Пекин и Москва шлют военно-политический «привет» Вашингтону - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 17.05.2022 |

Пекин и Москва шлют военно-политический «привет» Вашингтону

На прошлой неделе состоялась видеоконференция президента РФ Владимира Путина и председателя КНР Си Цзиньпина. Это событие стало не менее, а, пожалуй, даже более важным событием в мировой повестке, чем переговоры российского лидера с американским коллегой. Во всяком случае, для американцев, которые изучили его досконально и сделали собственные выводы.

В начале разговора В. Путин напомнил, что текущий год в отношениях РФ и КНР прошёл под знаком 20-й годовщины подписания Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве и его действие продлевается на новый пятилетний период. Российский лидер подчеркнул, что между нашими странами сформирована новая модель сотрудничества, базирующаяся в том числе на таких основах, как невмешательство во внутренние дела и уважение интересов друг друга, решимость превратить общую границу в «пояс» вечного мира и добрососедства. Он напомнил и об укреплении торгово-экономических связей, о масштабных совместных проектах в энергетике, в том числе атомной, промышленности и сфере высоких технологий.

По словам В. Путина, тесная координация Россией и Китаем своих действий на мировой арене, ответственный совместный подход к решению актуальных мировых проблем стали весомым фактором стабильности в международных отношениях, способствуют формированию справедливого и основанного на международном праве миропорядка.

Си Цзиньпин, в свою очередь, высоко оценил поддержку Россией усилий Китая по защите ключевых национальных интересов, ее решительные выступления против попыток вбить клин между нашими странами.

По его словам, сегодня тесно переплетены процессы глубоких перемен в международных отношениях и распространение пандемии, мир вступил в период турбулентности и больших перемен. На этом фоне китайско-российские отношения, выдержав разного рода испытания, показали крепкую жизнеспособность, приобрели новое дыхание.

Надо отметить, что наши отношения с Китаем и впрямь достигли исторического пика и вообще трудно назвать другую страну, отношения с которой развивались бы столь стремительно и по всем направлениям.

Сегодня Китай – ключевой внешнеторговый партнер России. В 2019 г. двусторонний товарооборот составил 110,9 млрд, при этом российский экспорт превысил импорт из Китая (56,8 млрд долл. и 54,1 млрд долл. соответственно). В начале 2020 г. из-за пандемии объем торговли сократился, однако в этом году он достиг уже 123 млрд.

Конечно, это далеко до китайско-американских 700 млрд и почти аналогичных китайско-европейских цифр, но это в три раза больше, чем, к примеру, наш товарооборот с Германией, занимающей в списке торговых партнеров России второе место. Инвестиции КНР в Россию составляют порядка 40 млрд – здесь Китай соперничает с США и Германией.

Несмотря на пока не очень внушительные показатели экономического сотрудничества, очень важен другой момент: наши страны стремятся совместно противостоять экономическому давлению коллективного Запада, нарушающего собственные правила игры. Речь не только о взаимном непризнании и неприятии политики экстерриториальных санкций. Важным моментом является создание независимой финансовой инфраструктуры. Еще два года назад Россия, Индия и Китай заявили о готовности согласовать алгоритм работы альтернативного SWIFT платежного механизма на основе существующих в Российской системе передачи финансовых сообщений (РСПФС) и китайской международной системой межбанковских платежей CIPS. У наших стран уже существуют собственные карточные системы: в Китае – Union Pay, у нас – «Мир». Кроме того, наши страны твердо взяли курс на отказ от доллара во взаиморасчетах. Сегодня мы добились того, что он уже занимает менее половины. При этом доля рубля растет, хотя не так быстро, как доля юаня.

Нам удалось добиться беспрецедентного уровня взаимодействия по линии сразу нескольких форматов – БРИКС, РИК, ШОС и иных объединений. Несмотря на то, что наши страны могут иметь собственные интересы и возможны расхождения, однако они никак не мешают стратегическому взаимодействию. К примеру, китайский «Один пояс – один путь» вполне сочетается с российским проектом Большой Евразии, более того, стороны стремятся к сопряжению проектов.

       

При этом все это вторично по отношению к тому, что мы вырабатываем новый формат диалога, а это особенно важно в условиях распадающегося однополярного мира. Указанный формат основан на принципах невмешательства во внутренние дела, отказе от конфронтации и направленности союзнических отношений против третьих стран – всего того, что сегодня активно использует коллективный Запад во главе с США. Это крайне важно в условиях ухудшения отношений обеих стран с США, что многие эксперты уже называют новой холодной войной, которую Вашингтон, очевидно, готов вести на два фронта.

Еще год назад мной высказывалось предположение о том, что США, судя по всему, сделали ставку на смену режимов как в Москве, так и в Пекине. Война на два фронта всегда опасна, однако бить врагов поодиночке проще, чем, если они объединятся, поэтому стратегической задачей Вашингтона становится недопуск объединения усилий России и Китая по противостоянию западному давлению.

Однако едва ли в Америке существует понимание того, как это сделать, напротив, все действия США сегодня ведут к еще большему сплочению Москвы и Пекина. И это, похоже, вызывает там едва ли не священный ужас. Что делать? Ответ дается простой – вбивать клин. Но пока это получается у Вашингтона не очень – на уровне страшилок для российского обывателя на тему того, что в тандеме РФ и КНР Россия всегда будет на вторых ролях, что китайцы мечтают захватить Дальний Восток и Сибирь и т. п.

«Между Россией и Китаем, бывшими противниками, имеющими общую сухопутную границу протяженностью более 2600 миль, по-прежнему существуют серьезные трения по таким вопросам, как сибирские лесозаготовки и история», – пишет по поводу прошедших переговоров американская The New York Times. И дальше же сама признает: «Но в вопросах торговли, безопасности и геополитики они все чаще оказываются на одной и той же странице, формируя блок, пытаясь взять на себя американское влияние по мере того, как конфронтация обеих стран с Соединенными Штатами усиливается».

Издание указывает на определенный символизм: оба лидера общались с китайским и российским флагами в рамке позади них – в отличие от видеоконференции Путина с Байденом, где за российским президентом был только российский флаг.

Как подчеркивают эксперты NYT, важным фактором в российско-китайских отношениях является личная химия между лидерами: Си называл г-на Путина своим «старым другом», а президент России называл своего китайского коллегу своим «дорогим другом» и «уважаемым другом». И это важная деталь.

При этом американские журналисты умолчали, что Байден отказался называть Си старым другом. Зато они утверждают, что объединенный фронт лидеров РФ и КНР на встрече, казалось, был задуман как ответный удар «Саммиту за демократию», который рассматривается как попытка создать оплот против авторитарных правительств, подобных тем, что существуют в России и Китае.

На самом деле, все не совсем так. Да, безусловно, Россия и Китай не могут принять навязывание западного диктата под видом «распространения демократии», однако, едва ли байденовский саммит стал чем-то новым и серьезным. Скорее, это он был ответом на укрепление связей Москвы и Пекина.

А вот переговоры Путина и Си Цзиньпина можно назвать реакцией на состоявшиеся ранее переговоры обоих лидеров с Байденом, вернее, сигналом американскому президенту. По сути, разговор российского лидера с американским президентом только обозначил позиции обеих сторон («красные линии» с российской стороны и неготовность их принять – с американской). Однако любая позиция должна иметь весомые аргументы в свое подтверждение. Таким аргументом стал недавно представленный российским МИД проект договора с США. И диалог Москвы и Пекина, который становится все громче, должен все эти аргументы усилить.

Путин и Си Цзиньпин, собравшись на видео-саммите, искали взаимной поддержки в своих конфликтах с Западом, но пока не объявили об официальном союзе, – пишет NYT. Здесь, на наш взгляд, ключевое слово – «пока».

Россий и Китай действительно демонстрируют абсолютно новый формат отношений, который не является классическим военно-политическим союзом. Тем не менее уровень нашего военного сотрудничества беспрецедентен. Это выражается в первую очередь в совместных военных маневрах, которые на Западе натурально вызывают нервный тик.

Так, в августе состоялись совместные военные учения  вооруженных сил Китая и России под кодовым названием «Запад/Взаимодействие–2021», и это был первый случай столь масштабных маневров на территории КНР с участием российских военных. Кроме того, российско-китайские учения на северо-западе Китая были фактически интегрированы с учебными авиаударами ВКС России на приграничных с Афганистаном полигонах в Центральной Азии.

А в октябре в Тихом океане состоялись совместные учения России и Китая «Морское взаимодействие», что стало самым масштабным ответом на участившиеся американские военные провокации в Японском и Южно-Китайском морях. Апофеозом стал совместный проход российских и китайских кораблей в нейтральных водах Сангарского пролива между японскими островами Хонсю и Хоккайдо. Для Запада это была бомба! В этом действии содержался недвусмысленный намек на возможность повторения уже в Мексиканском заливе.

Проход российско-китайской эскадры через Сангарский пролив

Да и вообще многие жесты Москвы и Пекина можно истолковать, как ненавязчивую демонстрацию. И, судя по реакции СМИ, на Западе это понимают, раз пишут, что РФ и КНР пока не объявили о создании союза. Пока. Объявить – это вопрос пяти минут. Главное, создать необходимую для этого инфраструктуру, отработать совместные действия – что и происходит. При этом союз может не иметь классических форм, как НАТО, ОВД, ОДКБ: как такового союза может и не быть. Достаточно договора об обязательствах поддержать друг друга в случае агрессии третьих стран. И именно это пугает США больше всего.

Война из-за Тайваня или Украины была бы катастрофой, писал на прошлой неделе The National Interest. Статья описывает последствия одновременной «агрессии» России и Китая на Украине и Тайване. Даже если отбросить бред про то, что Россия и Китай на кого-то нападут, в остатке мы видим страх перед синхронностью и слаженностью действий Москвы и Пекина.

Что дальше? Очевидно, за океаном будут пытаться не допустить нашего дальнейшего сближения. Весь вопрос, как? Угрозами – уже бесполезно. Попытками подкупить (о таком варианте «Ритм Евразии» писал недавно) – возможно. Так или иначе, намек был озвучен. Теперь мяч на их стороне поля, и это – их головная боль.

Читайте нас в: Яндекс.Дзен и Telegram

_____________________________

Фото: http://www.kremlin.ru

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2530
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика