Торф будет способствовать устойчивой работе энергосистемы Белоруссии - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 17.01.2022 |

Торф будет способствовать устойчивой работе энергосистемы Белоруссии

В Белоруссии, в отличие от многих стран мира, нет богатого разнообразия полезных ископаемых. Главной ценностью в стране всегда считалась калийная соль, вследствие чего «Беларуськалий» наряду с нефтеперерабатывающими заводами в Новополоцке и Мозыре являются в республике стратегическими предприятиями, позволяющими наполнять бюджет. Вместе с тем на фоне наблюдающихся в последнее время потрясений в энергетической сфере, связанных со скачками цен на газ и проблем с «зеленой энергетикой», немаловажную ценность приобретает еще один из важнейших белорусских ресурсов, о котором в последние десятилетия многие стали забывать. Речь в данном случае идет о торфе, огромными запасами которых обладает Белоруссия.

На днях заместитель министра энергетики РБ Ольга Прудникова спрогнозировала, что на фоне сложившегося в Европе энергетического кризиса спрос на местные виды топлива, в том числе торф, будет расти. Чтобы обеспечить устойчивую работу энергосистемы, отметила она, нужны более стабильные источники и энергоносители. «Это – газ и местные виды топлива, в том числе древесина и торф… Чем больше диверсифицирована топливная корзина у любого потребителя – тем более надежно он обеспечен и защищен от любых катаклизмов», – считает заместитель министра. 

Общая площадь торфяного фонда республики оценивается в 2,4 млн гектаров с геологическими запасами торфа в 4 млрд тонн. При этом основные запасы приходятся на так называемый низинный торф, которые сосредоточены в Гродненской, Брестской и Гомельской областях и составляют примерно 77% от общего объема. Учитывая тот факт, что данный вид сырья может и использоваться в энергетических целях, и являться основой для производства различной продукции так называемого нетопливного назначения, в Белоруссии все чаще стали говорить о значительном потенциале торфа для экономики.

История разработки и добычи торфяников в Белоруссии насчитывает более века. Промышленная добыча ведется с 1896 года, и вплоть до 60-х годов прошлого века торф оставался основным видом топлива для большинства электростанций. В 1970–1980 годах в республике ежегодная добыча торфа составляла около 40 млн тонн, что было обусловлено развернутой мелиорацией земель и необходимостью наращивания производства сельхозпродукции. В результате многие крупные месторождения, являющиеся сырьевыми базами торфопредприятий, были быстро выработаны.

С середины 1970-х годов в БССР началась постепенная переориентация объектов энергетики и населения с использования торфа на газ и мазут. В этой связи торфяное топливо постепенно исключалось из теплоэнергетики, и к 1986 году его сжигание на электростанциях и ТЭЦ прекратилось. Однако торфяная промышленность сохранилась, хотя долгие годы независимости республики она находилась на задворках экономики и по большей части являлась убыточной.

В последнее десятилетие ежегодная добыча торфа (неагломерированного) сложилась в пределах 1,3-3,1 млн тонн, в том числе торфа топливного – 1-2,7 млн тонн. Вместе с тем тенденции последних лет заставили власти снова обратить   пристальное внимание на данный вид сырья, что было обусловлено необходимостью обеспечения энергетической безопасности страны и пополнения бюджета.

В торфяную промышленость начали вкладывать средства, ориентируя ее в первую очередь на производство экспортной продукции. Так, в 2010–2019 годах годовые поставки различных видов торфа в стоимостном выражении составляли от $9,8 млн до $30,9 млн. Экспорт шел и продолжает идти в основном в страны дальнего зарубежья, в частности в ЕС: Италию, Литву, Польшу, Словакию, Чехию, Швецию, Германию и т. д. И это при том, что в Европе с 2013 года торф был признан невозобновляемым источником энергии, после чего ЕС ввел значительные ограничения по его использованию и отменил преференции и льготы для его потребителей. В результате крупные европейские энергетические компании отказались от торфяных брикетов в качестве топлива, что серьезно ударило и по белорусскому экспорту. На этом фоне власти РБ обратились к внутреннему рынку, где стали наращивать продажу «нетопливного» вида торфа, и только за период 2017-2019 годов поставки увеличились в 1,8 раза.

События последнего времени, когда потребление энергоресурсов стало серьезным образом расти при значительном увеличении их стоимости, вселило в белорусских производителей торфа определённый оптимизм. Правительство начало вкладывать средства в торфяную промышленность, проводить реконструкцию предприятий и модернизировать систему управления. Это позволило в период с 2015 по 2019 год нарастить практически вдвое ежегодную выручку торфоперерабатывающих предприятий топливного направления, а чистый убыток отрасли сменился небольшой прибылью. С 2019 года в отрасли не было зафиксировано ни одного убыточного предприятия.

В нынешнем году страна уже добыла 1,6 млн тонн торфа, в том числе 1,4 млн тонн «фрезерного» для производства торфяного топлива, значительная часть из которого поставляется на экспорт. Например, на фоне нынешних цен на газ закупки торфяной продукции из РБ в 6 раз нарастила Украина. Как заявляют белорусские чиновники, торфа в стране хватит минимум на 100 лет, а значит, эту отрасль на фоне грядущих проблем в энергетической сфере планируется   развивать с большой степенью активности.

В то же время существует ряд проблем, связанных как с добычей, так и использованием торфа в местной экономике. Несмотря на колоссальные месторождения данного вида ресурсов, по оценкам ученых, в республике можно выделить всего 42 торфяных месторождения с 650 млн тонн сырья, пригодных по качественной и количест­венной характеристикам торфа для организации брикетного производства. При этом указанные торфяники отнесены преимущественно к природоохранному (40,6%) и земельному (53,5%) фондам. Таким образом, строительство предприятий здесь серьезным образом входит в конфликт с интересами охраны окружающей среды.

Кроме того, по различным исследованиям, использование торфа на энергетические цели все еще остается достаточно спорным, в том числе по причине экономических и экологических факторов. С одной стороны, по данным основного производителя торфяной продукции в стране ГПО «Белтопгаз», использование торфа позволяет ежегодно замещать в экономике до 590 млн кубометров импортируемого из России природного газа. При этом местное торфяное топливо в зависимости от формы дешевле голубого топлива в 2,6-4 раза. С другой – в последние годы в Белоруссии наблюдалось снижение потребления торфа в виде топлива. Это обусловлено ухудшением демографической ситуации, газификацией регионов страны, серьезными проблема экологического характера и пр.

В этой связи, чтобы не допустить катастрофического падения спроса, власти республики увеличили субсидирование торфодобывающей отрасли и сделали ставку на интенсификацию промышленного потребления данного вида топлива. В свою очередь, это привело к тому, что торф стал рассматриваться в РБ как один из элементов обеспечения энергетической безопасности страны вне зависимости от экономической эффективности его использования.  

В частности, еще в 2007 году, когда в белорусско-российских отношениях наблюдался очередной кризис, связанный с поставками углеводородов, была принята директива № 3 «О приоритетных направлениях экономической безопасности государства». В ней указывалось на то, что национальным интересом Белоруссии является «развитие собственной энергосырьевой базы на основе экономически обоснованного использования местных видов топлива, прежде всего возобновляемых источников энергии». При этом диверсификация видов энергоресурсов должна была основываться на снижении объемов использования природного газа за счет «вовлечения в топливно-энергетический баланс страны местных ТЭР».

Правда, за последующие годы правительству республики так и не удалось серьёзным образом изменить ситуацию. К 2017 году вклад угля и торфа в поставку первичной энергии на внутренний рынок оставался незначительным – 3,3%. Сегодня же в условиях завершения строительства Белорусской АЭС вопрос об увеличении использования местных видов топлива для тепло- и электрогенерации для многих специалистов выглядит крайне спорным. Хотя в белорусской столице, как показывают последние заявления чиновников, не собираются отказывать от использования торфа как минимум с точки зрения страхования возможных рисков в будущем.

Таким образом, торфяная промышленность Белоруссии, имеющая более чем вековую историю, на сегодня остается весьма важным инструментом для поддержания энергетической стабильности республики. Несмотря на невысокий вклад торфяного топлива в общую систему выработки электроэнергии, данный вид топлива по-прежнему остается актуальным с точки зрения обеспечения энергетической безопасности страны. По всей видимости, в будущем будет происходить наращивание добыча торфа и его более активное вовлечение в производство тепло- и электроэнергии. Остается надеяться, что при этом власти не забудут и о решении не менее важного вопроса экологии.

Читайте нас в: Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2920
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика