда художественная литература выпускалась миллионными тиражами, сформировались единые образы коммунистического будущего, цели, которые надо достигнуть, – отметила она. – Литературные произведения оценивались именно с идеологической точки зрения. Даже если они представляли собой национальный продукт, произведенный в Казахстане или любой другой республике, именно эта схожесть и связанность, идеологическая составляющая позволяли произведениям быть популярными и востребованными. К тому же не было интернета. У людей изменились предпочтения в том, как проводить свободное время. Раньше чтение было формой досуга. По нашим данным, сейчас на первом месте среди таких форм – выезды с семьей на природу, физкультура, просмотр телевизора, а чтение книг в этом рейтинге глубоко внизу».

Кто же в этом виноват: читатели или писатели? Современные авторы из стран СНГ в настоящее время малоизвестны в соседних государствах. С ряда национальных языков нет переводов, отдельные произведения авторов национальных литератур публикуются в переводе с русского языка. Но и это происходит редко, так как издатели финансируют только популярную литературу. Нужна заинтересованность стран, думающих о продвижении своих национальных художественных приоритетов.

Целая плеяда маститых литераторов находится сейчас в преклонном возрасте. Смена подрастает в незначительном количестве. Есть проблемы с прозой и драматургией, так как крупные, высокохудожественные произведения быстро не пишутся, на сегодняшний день их авторы стали «штучным товаром». «Головной болью» также является наличие профессиональной литературной критики. Была эпоха выдающихся писателей и поэтов, известных во всем мире. Ныне трудно назвать имена нового писательского поколения в силу того, что сокращается живая связь с «общесоюзной» и мировой литературой. Принцип «пиши, о чем хочешь» приводит к торопливости, не дает возможность обогащать литературу новыми формами. В чем причина этого и как ситуацию изменить?

Профессор Казахстанско-Немецкого университета, сотрудник представительства Фонда им. Розы Люксембург в Центральной Азии Ирина Черных уверена, что драматизировать ситуацию не стоит. По ее мнению, сегодня говорить о наличии единого литературного евразийского пространства практически не приходится.

«Мы теряем пространство, заложенное еще в рамках СССР, когда люди действительно оперировали едиными литературными образами, – сказала она. – Они читали одну и ту же классику, программы в школах были одинаковыми. И действительно возникали единые смыслы. Но прошло 30 лет, растут новые поколения. Я думаю, что, например, если спросить современных россиян об известных именах среди представителей литературы стран Центральной Азии, то это, возможно, будут только Абай и Чингиз Айтматов. Есть ли такие современные российские писатели, которые на слуху у казахстанцев? Может быть, Виктор Пелевин, Захар Прилепин. И то, насколько они известны казахоязычной части населения – это большой вопрос».

В своем выступлении профессор сослалась на данные одной из казахстанских книжных сетей. У них на первых местах по продажам литература, связанная с бытовой психологией, книги, написанные теми или иными светскими дивами. С точки зрения эксперта, это изменение вкусовых предпочтений, желтые мотивы и напевы, литература низкого уровня свидетельствуют о весьма плохом вкусе. Почему так происходит и надо ли бояться изменения литературного пространства? Какие факторы на это влияют?

«Люди сейчас находятся в огромном потоке информации, и даже если каждый задастся вопросом, а прочитал ли я что-то из художественной литературы, то придется признаться, что нет, поскольку главным образом ориентируешься на профессиональную литературу и потребляешь большой массив информации, связанный с текущими событиями, – уверена она. – Здесь еще можно говорить об изменении поколенческих установок, вкусов, форматов потребления информации. Для нашего поколения и более старшего правилом приличия и хорошего тона является чтение классиков. Но кто сегодня их вспоминает? Есть ли такие глыбы сегодня в литературе, которые могут быть востребованы новым поколением? Есть ли на постсоветском пространстве такие писатели, которые могут сказать что-то сакральное, новое, то, что мы все будем читать, гоняться за книгами?»

Ирина Черных привела в пример творчество бразильского прозаика и поэта Пауло Коэльо, который переведен на множество языков. Хотя он пишет об очень простых вещах, но в определенной степени стал культовым писателем. Но может ли сегодня в Казахстане или в России появиться такого уровня человек, который заинтересует своими произведениями огромное количество населения? И что такого он должен всем сказать, чтобы интересно было его читать? Евгений Евтушенко писал: «Поэт в России – больше, чем поэт». Можем ли мы сейчас быть уверенным в том, что современный поэт скажет нечто и люди пойдут за ним? Изменение социального пространства, демографической, языковой, этнической карты с распадом СССР, соответственно, поменяли пространство литературное. Создать новое единое литературное пространство, по убеждению эксперта, сложно, так как в каждой стране свои проблемы.

Политолог Антон Морозов напомнил, что в сентябре 2020 года Казахстанский институт стратегических исследований при Президенте РК провел опрос казахстанцев о том, читают ли они книги или нет. Вопрос звучал так: «В повседневной жизни как часто вы читаете бумажные, электронные книги?» Оказалось, что каждый второй респондент не читает книг совсем (всего было опрошено 2000 человек во всех регионах страны). Только каждый двадцатый казахстанец проводит с бумажной книгой время каждый день, а каждый десятый опрошенный читает книги несколько раз в неделю. Никогда не читают бумажных книг 52,6%, электронных – 65,2%.

«Авторы опроса отмечают, что сегодня, когда мы продолжаем жить в условиях пандемии, силу книг хорошо бы использовать для борьбы с изоляцией, укрепления связей между людьми, – подчеркнул эксперт. – Но как с таким уровнем чтения говорить о едином литературном пространстве? Возможно, в других странах ситуация иная. Печально, что данные показывают: у нас не читающая страна. Раньше писатель был инженером человеческих душ и властителем дум. А сейчас непонятно: то ли он лидер мнений, то ли коммерческий проект. А двум богам служить не получается».

«У нас нет исследований о работе в СССР литературных негров, количества плагиата, покупки книг, когда «заслуженные» писатели заказывают их написание своим более талантливым молодым коллегам, а потом выдают за свои. Мы не понимаем феномена того, что талантливые писатели до 1991 года у нас были, а после куда-то делись. Соответственно, мы не можем все это осмыслить. Между тем то, что мы считаем традиционной литературой, умирает, остались одни мотивирующие книги, у которых также тираж незначительный», – в свою очередь сказал член Национального совета общественного доверия при Президенте РК Марат Шибутов.

Он указал, что новая евразийская литература ушла в настоящее время в общее интернет-пространство. На некоторых популярных порталах авторы сами рекламируют и продают свои книги без издательств. Там существует и немалая когорта казахстанских авторов, очень успешных, с большими тиражами. Они живут литературным трудом.

«Это и есть та самая евразийская литература, не привязанная ни к гражданству, ни к городу, – пояснил он. – Люди просто выставляют свои работы, и их все читают, независимо от того, какая фамилия у автора: Афанасьев или Жансеитов. Такие казахстанские писатели, как Тимур Айтбаев или Данияр Сургалинов, если суммировать все просмотры и прочтения на разных сайтах, набрали уже больше аудитории, чем некоторые казахстанские классики, издаваемые в советское время приличными тиражами. Возник новый рынок. Молодые авторы из Казахстана начинают писать на английском, продают книги на Amazon, и это совсем другое поколение. Русскоязычные авторы сейчас работают на аудиторию в 300 млн человек, англоязычные потенциально способны охватить до 2 млрд. Новые интернет-сервисы позволяют это делать без государств и издательств».

Директор Центра китайских исследований China Center Адиль Каукенов предположил, что для писателей из стран постсоветского пространства был бы интересен опыт издания своих произведений в Китае. Это предложение не должно восприниматься как экзотическое.

«Китайские издательства все время в поиске новых авторов и платят им неплохие гонорары. Крупные издательства имеют электронные приложения, где, как правило, первая глава доступна бесплатно, а дальше надо платить не за всю книгу, а за каждую главу по очереди. Писатель в Китае – это престижная профессия. Китайцы готовы переводить сильных литераторов, которые были бы интересны для местного читателя. Как казахстанский певец Димаш Кудайберген выстрелил на китайском рынке шоу-бизнеса, так и у писателей есть такая возможность. Наши авторы идут на русскоязычный или англоязычный рынки, но не смотрят на тот, который находится рядом», – отметил он.

В советское время много переводили литературных произведений не только с русского на национальные языки союзных республик и наоборот, но и с языков республик на другие языки, минуя русский. Как представляется, сейчас этот обмен сильно сократился, если не исчез вообще. Сегодня по большому счету можно говорить не о евразийском литературном пространстве, а о русскоязычном. Так высказался профессор кафедры «Государственная и общественная политика и право» Алматы менеджмент университет (AlmaU) Александр Губерт.

«По поводу русскоязычного литературного пространства в онлайн хочу заметить, что тут представлен большой объем произведений, – напомнил он. – Другое дело, что найти и разобраться без специального отслеживания сложно. Хотим мы или не хотим, но наше поколение часто делает отсылки к советскому прошлому, когда коммерческая составляющая при издании книг была на втором плане. В настоящее время отсутствие цензуры (именно литературной, а не политической), всяческих преград для публикаций в онлайн-пространстве и бумажном виде сыграло злую шутку. Начиная с 1990-х годов, читающих людей накрыл вал графомании и псевдонаучной литературы. Бесчисленные выскочки вытащили на свет массу неподтвержденных примеров и фактов. Хорошей критики этой тенденции пока не наблюдается. Квазилитература проникает в публичное пространство и в связи с низким уровнем образования. Написанная доступным языком, она находит большой отклик среди публики, на нее начинают ссылаться. Даже сам факт того, что фэнтези стало популярней научной фантастики, о многом говорит».

С ним согласен политолог Аскар Нурша. «Не каждую литературу надо беречь, – уверен он. – Для чего нам нужно единое пространство, если это будет территория третьесортной литературы? Но если сформировано пространство интеллектуальное, то за него стоит бороться. Во всяком случае, контакты между литературными деятелями сохраняются. В связи с этим стоит задаться очередным вопросом: единое пространство – это территория читателей или тех, кто занимается профессиональной литературной деятельностью? Что именно нам надо сохранить?»

Эксперт также считает, что постсоветское литературное пространство есть, но он бы назвал его в большей степени русскоязычным, поскольку уже нет практики перевода книг с одного национального языка на другой. В Казахстане стало затруднительно знакомиться с литературой, которую выпустили талантливые авторы, допустим, в Узбекистане. Единственное, что остается, – знание русского языка. Пока люди не читают массово на английском, китайском или арабском. Поэтому важно сохранить это русскоязычное пространство. В нем – источник приобщения к большой литературе. В свою очередь, задача интеллектуалов, публичных людей – демонстрировать достойные примеры, писать востребованные произведения, а не просто рассуждать о том, как все печально.

«Сегодня литературный талант не единственная составляющая успеха, – заявил политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net Владислав Юрицын. – Должны быть еще конъюнктура, финансовая поддержка, раскрутка. Конечно, трудно предположить, будет сокращаться или увеличиваться количество новых авторов. Многое зависит от востребованности. Способны ли они разбудить читательские души? Но и от поддержки талантов отказываться не нужно, требуется продуктивная система взаимодействия государства, бизнеса и литературы, выраженная в программах поддержки книгоиздания, помощи молодым авторам, в проведении книжных фестивалей и т. д.».

Заместитель главного редактора газеты «Аргументы и факты – Казахстан» Сергей Козлов убежден: настоящая классическая литература никуда не уйдет. «Как не ушло истинное искусство, которое вопреки постмодернистским экзерсисам и экспериментам сохраняет истинные традиции, – считает он. – Евразийское пространство, пока на нем присутствует русский язык, объединяется литературным взаимодействием. Но с уменьшением его употребления и общий литературный процесс неизбежно будет сужаться. Тем не менее нужно сохранять оптимизм и читать хорошие книги».

И все же литературный процесс на евразийском пространстве продолжается. Как считает режиссер, журналист и музыкант Олег Белов, каждый автор должен помнить, что сейчас можно издавать книгу не столько в бумажном, сколько в электронном формате. Есть сервисы, которые позволяют это сделать с незначительными издержками. «Иногда различные преграды и драматические ситуации служат своеобразными стимулами для творчества, – пояснил он. – Резюмируя, скажу: не впрок стонать нам и сдаваться, нам просто надо издаваться».

Читайте нас в: Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1307
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика