Таджикистан возвращается в евразийское энергокольцо. Туркменистан – следующий? - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 20.05.2022 |

Таджикистан возвращается в евразийское энергокольцо. Туркменистан – следующий?

Объединенная водно-энергетическая система Центральной Азии (ВЭСЦА), состыкованная с энергосистемой РФ, будет восстановлена не позже 2023 года ввиду возвращения Таджикистана в ВЭСЦА. Об этом в ходе II Евразийского конгресса, состоявшегося в первой декаде декабря с. г., заявил министр промышленности и технологий Таджикистана Шерали Кабир. То есть водно-энергетическая система этой страны  после почти 15-летнего перерыва  вновь станет в 2022-23 гг. составной частью общерегиональной ВЭС.

Тем самым таджикистанский водно-энергетический потенциал, составляющий до четверти данного потенциала всей Центральной Азии, позволит – будучи в рамках единой системы – свести к минимуму дефицитность водных и гидроэнергетических ресурсов в данном регионе. Что, в свою очередь, поспособствует устранению в регионе межгосударственных конфликтов в сфере использования/распределения данных ресурсов. А эти конфликты, напомним, сохраняются с начала 1990-х.

Решение Душанбе, скорее всего, повлияет и на позицию Туркменистана, чья водно-энергетическая система отсоединилась (в основном по политическим причинам) от общерегиональной в начале 2000-х. В этом случае ВЭСЦА пополнится крупными мощностями в сфере теплоэнергетики, точнее газо-мазутной энергетики, которыми располагает Туркменистан. Вдобавок будет обеспечена бесперебойная работа важнейшей мелиоративной и транспортной артерии Туркменистана – Каракумского канала, подпитываемого трансграничной Амударьей. 

Характерно, что на том же форуме Александром Новаком, советником президента РФ по вопросам энергетики, было заявлено о российском содействии воссоединению ВЭС Центральной Азии. А. Новак отметил также, что «Россия работает в синхронном режиме с энергосистемами Казахстана, Киргизии и Узбекистана (с последними двумя странами – по электросетям через Казахстан. – Ред.). Ждем возвращения Таджикистана и Туркменистана».

С включением в означенную систему Ашхабада и Душанбе будет восстановлена именно общеевразийская энергетическая система. Что наряду с очевидными выгодами для водно-энергетических комплексов всех стран-участниц имеет также весомую геополитическую значимость, в том числе для России и в целом  ЕАЭС.

Особо важную роль в этих трендах играет строительство, с российским участием, Рогунской ГЭС в центральном Таджикистане – одного из крупнейших гидроэнергетических объектов в регионе. Кстати, его сооружение началось еще в середине 1980-х, но по финансовым и политическим причинам не было завершено ни в советский период, ни в последующие 20 постсоветских лет. По оценке Ш. Кабира, «после запуска Рогунской ГЭС (планируется в середине 2020-х. – Ред.) появится возможность кардинально изменить центральноазиатский рынок энергетики и устранить дефицит электроэнергии в регионе». А значимость мощностей Рогунской ГЭС и в том, что они позволят экспортировать электроэнергию в Афганистан, Иран и Пакистан.

Напомним, что еще к середине 1980-х были сформированы основные звенья единого центральноазиатского энергокольца, управлявшегося действующим поныне координационно-диспетчерским центром (КДЦ) «Энергия» (Ташкент). Это позволяло своевременно устранять водно-энергетические дефициты в республиках за счет бесперебойного обмена электроэнергией (в основном гидроэлектроэнергией) и водными ресурсами. Достаточно сказать, что система взаимозависимости, точнее взаимозаменяемости региональных водо-/энергообъектов, насчитывала 83 электростанции и не менее 60 гидрообъектов. 

Технолого-мощностная структура ОЭС – 30% ГЭС и 70% ТЭС – была в тот период оптимальной для регулирования взаимопоставок. В работе и развитии региональной ОЭС учитывались потребности как энергетики, так и водоснабжения. Но быстрый рост спроса с конца 70-х на водные ресурсы, особенно для растениеводства, показал, что доля ГЭС (в 30%) оказалась недостаточной. Вскоре это привело к тому, что союзные республики стали развивать собственную энергетику, особенно гидроэнергетику, исходя главным образом из собственных потребностей. 

После распада СССР упомянутые перекосы, естественно, усилились. Поэтому с учетом еще и политических факторов, и растущего дефицита финансирования водно-энергетических объектов единая региональная энерго-водная система фактически перестала работать в 2009-2010 гг. Но нарастающие водные и энергетические проблемы в регионе обусловили её воссоздание во второй половине 2010-х в составе Казахстана, Узбекистана и Киргизстана. 

Что же касается Туркменистана, эта страна покинула энергокольцо в 2003 г.: её тогдашнее руководство решило, что страна должна полностью самообеспечиваться электричеством и водными ресурсами. А через 7 лет турменистанская электросистема состыковалась с иранской. В этой ситуации воссоединение друг с другом всех водно-энергетических систем региона автоматически подключает Иран к ВЭСЦА. Последнее стратегически важно с учетом развития зоны свободной торговли Ирана с ЕАЭС. Равно как и взаимовыгодно для тех же стран в геополитическом плане.

Но отсутствие в воссозданной системе Таджикистана создало проблемы для Киргизстана и особенно Узбекистана. Ибо таджикистанская энергосистема по ЛЭП «Регар–Гузар» обеспечивала надежное снабжение  «электродефицитного» Самарканд-Бухарского (центрального) энергоузла Узбекистана. Суммарный же гидроэнергетический потенциал Таджикистана способен не менее чем на треть обеспечить совокупные энергопотребности этой страны и Узбекистана, причем без ущерба для собственно таджикистанского энергоспроса. 

«Подключение Душанбе к ВЭСЦА будет иметь важное значение также для её внешних связей, – отмечает директор КДЦ «Энергия» Хамидилла Шамсиев. – Можно будет организовать параллельную работу энергоузлов этой системы и североафганского региона, примыкающего к Центральной Азии». Тем более это возможно ввиду наличия (с середины 70-х – начала 80-х) ЛЭП из Узбекистана и Таджикистана в северный Афганистан. А в дальнейшем, по оценке Х. Шамсиева, появится реальная возможность для объединения восточной и центральной энергосистем Афганистана (NEPS и SEPS). Что «будет означать параллельную работу энергосистемы именно всего Афганистана с ВЭСЦА». Соответственно, через Афганистан будет осуществляться экспорт рогунской электроэнергии и в Пакистан. 

Конечно, такие поставки возможны лишь при стабилизации внутриполитической обстановки в Афганистане, но важно отметить, что в настоящее время узбекистанский и таджикистанский электроэкспорт в эту страну не сокращается и планируется увеличение данных поставок. 

Словом, подключение Таджикистана и Туркменистана к ВЭСЦА позволит сформировать с участием РФ-ЕАЭС обширную евразийскую электроэнергетическую систему. Притом состыкованную с энергосистемами Южной Азии. Повторим, что эти факторы имеют и очевидную геополитическую значимость для всех стран-участниц такой системы.

Читайте нас в: Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
6550
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика