Россия–Иран: стратегический тандем в нефтегазовой индустрии - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 10.12.2022 |

Россия–Иран: стратегический тандем в нефтегазовой индустрии

Российско-иранское стратегическое партнерство получает конкретное отражение в недавнем, притом беспрецедентном двустороннем меморандуме «О стратегическом сотрудничестве» в нефтегазовом комплексе. Документ, подписанный в середине июля с.  г., предусматривает фактически бессрочное партнерство обеих стран в развитии иранской нефтегазовой индустрии и в их совместной энергоэкспортной политике. Меморандум подписали зампред правления ОАО «Газпром» Виталий Маркелов и глава Иранской национальной нефтяной корпорации (NIOC) Мохсен Хойстемехер в ходе онлайн-церемонии.

Переговоры по этим вопросам проводились с начала 2010-х, в ходе которых устранялись спорные, проблемные вопросы. А главным стимулом для достижения нынешних договоренностей, как отмечают иранские СМИ, стало развитие российско-иранских отношений именно на основе всестороннего стратегического партнерства Москвы и Тегерана.

Финансовые механизмы, конкретные сроки реализации меморандума будут уточнены, по предварительной информации, не позднее осени текущего года. Но сектора двустороннего взаимодействия и их содержание, предусмотренные означенным документом, вправду, беспрецедентные. Как охарактеризовал их М. Хойстемехер, глава NIOC, предусмотренные российские и российско-иранские капиталовложения в нефтегазовый комплекс Ирана «станут крупнейшими инвестициями за всю историю важнейшей отрасли иранской экономики». Они обозначаются «несколькими десятками миллиардов долларов из России в нефтяные и газовые месторождения и проекты Ирана».

Немаловажно и то, что российская сторона – в качестве оплаты Ираном российских вложений и поставок оборудования – сможет использовать часть нефтегазового сырья и продуктов его переработки, произведенных по совместным проектам. Объемы и ассортимент продукции, подлежащий использованию российской стороной, планируется уточнить до конца текущего года.

По предварительным неофициальным оценкам, пропорции сырья и готовой (переработанной) продукции в этой сфере поставок будут пропорциональными, то есть 50:50. Такой расклад выгоден РФ, прежде всего, тем, что он позволит восполнять наряду с российским производством резкое сокращение экспорта в РФ с Запада продукции нефтегазохимии в связи с антироссийскими санкциями. Прежде всего, это химические волокна и нити, сырьевые и полуфабрикатные продукты для лесо- и биохимии, для производств двойного назначения.

Совокупная инвестиционная стоимость совместных проектов, предусмотренных меморандумом, оценивается не менее чем в 40 млрд долл. (в текущих ценах). Предварительная доля российской стороны в этих инвестициях не меньше 60%, позднее этот показатель может увеличиться до 70-75%.

В целом совместные проекты, согласно документу, включают два крупных блока.

Первый – это разработка крупных запасов нефтяного, то есть попутного и природного газа Северный Парс и у острова Киш (иранские шельф и побережье в центральном и южном секторах Персидского залива) с российскими вложениями не менее 10 млрд долл. Здесь также предусмотрено применение новых российско-иранских технологий для повышения продуктивности газового месторождения Южный Парс.

Уточним: Северный и Южный Парс – среди крупнейших в мире газовых месторождений. Причем около половины этого газового района входит в морскую экономическую зону соседнего Катара: этот сектор доосваивается и разрабатывается в том числе и по ирано-катарским проектам.

Парс – один из крупнейших в мире газоресурсных районов

Суммарные запасы обоих секторов Парса (2021 г.) составляют 28 трлн кубометров газа и не менее 7 млрд тонн нефти и нефтесодержащих примесей (45 млрд баррелей). Доля иранского сектора в этих запасах  не меньше 40%. Уровень же промышленной освоенности катарского сектора пока выше, чем иранского. Поэтому в Тегеране форсируют разработку иранского района Парса с участием России. Привлечение же РФ к его доосвоению обусловлено ещё и тем, что в связи с антииранскими санкциями США и в целом Запада большинство западных компаний приостановили (в конце 2010-х) участие в разработке иранской части того района или вообще вышли из соответствующих проектов. При этом они переориентировали свои вложения в катарский сектор Парса.

Соответственно, возникает «перекос» в освоении столь крупных ресурсов в пользу Катара, а это невыгодно Ирану и по политическим причинам.

Второй блок российского инвестиционно-технологического участия в нефтегазовой индустрии Ирана, согласно меморандуму, – это капвложения (в основном российские) до 15 млрд долл. в организацию экспорта российского газа через Иран и соответственно иранского газа в соседние Оман и Пакистан, а в перспективе и в Индию (через Пакистан). Речь идет в том числе о поставках в эти страны и сжиженного природного газа после реализации – тоже с российским участием – не менее трех южноиранских СПГ-проектов, запланированных невдалеке от вышеупомянутых запасов иранского газосырья (у острова Киш и в иранской части Парса).

По имеющейся информации, в этом комплексном проекте возможен ряд взаимосвязанных схем. Первая – это поставки российского газа через Азербайжан–Иран в Оман–Пакистан/Индию в обмен на встречный («своповый») трубопроводный экспорт иранского газа в РФ. Вторая – совместный экспорт СПГ в те же страны с частичным взаимным замещением этого экспорта, то есть взаимными поставками Ираном и РФ друг другу трубопроводного или сжиженного газа.

Газопровод Иран–Азербайджан–РФ вблизи каспийского побережья этих стран

Заметим, что официальные сообщения о российско-иранских переговорах по таким газоэкспортным схемам появились в начале 2022 года, хотя, по имеющимся данным, те же варианты сторонами обсуждаются уже свыше 10 лет.

Точные характеристики столь масштабного проекта пока не обозначены официально. Но в связи с его заявленными контурами, в том числе географическими, российский газ – и трубопроводный, и сжиженный – впервые выйдет, притом по кратчайшему маршруту, на рынок Южной Азии. Там растет спрос на импортный газ, а давний проект газопровода ТАPI (Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия, 1750 км) поныне остаётся нереализованным в основном из-за ситуации в Афганистане и в пакистано-индийских политических взаимоотношениях. Сроки создания этой артерии переносились уже много раз, и, похоже, это продолжится и в обозримой перспективе.

Российско-иранский меморандум включает также создание в Иране с российской помощью новых нефте- и газопроводов, освоение там не менее шести нефтяных месторождений (их перечень стороны официально уточнят в ближайшие месяцы), развитие научно-технического сотрудничества в нефтегазовой индустрии. Что с учетом вышеупомянутых проектов ещё более укрепит экономические позиции России в Иране.

А в более широком контексте нефтегазовый альянс России и Тегерана окажет стратегическое влияние на тенденции в общемировой нефтегазовой конъюнктуре уже потому, что, по ряду оценок, реализация всех означенных проектов позволит минимум на треть увеличить российский и иранский (в целом) объем экспорта нефтегазового сырья и разнообразных продуктов его переработки.

Характерно, что схожие проекты были согласованы между Москвой и Тегераном еще на рубеже 60-70-х и начали реализовываться с 1971 года. Но на их дальнейшее осуществление, конечно, повлияли известные геополитические изменения конца 70-х – начала 90-х. Зато теперь эти проекты обрели расширенную географию, более весомые масштабы и более конкретное содержание.

Читайте нас в: Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1965
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», меджлис крымско-татарского народа, Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство»,  Полк  «Азов», «Айдар», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика