Талибы не справляются – в Афганистане набирает обороты новая война - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 18.08.2022 |

Талибы не справляются – в Афганистане набирает обороты новая война

Почти год прошел, как движение «Талибан»* захватило власть в Афганистане. С тех пор социально-экономическое положение и без того нищих афганцев сильно ухудшилось, на фоне начавшегося голода в стране растет недовольство режимом талибов. Новая война обретает этнический окрас, против талибов-пуштунов выступает оппозиционеры – таджики, хазарейцы и другие народности.

На фоне конфликта в Восточной Европе события в Афганистане как-то отошли на второй план. Между тем война там не прекращается и только набирает обороты. Оппозиция формирует вооруженные отряды и устраивает нападения на представителей новой власти, которую пока никто в мире не признал и даже не вычеркнул из списка террористических организаций. На фоне войны начинаются голод и другие бедствия для простого населения. Таджикистан высказывает беспокойство по поводу положения этнических таджиков в этой стране.

В интервью «Ритму Евразии» Равшан Назаров, кандидат философских наук, эксперт Международного института Центральной Азии, рассказал о положение дел в неспокойном Афганистане.

– Равшан Ринатович, какие перемены произошли в Афганистане за последние 10 месяцев для обычных граждан этой страны?

– Большинство простых афганцев (особенно в провинции) наверняка и не почувствовало бы никаких особых перемен в связи со сменой политического режима в Кабуле, если бы не постоянные «инициативы» талибов по тем или иным вопросам, подчас касающиеся самых обыденных вопросов, таких как одежда, общий внешний вид мужчин и женщин, разрешения (а чаще запреты и ограничения) на те или иные виды деятельности (учеба для девочек, работа для женщин, искусство и т. д.).

Безусловно, есть большие группы, положение которых явно изменилось, и далеко не в лучшую сторону. Прежде всего это  женщины (особенно ранее социально активные женщины – педагоги, медики, предприниматели, журналисты и др.), девочки и девушки (особенно ранее обучавшиеся), бывшие служащие старого режима (особенно военнослужащие и представители правоохранительных органов), представители этнических и конфессиональных меньшинств (особенно  шиитско-хазарейское меньшинство), представители всех других политических партий и движений, кроме «Талибана».

Общее социально-экономическое положение Афганистана явно ухудшилось, и это отмечают все эксперты, даже при том, что более или менее внятные цифры есть только по 2019-2020 гг. В эти годы ИРА с 40-миллионным населением имел всего 80-81 млрд долл. ВВП в год (меньше, чем такие небольшие страны, как Гана, Непал, Панама, Словения и др.). А 500 долларов среднедушевого дохода в год – это меньше, чем в Сьерра-Леоне, Малави, Йемене, Эритрее. Современные реальные оценки (а тем более прогнозы) дальнейшего развития экономики Афганистана слишком субъективны, и все они  более чем неутешительны. Так, к маю нынешнего года Афганистан задолжал Узбекистану и Таджикистану более 100 млн долл. только за электроэнергию.

Как отмечают эксперты ООН, «после прихода к власти было много факторов, создающих внутреннюю напряженность внутри движения, что привело к восприятию того, что управление талибами было хаотичным, разрозненным и склонным к изменению политики и невыполнению обещаний».

– Талибам удалось за последний год добиться успехов в борьбе с международным терроризмом (ИГ* "Аль-Каида"*)?

– Вряд ли можно сказать, что талибы достигли серьезных успехов в борьбе с международными террористическими группировками, о чем свидетельствуют непрекращающиеся боестолкновения и теракты. Среди громких терактов только 2022 года можно вспомнить такие, как взрыв автобуса в Герате (январь), взрыв в мечети в Пактии (март), «Черный апрель» (взрывы в школе Кабула, в мечетях Кабула, Кундуза, Мазари-Шарифа), взрыв в мечети Кабула и микроавтобусов в Мазари-Шарифе (май). А если вспомнить и другие теракты августа-декабря 2021 г. в Кабуле, Джелалабаде, Хосте, Кундузе, Кандагаре, то картина получается и вовсе мрачная.

       

Самыми крупными стали теракты в Кабульском аэропорту в августе (свыше 200 погибших, включая 13 американских солдат) и в Кандагарской мечети (65 погибших, свыше 70 раненых). Главной террористической группировкой Афганистана остается «ИГИЛ – Хорасан» (до 6 тыс. боевиков), на которую и приходится основное число терактов. Но есть и другие группировки: Афганский филиал «Аль-Каиды» (600-700 боевиков), «Движение талибов Пакистана» (до 1 тыс. боевиков, в основном из пакистанских пуштунов, но есть и афганцы, отошедшие от «Талибана»), «Исламское движение Узбекистана»* (ИДУ, оно же ИДТ - Исламское движение Туркестана, до 1 тыс. боевиков) и ряд более мелких группировок (от 100 до 500 боевиков).

Непродуманная репрессивная политика талибов в отношении военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов старого режима приводит к тому, что террористические группировки пополняются высокопрофессиональными кадровыми военными – взрывниками, техниками, снайперами и др.

– Какие в Афганистане сейчас существуют оппозиционные силы? Насколько в этом велика роль ФНСА?

– Основной антиталибской силой в Афганистане является Фронт национального спасения (ФНСА), возглавляемый Ахмадом Масудом (старший сын авторитетного антиталибского командира 1990-х годов Ахмад Шаха Масуда), Амруллой Салехом (де-юре - первый вице-президент, де-факто - и.о. президента ИРА), Бисмилла Мохаммади Хан (генерал, последний министр обороны ИРА). Среди видных деятелей ФНСА – Ахмад Зия Масуд, Салех Мохаммад Регистани и др. С августа 2021 г. по настоящее время ФНСА провел целый ряд антиталибских акций и операций, включая прямые боестолкновения. ФНСА имеет свои региональные структуры во всех таджикских провинциях страны – Панджшере, Бадахшане, Каписе, Парване, Тахаре.

Среди других организаций антиталибского сопротивления можно назвать такие, как Высший совет спасения Афганистана (ВССА), который возглавляют маршал Абдул-Рашид Дустум, генерал Ато Мухаммад Нур, видные политики Абдурасул Сайяф, Мохаммад Мохакек, Мухаммад-Юнус Кануни и др.; Фронт свободы Афганистана (ФСА, во главе – бывший начальник Генштаба армии ИРА генерал Мохаммад Ясин Зия); отряды афганских узбеков во главе с генералом Хашимом Батором и полковником Ярмухаммадом Дустумом (сын маршала Дустума); отряды Исламского общества Афганистана (ИОА, во главе – Салахуддин Раббани, сын экс-президента Бурхануддина Раббани); хазарейские группы сопротивления («Свободные солдаты Хазарестана» и др.).

В целом большинство организаций и групп антиталибского сопротивления в качестве непременного условия успеха в борьбе с «Талибаном» считают «достижение стратегического компромисса» и «объединение всех сил» антиталибских групп. Кстати, «Талибан» довольно неуютно чувствует себя в Кабуле – сравнительно современном, модернизированном городе с антиталибски настроенным и преимущественно непуштунским населением. Видимо, в связи с этим есть планы переноса столицы в Кандагар – более архаичный и более пуштунский город.

– Какова стала ситуация с межэтническими отношениями после прихода талибов? Официальный Душанбе неоднократно заявлял о притеснении этнических таджиков, в чем выражается это притеснение?

– «Талибан» в качестве своих стратегических политических целей всегда ставил и ставит укрепление абсолютного пуштунского доминирования, что стало чувствоваться буквально с самого начала прихода талибов к власти. Среди служащих старого режима в первую очередь увольнялись представители непуштунских народов (таджики, узбеки, хазарейцы и т.д.).

Узбекский язык был лишен своего официального статуса, который он имел в провинциях северного Афганистана (Джаузджан, Фарьяб, Сари-Пуль, Балх, Саманган, Тахар, Кундуз). Более того, талибы повели наступление даже на язык дари, который всегда являлся языком межнационального общения в Афганистане и которым владеет большинство населения всех национальностей. В то же время языком пушту владеет мало кто из непуштунов. Одним из факторов противостояния языков дари и пушту является также то, что в среде младших и средних командиров «Талибана» (из которых в настоящее время набираются чиновники всех уровней) много выходцев из Пакистана, которые, как правило, дари не владеют.

Особенно ярко проявляется дискриминация в отношении шиитско-хазарейского меньшинства. Одной из главных проблем «Талибана» является то, что его идеологи хотят совместить несовместимые догматы – радикальный ислам (который в принципе против любой этничности, поскольку делит людей только по принципу «мусульманин – немусульманин») и великодержавный пуштунский национализм (который находится в явном противоречии с догмами ислама).

Официальный Таджикистан твердо и последовательно занимает антиталибскую позицию, поскольку это единственное государство на постсоветском пространстве, которое пережило господство радикально-исламистского режима (в начале 1990-х гг.) и полномасштабную гражданскую войну. Правительство и народ Таджикистана не понаслышке знают, что такое радикальный ислам, экстремизм, терроризм. Среди группировок, ныне базирующихся в Афганистане, есть и те, что созданы бывшими деятелями и боевиками Объединенной таджикской оппозиции, такие как «Ансарулла», «Сообщество воинов Аллаха», «Исламское движение Таджикистана», «Группа Абдул Вали», «Партия исламского возрождения Таджикистана», «Таджики джамаат» и др.

Естественно, руководство Таджикистана совершенно не заинтересовано в проникновении экстремистско-террористической угрозы с территории Афганистана. В связи с этим таджикские погранвойска и части таджикской армии вдоль таджикско-афганской границы находятся в состоянии повышенной боевой готовности. Ещё одним важным фактором антиталибской позиции руководства Таджикистана является то, что основу антиталибского афганского сопротивления составляют именно этнические таджики Панджшера и других таджикских провинций Афганистана. А Таджикистан, естественно, не может оставаться равнодушным к судьбам этнически близкого населения.

– Возможно ли, чтобы талибы-пуштуны добровольно впустили в высшие эшелоны власти непуштунских представителей?

– Талибы достаточно последовательно проводят политику тотальной «пуштунизации» афганского общества, поэтому сложно себе представить, что они согласятся на серьёзное непуштунское представительство во власти. Если непуштунам и будут предоставлены какие-то посты, то, скорее всего, это будут второстепенные и чисто декоративные должности.

Периодически возникающие стычки между различными группировками талибов часто имеют этническую и племенную основу: между пуштунами и таджиками, между пуштунами и узбеками, между пуштунами-афганцами и пуштунами-пакистанцами, между пуштунами-дуррани и пуштунами-гильзаями и т.д. Так, в январе был серьезный конфликт в Меймене (центр северной провинции Фарьяб) между местными узбекскими боевиками из отрядов Махдума Алама и Кары Вакиля с пришлыми пуштунскими боевиками. Стычки более локального характера случаются регулярно, что неудивительно, учитывая то количество оружия, которое накопилось в Афганистане за последние годы, и общую социальную нестабильность.

– В мире сейчас наблюдается дефицит продовольствия, в частности пшеницы, которую импортирует Афганистан. Можно ли уже сейчас прогнозировать, что и без того бедных афганцев ждет настоящий голод в 2023 году?

– Дефицит всех средств жизнеобеспечения (энергия, топливо, лекарства, одежда, обувь и т. д.), но прежде всего  продовольствия, это, к сожалению, не завтрашний, а уже сегодняшний день Афганистана. Эксперты ООН отмечают, что главная задача талибов – «стремясь к международному признанию, вновь вступить в международную финансовую систему и получить помощь, чтобы справиться с растущим экономическим и гуманитарным кризисом в Афганистане».

Однако никаких серьёзных подвижек в политике «Талибана» нет. И это при том, что, по данным ВПП (Всемирная продовольственная программа ООН), более половины населения страны – около 24 млн человек – сталкивается с острой нехваткой продуктов питания, а более 3 млн детей в возрасте до 5 лет страдают от хронического недоедания. В целом до 95% населения в той или иной мере испытывает недостаток самых элементарных продовольственных товаров (мука, рис, растительное масло и т.д.). Хронический продовольственный кризис в Афганистане усугубляется к тому же тотальной нехваткой питьевой и поливочной воды и надвигающейся засухой. Без помощи мирового сообщества стране не выжить.

Читайте нас в: Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
7237
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», меджлис крымско-татарского народа, Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство»,  Полк  «Азов», «Айдар», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика