Новая интеграционная модель ЕАЭС: одной рукой узла не завяжешь - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 25.06.2022 |

Новая интеграционная модель ЕАЭС: одной рукой узла не завяжешь

В ходе недавнего Международного экономического форума «ИННОПРОМ» в Ташкенте Сергей Глазьев, министр по интеграции и макроэкономике ЕЭК, заявил, что Евразийский союз формирует «новый тип интеграции», предусматривающий ликвидацию зависимости от монополизма валют Запада и стимулирование комплексной финансово-экономической интеграции.

С. Глазьев апеллировал к тому, что такая модель основывается на «доверии между её участниками». При этом «в ЕАЭС решения принимаются консенсусом, и ЕЭК ничего никому не навязывает».

Очевидно, что растущее ужесточение санкционной политики Запада в отношении России и Белоруссии и их ответные меры ускорили распад общемирового рынка товаров и услуг, основанного на всевластии транснациональных корпораций Запада и его валют. Известные же геополитические эксцессы последних месяцев тем более ускоряют означенный распад.

Соответственно, растет востребованность межгосударственной интеграции, нацеленной на укрепление и национального, и коллективного внутри- и внешнеэкономического суверенитета. Это, по оценке С. Глазьева, как раз и составляет основу новой интеграционной модели (НИМ).

Насчет предметного содержания такой модели официальные разъяснения пока не заявлены в полной мере. Но ряд акцентов министр ЕЭК уже обозначил: в основном они касаются валютно-финансовых аспектов НИМ. В частности, «мы сейчас работаем над проектом международного договора о введении мировой расчетной валюты, привязанной к национальным валютам участвующих стран и к биржевым товарам».

Похоже, речь идет об аналоге БПР - безналичного переводного рубля (1964-1987 гг.) в бывшем Совете экономической взаимопомощи стран социалистического лагеря. БПР был привязан в основном к взаимно согласованным ценам на обоюдные товаропоставки всех соцстран-участниц и к взаимным курсам их нацвалют. БПР директивно отменило советское руководство в конце 1987 г. (вопреки возражениям большинства стран-участниц СЭВ), и вскоре Запад «охватил» экономику и внешнюю торговлю почти всех стран-участниц объединения.

Но вернемся к упомянутым договору и мировой расчетной валюте. По мнению С. Глазьева, странам-участницам такого договора не понадобятся банки Запада. Особенно с учетом «восстановления значимости национального суверенитета».

Заметим в этой связи, что совокупная доля доллара США, британского фунта и евро в общемировых экономических взаиморасчетах, по оценкам (2022 г.) Постоянной конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) и Организации ООН по промышленному развитию (ЮНИДО), ныне превышает 70%. Ибо практически все товары в общемировой торговле котируются в тех же валютах. А к этим котировкам подвязаны не менее 70% стран с их нацвалютами ввиду товарной структуры и географической направленности их внешней торговли. Потому навряд ли эти страны смогут быстро перейти на иные варианты взаиморасчетов. Да и общемировые инвестиционно-кредитные ресурсы поныне формируются более чем на 70% за счет тех же западных валют.

Стало быть, развитие нового международного рынка товаров и услуг зависит от коллективных экономических возможностей тех стран, которые коллективно бросят не декларативный, а реальный вызов прозападной мирохозяйственной системе.

Востребованность реальных мер отмечает и С. Глазьев: еще 10 лет назад на Астанинском экономическом форуме был представлен доклад «К устойчивому росту через справедливый мировой экономический порядок» с проектом новой мировой расчетной валюты. Но ни одно из государств «в лице «официальных» денежных властей проектом не заинтересовалось. Потому до переговоров дело не дошло, и по сию пору положения доклада остаются лишь предложением экспертов.

Между тем, указывает министр ЕЭК, если не будет изменена кредитно-денежная политика, сориентированная на мировую сырьевую конъюнктуру, «нам в этой гибридной войне выстоять невозможно». В связи с чем С. Глазьев призывает укреплять межстрановую кооперацию, платежеспособность нацвалют и ускорить перевод расчетов внутри и вне ЕАЭС на эти валюты. Это станет основой для новой интеграционной модели в Союзе и его внешнеэкономических связях.

Если говорить в более широком контексте, эти рекомендации начинают реализоваться. Так, 17 марта на заседании Совета ЕЭК в Москве премьер-министрами государств-членов Союза был утвержден перечень первоочередных мер по повышению устойчивости экономик стран Союза. Пакет соответствующих национальных и межгосударственных мер включает ряд взаимосвязанных друг с другом блоков.

Первый блок - это меры таможенного, тарифного/нетарифного регулирования и защитных торговых мер. Прежде всего, это снижение ставок импортных и льготы на ввоз товаров массового спроса; единые меры регулирования экспорта без ущерба для внутреннего предложения товаров; сокращение сроков таможенных процедур и их сроков. В рамках этого блока уже введены на различные сроки пониженные и нулевые пошлины на ввоз более чем 450 товарных категорий.

Второй блок - это меры по беспрепятственному движению рабочей силы; целевому финансированию кооперационных проектов; привлечению инвестиций в высокотехнологичные отрасли. Последнее включает налоговые и смежные фискальные льготы для инвесторов и для поставок странами ЕАЭС кооперационной продукции. 

В рамках этих блоков, во-первых, уже одобрено формирование единых фондов, например, по семенному материалу, удобрениям, медицинским изделиям, ряду товаров массового спроса. Во-вторых, расширяются география и товарный ассортимент скоростных железнодорожных агроэкспрессов в ЕАЭС и в целом в СНГ. Партнерство в этой сфере осуществляется с КНР и Ираном, с которым вскоре завершатся переговоры о зоне свободной торговли.

В-третьих, согласованы меры по равноправному участию стран Союза в перекрестных госзакупках.

В-четвертых, ЕЭК недавно утвердила дорожную карту по созданию мощностей для сборки/обслуживания авиасудов и производства авиакомпонентов. Схожие меры к настоящему времени приняты или дорабатываются ещё примерно по 20 отраслям.

Примыкают к тем же блокам и меры по формированию к середине 2020-х годов в ЕАЭС единых рынков нефти, газа, электроэнергии и услуг по их транспортировке.

Третий блок предусматривает более тесную координацию валютной и в целом финансовой политики стран Союза на основе взаиморасчетов, повторим, в национальных валютах. Отметим, что минимум 70% взаиморасчетов в торговле между странами ЕАЭС уже осуществляется в их валютах. И до 80% в этих расчетах приходится на российский рубль.

Но в контексте столь обширной программы и, соответственно, новой интеграционной модели, к которой апеллирует Сергей Глазьев, требуется в том числе единая внешнеэкономическая политика. И особенно коллективный ответ стран Союза на политико-экономическое давление Запада на РФ и Белоруссию.

Но здесь пока не проявляется «коллективности»: другие страны ЕАЭС поныне не участвуют в российских и белорусских контрсанкциях. Ибо считают вовсе необязательным своё участие в контрсанкционных и смежных мерах партнеров по ЕАЭС.

В то же время, как отмечает Елена Кузьмина, эксперт Центра постсоветских исследований НИ ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова, для усиления интеграции в ЕАЭС «наибольшую важность представляет ситуация в российской экономике». Поскольку «именно Россия – крупнейший торговый и инвестиционный партнер других стран Союза». Соответственно, полнота выполнения интеграционных задач зависит, по оценке эксперта, от того, насколько быстро и плодотворно Россия перестроит свою экономику.

Для интеграционного вектора в нынешних условиях «не менее актуальны синхронная модернизация национальных экономических программ». С их «сопряжением с интеграционными программами Союза». Всё же кооперационные взаимосвязи в ЕАЭС с учетом контрсанкционной «обособленности» большинства стран Союза  испытывают на себе санкционный прессинг на РФ с 2014 г. и Белоруссии с 2020-го. Сказывается также неготовность стран Союза и их бизнеса передавать свои финансово-экономические полномочия наднациональным структурам ЕАЭС.

Потому, по оценкам национальных экономических ведомств и торгово-промышленных палат стран Союза (февраль-март), наиболее высока доля кооперационной продукции (сырьевой, полуфабрикатной, готовой) в объеме торговли между странами ЕАЭС – в торговых связях между РФ и Белоруссией: от 25 до 30%. В торговых же связях между другими странами Союза этот показатель немногим более 15%.

Эта планка, по тем же оценкам, может в 2022-23/24 гг. повыситься до 25%, в том числе в российско-белорусских экономических связях до 37-40%. Конечно, если не будет резких перепадов валютных курсов; при экономических взаимосвязях по фиксированным диапазонам и цен, и транзитных тарифов. А также при расширении и идентичности национальных налоговых и смежных льгот в кооперационных проектах.

Что же касается перехода сугубо на нацвалюты внутри ЕАЭС, многие профильные эксперты считают, что для этого требуется, прежде всего, коллективная «отвязка» этих валют от курсов доллара США и евро. С одновременной опять же фиксацией курсового коридора нацвалют во взаиморасчетах между всеми странами Союза.

Словом, все вышеупомянутые факторы являются важнейшей, если не самой главной начинкой новой интеграционной модели ЕАЭС.

Читайте нас в: Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1562
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», меджлис крымско-татарского народа, Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство»,  Полк  «Азов», «Айдар», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика