Азербайджан в постконфликтной реальности: итоги года и прогнозы на будущее - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 17.01.2022 |

Азербайджан в постконфликтной реальности: итоги года и прогнозы на будущее

Минувший 2021 год стал для Азербайджана годом упрочения позиций в регионе, где он при помощи своего стратегического союзника – Анкары постепенно продвигает собственную повестку дня окончательного урегулирования многолетнего территориального спора и вызванного им кровопролитного конфликта с Арменией. Отвоевав в результате второй карабахской войны часть ранее контролировавшихся Ереваном территорий, официальный Баку моментально приступил к восстановительным и строительным работам в перешедших под его контроль районах.

На фоне борьбы с пандемией коронавируса, которая, судя по официальным данным, показателю заболеваемости и итогам вакцинации населения, была небезуспешной, Азербайджан сумел добиться профицита бюджета. Налаживая отношения с непосредственными соседями по региону, Баку активно участвовал в работе созданного по инициативе Анкары Тюркского совета и в 2021 году занимал позицию его председателя, которую в 2022 году передает Турции.

Об итогах минувшего года и прогнозах на будущее с «Ритмом Евразии» беседует азербайджанский эксперт Ильгар Велизаде.

– Какие наиболее важные процессы протекали в прошлом году во внутренней политике Азербайджана?

– На первое место я бы вывел процессы, связанные с восстановлением освобожденных территорий. Здесь осуществлялись масштабные работы по строительству и восстановлению дорожно-транспортной инфраструктуры. В рекордно короткие сроки был построен Физулинский международый аэропорт, заложены фундаменты под строительство двух других международных аэропортов. Большие восстановительные работы проводились в Шуше.  Начато возведение населенных пунктов в Зангеланском районе.

7 ноября 2021 г. президент Ильхам Алиев и первая леди Мехрибан Алиева ознакомились с восстановительными работами, проводимыми Фондом Гейдара Алиева в мечети Ашагы Говхар Ага в Шуше

– Какие позитивные и негативные моменты вы выделите в экономике страны? Как повлияла на ее состояние пандемия коронавируса?

– Если брать экономику в целом, то ее состояние во многом определяла благоприятная конъюнктура цен на нефть. Впервые за последние 5-7 лет цены на нефть на мировом рынке стабильно удерживались в пределах 75-80 долларов США, что позволило Азербайджану завершить бюджетный год со значительным профицитом. Важен этот момент и тем, что стабильное развитие получила нефтяная отрасль.

Конечно, пандемия коронавируса и ее последствия нашли отражение на социально-экономической ситуации в стране, потому что наблюдался рост потребительских цен, в том числе на продовольствие. Это в основном было связано с ростом цен на мировом рынке. Но так как мы сами выращиваем целый ряд сельскохозяйственных культур, ситуация в этой сфере была не такой критичной, как в других странах. Цены в основном поднимались на импортируемую продукцию.

– Пандемия, рост цен сказались и на социальной сфере и положении населения. Как пытается правительство Азербайджана решить вызванные этим процессом проблемы?

– В бюджете на 2022 год уже отражена определенная сумма на индексацию пенсий, пособий и зарплат. Индексация составит примерно 20%, что позволит правительству снизить негативный эффект от роста цен на потребительские товары в мире. Если брать социальную динамику, то в прошлом году в Азербайджане впервые за весь период пандемии разрешили отмечать свадьбы. Это важный компонент общественной жизни, потому что свадьбы – это демография. Это – также экономика и определенное оживление на потребительском рынке, потому что параллельно возрос спрос на определенные товары – мебель, текстиль и другие.

Говоря о последствиях пандемии, нельзя не отметить, что были и потери. Скончались люди. И сейчас в среднем фиксируется более 10 летальных случаев в день. В пиковые периоды показатель заболеваемости достигал 3-4 тысяч ежесуточно. Сейчас выявляется около 400 новых случаев в день. В любом случае пандемия, конечно, негативно сказалась на экономике и социальных процессах, но в динамике это отрицательное влияние все же уменьшается.

Какие процессы были определяющими во внешней политике Азербайджана в минувшем году?

– Если брать внешнюю политику в целом, то, конечно, внимание общества было приковано к процессам, связанным с постконфликтным восстановлением, развитием постконфликтных процессов в регионе, деятельностью трехсторонней комиссии по разблокированию всех путей сообщения. Здесь была достигнута договоренность об открытии основных транспортных коммуникаций, а под конец года Ереван официально признал, что найдена формула, позволяющая открыть железнодорожное сообщение между Азербайджаном и Нахичеванской автономной республикой через Зангезурский коридор, с дальнейшим выходом на Армению и Турцию. Это важное достижение прошлого года. Внешнеполитическим достижением можно считать достигнутую в рамках трехсторонних процессов договоренность о создании комиссии по делимитации и демаркации границы. Правда, комиссия пока так и не создана, но можно ожидать, что она будет сформирована и приступит к работе в наступившем году.

– К трехсторонним процессам по урегулированию, развивающимся при содействии России и Турции, пытается подключиться и ЕС, свидетельством чему стала встреча в Брюсселе в конце прошлого года...

– Встреча, которая состоялась между премьер-министром Армении и президентом Азербайджана при посредничестве председателя Евросовета в Брюсселе, была в основном сфокусирована на постконфликтных процессах. Здесь обращает на себя внимание то, что стороны при посредничестве Евросоюза договорились продолжить усилия, в том числе в рамках ранее достигнутых трехсторонних договоренностей. То есть Брюссель фактически признал эффективность инициированной Россией трехсторонней платформы. И это снимает спекуляции на тему, что между Брюсселем и Москвой существует какая-то конкуренция по вопросам постконфликтного устройства на Южном Кавказе. С другой стороны, ЕС ищет пути для достижения обоюдного согласия сторон. Так что особых противоречий тут нет.

– Турция – важный стратегический партнер и союзник Азербайджана. Какие моменты в двусторонних отношениях были важными в прошлом году?

– Важным с внешнеполитической точки зрения моментом является подписание Шушинской декларации. Этот документ поднял отношения между Азербайджаном и Турцией на уровень стратегического союзничества. Активная динамика в течение прошлого года наблюдалась и в вопросе формирования и развития тюркской платформы. Здесь надо отметить саммит тюркских государств, который ознаменовался принятием декларации о переименовании Совета сотрудничества тюркских государств в Организацию тюркских государств. Азербайджан был действующим председателем этой организации в прошлом году, а в 2022 году передает председательство в ней Турции. 

– Партнером Азербайджана, в том числе по тюркской платформе, является и Казахстан, где сегодня протекают достаточно неблагоприятные процессы. Как реагируют на них в Баку?

– На фоне международной турбулентности в Казахстане происходят достаточно сложные процессы. Очень печально наблюдать за ними, ведь Казахстан – не просто партнер, но и братская для Азербайджана страна. Тревожные ожидания, конечно, пока сохраняются. Но мы надеемся, что ситуация быстро войдет в мирное русло. И те позитивные процессы, которые протекали между Азербайджаном и Казахстаном и между Казахстаном и другими партнерскими государствами, продолжатся. Ведь Астана была активным участником и базовой страной для очень многих экономических и политических проектов. И стабильность в этой стране для нас очень важна.

Надеемся, что в 2022 году состоится Каспийский саммит, который должен был пройти в 2021 году в Москве, однако по ряду причин был отложен. Казахстан является важнейшим участником каспийской пятерки, и мы очень надеемся, что ситуация в этой стране стабилизируется, и нам удастся нормально провести саммит и получить ожидаемые результаты.

– Во внешнеполитических отношениях были и проблемные моменты?

– В прошлом году наблюдалась определенная напряженность в отношениях между Азербайджаном и Ираном, но она получила разрешение на последних встречах и саммитах, где стороны подтвердили намерения развивать экономические отношения и политический диалог. И это тоже важно с точки зрения прогнозируемости ситуации в нашем регионе. Формула «3+3» в прошлом году, к сожалению, была реализована без участия грузинской стороны, но мы надеемся, что она будет успешной и в этом году к ней подключится и Тбилиси, потому что обсуждаемые в этом формате вопросы не носят политического окраса. В основном это вопросы экономических отношений, транспортного сообщения. И мы ожидаем, что в обозримом будущем грузинская сторона к ним подключится.

В целом же у Азербайджана хорошие отношения с Россией, Грузией, другими соседними странами. Возникавшие в прошлом году сложности так или иначе нам удавалось урегулировать, и думаю, что определенная стабильность в отношениях между государствами региона является важным ресурсом для политического диалога и экономического сотрудничества. Буду оптимистом и скажу, что наши региональные процессы могут служить образцом для других регионов, потому что сегодня все противоречия у нас решаются посредством диалога. И это самое главное достижение прошлого года.

– Спасибо вам за интересную беседу.

___________________________

Фото: https://report.az

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2126
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика