Как сделать Крым новыми воротами для белорусской продукции на мировые рынки - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 18.08.2022 |

Как сделать Крым новыми воротами для белорусской продукции на мировые рынки

Санкционное давление на Белоруссию, которое усилилось после начала российской специальной военной операции (СВО) на Украине, заставляет официальный Минск искать новые возможности для сохранения и развития экономики республики. Одним из наиболее острых вопросов, которые стоят перед белорусскими властями, является проблема экспорта и в первую очередь – путей транзита местной продукции на внешние рынки. С этой точки зрения сотрудничество Белоруссии с российскими регионами, имеющими выход к морю, приобретает стратегический характер. Одним из возможных направлений транзита белорусского экспорта вполне может стать Крым, с которым у Белоруссии, несмотря на множество различного рода нюансов, налажены тесные отношения.

Известно, что с конца 2020 года против РБ со стороны стран Запада было введено множество различных ограничений, которые коснулись практически всех отраслей экономики республики. Не обошли санкции стороной и транзит белорусского экспорта, который в прошлые годы в основном был организован через порты прибалтийских республик, в первую очередь Литву. Введенные ЕС и США рестрикции относительно нефтепродуктов и минеральных удобрений из Белоруссии привели к тому, что с начала текущего года Вильнюс закрыл для соседней республики свои морские гавани, объяснив это санкциями Брюсселя и Вашингтона. Несмотря на то, что для портов Литвы, а также местной железной дороги этот шаг стал «выстрелом себе в ногу», практически поставив их на грань банкротства (в прошлом белорусский транзит обеспечивал около трети оборота порта в Клайпеде), Вильнюс отказался от переговоров с Минском, вынудив Белоруссию искать новые пути для своего транзита.

То, что подобная ситуация может рано или поздно произойти, в Минске знали еще несколько лет назад. Поэтому вопрос о переориентации транспортного потока был поставлен президентом Александром Лукашенко заранее. Однако вплоть до полного закрытия прибалтийского направления, а также разрыва отношений с Украиной, куда направлялась львиная доля белорусских нефтепродуктов, в Минске старались не форсировать события, пользуясь удобной и наиболее удобной логистикой в направлении портов Литвы и Латвии и их инфраструктурой. Теперь же, когда полностью исчезла даже гипотетическая возможность использовать для транзита морские гавани Прибалтики и Украины, Минск всерьез занялся переориентацией своих транспортных потоков, в первую очередь за счет России, которая предоставила Белоруссии свои портовые мощности в Ленинградской области и даже выделила место для строительства собственного белорусского порта.

       

Вместе с тем с учетом необходимости перенаправления транзита калийных удобрений, а также ряда иной продукции на азиатские рынки, которые должны заменить европейские, перед Белоруссией возникла острая необходимость рассмотреть возможность использования не только северного, но и южного направления. При этом следует учитывать, что переориентация товарных потоков требует времени, а также нуждается в выстраивании новых маршрутов доставки и трансформацию транспортно-логистической системы.

Например, в марте появилась информация о том, что прорабатываются варианты транспортировки удобрений через порт Астрахани и международный транспортный коридор (МТК) «Север–Юг». Портовая инфраструктура здесь позволяет отгружать более 16 млн тонн грузов в год, но в настоящее время загрузка производится лишь на одну пятую возможностей. Поэтому сотрудничество с Белоруссией также выгодно и для астраханских властей. Особенно в свете того, что логистические компании из Ирана уже понизили тарифы для грузов, следующих по МТК «Север–Юг», что создает дополнительную привлекательность для использования этого пути и для белорусских компаний.

Вместе с тем южное направление не ограничивается только астраханским портом. Для Белоруссии может быть интересен и транзит через портовые мощности Черного моря, в первую очередь Крыма. Особенно с учетом того, что сегодня официальному Минску практически нет необходимости вести какую-либо острожную игру со странами Запада относительно сотрудничества с российским полуостровом. Как заявил в последнем интервью «Франс Пресс» Александр Лукашенко, Минск уже давно де-факто признал Крым, а сейчас и ЛНР, и ДНР. По словам белорусского лидера, «если Крыму, Луганску, Донецку надо будет продовольствие, кирпич, цемент, восстанавливать и прочее, мы будем им помогать, надо будет – признаем». И если в прошлые годы Минск довольно острожно действовал на крымском направлении, а речи о транзите грузов через полуостров не велось, то за последний год ситуация начала коренным образом меняться.

Еще осенью пошлого года председатель белорусской общины Крыма Роман Чегринец заявил, что крымские морские порты могут стать транспортным узлом для мирового экспорта белорусских товаров. Тогда он отмечал, что полуостров, даже несмотря на проблемы с логистикой, «очень удобен как хаб с возможностью выхода и на Турцию, и на Сирию, и на страны Африки», особенно с учетом того, что крымские порты не загружены до конца.

В нынешнем году данная тема стала более чем актуальной. В начале июля на IX Форуме регионов Белоруссии и России представитель Крыма при президенте РФ Георгий Мурадов сообщил, что власти полуострова предлагают Минску организовать доставку грузов через южные регионы России в обход Прибалтики, назвав это «импортозамещением в теме морских перевозок». Более того, тогда же прозвучала идея создания совместной белорусско-российской судоходной компании.

17 июля уже заместитель председателя правительства РФ Алексей Оверчук заявил, что Москва готова оказать Минску максимальное содействие в транзите белорусской продукции с использованием российской инфраструктуры. Одновременно прозвучало и другое заявление Г. Мурадова, по словам которого сегодня на полуострове «работают с неполной загрузкой шесть портов плюс город Севастополь», которые имеют выходы именно в те страны и регионы, где белорусская и российская продукция крайне востребована: Ближний Восток, Северная Африка, Южная Азия, Турция. В этой связи он предложил Минску использовать морские гавани Крыма для своего экспорта.

Последние предложения со стороны крымских властей в белорусской столице вряд ли пройдут незамеченными, так как Минск заинтересован в диверсификации своего экспортного потока и наращивании торговых отношений со странами Ближнего Востока и Азии. Например, Белоруссия имеет тесные связи с Сирией, куда поставляется различная белорусская продукция, начиная от продовольствия и заканчивая сельхозтехникой. С этой позиции Крым имеет весьма перспективные предложения для Минска, так как с конца 2019 года полуостров с Сирией связывает морской транспортный коридор. По нему в 2021 году только Красногвардейский зерновой элеватор поставил 200 тыс. тонн крымского зерна.

Особенностью крымских портов является то, что они, в отличие от ряда других гаваней России, хорошо подходят для обработки основных белорусских товаров – калийных удобрений и нефтепродуктов. Известно, что пять основных морских гаваней Крыма (Феодосия, Керчь, Евпатория, Ялта и Севастополь) имеют опыт работы не только с контейнерными перевозками, но и накатными, товарно-штучными, а также насыпными грузами и в настоящее время располагают необходимыми мощностями для их обработки. В частности, в Феодосии вполне готовы принимать произведенные в Белоруссии нефтепродукты, а в Севастополе – удобрения. Все это, а также планы крымских властей по масштабной реконструкции и развитию портовой инфраструктуры полуострова до 2025 года делают крымское направление довольно заманчивым для белорусских производителей.

В то же время есть и ряд проблем, которые тормозят развитие сотрудничества между сторонами. В первую очередь это стоимость транспортировки и отсутствие развитой логистики на южном направлении. Кроме того, российская СВО и введенные против России санкции серьезным образом затруднили транзит грузов по Черному морю. Однако все эти трудности не означают, что в белорусской столице не рассматривают возможность использования крымских портов для своего транзита. Косвенно на это указывает и недавнее заявление Минтранса РБ, где было отмечено, что уже ведется работа по подписанию соглашения о перевалке белорусских грузов через северные и южные порты России.

Конечно, налаживание необходимых связей, проработку маршрутов, решение вопросов тарифов с РЖД и многое другое нельзя осуществить за один месяц, и вполне вероятно, что использование белорусскими компаниями морских гаваней в Крыму произойдет не в текущем году. Но в том, что рано или поздно товары из Белоруссии придут в порты полуострова, как и то, что товаропоток будет организован в обратном направлении, сомневаться не приходится.

Читайте нас в: Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1383
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», меджлис крымско-татарского народа, Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство»,  Полк  «Азов», «Айдар», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика