Агрокооперация ЕАЭС с Узбекистаном: приоритет поставок или совместных проектов? - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 08.12.2022 |

Агрокооперация ЕАЭС с Узбекистаном: приоритет поставок или совместных проектов?

Правительство Узбекистана недавно выступило с инициативой ускорить агропромышленную кооперацию в рамках ЕАЭС. Эта инициатива вписывается в основные направления евразийской экономической интеграции, способствуя обеспечению максимального уровня продовольственной безопасности Союза. Но – с учётом наблюдательного статуса Узбекистана в Союзе – предложение Ташкента требует, прежде всего, межгосударственного согласования внутри- и внешнеэкономической политики в сфере АПК. Предусматривающей в том числе равноправный доступ на взаимные рынки сельхозпродукции – сырьевой, промежуточной и готовой.

Инициатива озвучена премьер-министром РУз Абдуллой Ариповым в ходе Евразийского межправительственного совета в Чолпон-Ата (Киргизстан). По мнению премьера, все страны ЕАЭС из-за усиления кризисных проявлений мировой экономики «продолжают сталкиваться с проблемами разрыва логистических цепочек, рисками в продовольственной и энергобезопасности». Потому востребована координация мер, «направленных на нивелирование этих вызовов». В контексте же развития АПК-кооперации, по оценке А. Арипова, важно обеспечить «нераспространение ограничений на поставку товаров». Считается также целесообразным наладить «создание совместных предприятий по выращиванию сельхозкультур и производству продовольственной продукции с учетом климатических особенностей».

Представляется, что узбекистанская инициатива обусловлена несколькими взаимосвязанными факторами. Во-первых, заявляемые Ташкентом объемы возможного экспорта плодоовощной продукции в страны ЕС и в целом на Запад обычно реализуются в лучшем случае на треть. И отнюдь не первый год ввиду фактически бессрочных ограничений в тех странах на плодоовощи из государств, не ассоциированных с политико-экономическими блоками западных стран – ЕС, Североамериканской зоной свободной торговли. Другое дело, что минеральное сырье (особенно для химической промышленности) и его полуфабрикаты традиционно составляют основу узбекистанского экспорта на Запад, а также в КНР.

Во-вторых, объемы производства плодоовощной продукции в Узбекистане активно растут с середины 2010-х: эта продукция ныне составляет не менее четверти в общей стоимости национального экспорта. А с учетом сухофруктов и плодоовощных консервов эта планка почти достигает 30%.

В-третьих, страны ЕАЭС, особенно самый обширный евразийский рынок – российский, предъявляют быстрорастущий спрос на эту узбекистанскую продукцию ввиду не только санкционных и контрсанкционных ограничений в торговле РФ и Белоруссии со многими странами, но и вследствие высокого внутреннего спроса в этих двух странах Союза на плодоовощи южных широт.

Наконец, в-четвертых, в Узбекистане увеличиваются потребности в зерновых, продуктах их переработки и растительных маслах, ибо собственное их производство пока не полностью обеспечивает растущий внутренний спрос. Основной же экспортер данной АПК-продукции в Узбекистан – Россия. Именно в контексте последних двух факторов премьер РУз апеллирует, повторим, к отмене ограничений в ЕАЭС по сельхозторговле с этой страной.

А в целом все эти факторы предопределяют заинтересованность Узбекистана в кооперационных и, скажем так, товарообменных связях со странами ЕАЭС на долговременной основе.

Что же касается конкретных кооперационных проектов, отметим, например, что осенью 2021 г. сообщалось о планах предоставить Узбекистану в РФ в 49-летнюю аренду до 1,5 и даже до 2 млн га сельхозземель для возделывания пшеницы, масличных и сои. И в обоих проектах выразили готовность участвовать 23 субъекта Российской Федерации.

К настоящему времени нет официальной информации по означенному проекту, но, по некоторым данным, консультации продолжаются. Импульс для его решения именно в текущем году – вышеупомянутое предложение премьера Узбекистана насчет агропромышленной кооперации.

Между тем с 2021 г. реализуется кооперационный проект по скоростным железнодорожным аэроэкспрессам между РФ и Узбекистаном в обоих направлениях. К настоящему времени эти перевозки охватывают в целом не менее трети общего ассортимента взаимопоставляемых агрогрузов. К концу 2022-го этот показатель намечено довести минимум до 40%. А доля экспрессов в объеме двусторонних перевозок тех же грузов превысит 40%.

       

Касательно же кооперации в плодоовощном секторе обеих стран, возможные здесь варианты – это, во-первых, аренда сельхозземель в Узбекистане для возделывания фруктов, ягод и/или овощей; во-вторых, совместная закладка плодово-ягодных садов в РФ; в-третьих, совместное с узбекистанскими партнерами производство консервированных и других готовых продуктов. Реализацию этих вариантов ускорит, как отмечалось на недавнем форуме в РФ по агротематике, согласованная политика сторон по всем вопросам взаимной агроторговли. В том числе по вопросам экспортного ценообразования и стимулирования прямых взаимопоставок, то есть при отсутствии наценочно-посреднических структур. Последнее весьма важно, так как в конечных ценах в РФ на свежие плодоовощи и сухофрукты (включая российские) доля посреднических «накруток» нередко превышает 40%. Параллельный, притом еще не решенный вопрос, согласно оценкам того же форума, – это ограничение наценок в торговых сетях.

Между тем в Узбекистане – во всяком случае, в настоящее время – в наибольшей мере заинтересованы в росте экспорта в Россию/ЕАЭС собственной продукции. Именно на этот рынок приходится преобладающая часть узбекистанского плодоовощного экспорта, что обусловлено, по оценкам ЕЭК и Ягодного союза РФ (2022 г.), примерно 35%-ной долей российских фруктов и ягод на внутреннем рынке. А существенное повышение этой планки проблемно из-за природно-климатических условий на большей части территории РФ. Они же сдерживают расширение площадей под бахчевыми и другими теплолюбивыми овощными культурами в стране, включая помидоры, баклажаны, патиссоны, перец, чеснок, лук-порей.

Соответственно, Россия к настоящему времени занимает второе место после Казахстана в импорте узбекистанских плодоовощей. За январь-июль текущего года Узбекистан увеличил объем этих поставок в РФ на 14%; до конца 2022-го этот показатель ожидается на треть больше, чем в 2021-м. В ассортименте узбекистанских плодоовощных поставок в Россию – более 40 товарных наименований. Например, только в Свердловскую область и только за январь-май с. г. втрое увеличились плодоовощные поставки из Узбекистана. А в импорте узбекистанской черешни РФ с 2021 г. занимает первое место.

Словом, агропромышленная кооперация в ЕАЭС с участием Узбекистана возможна в разных вариантах. Но сперва определиться бы с отраслевыми приоритетами кооперации – естественно, в соответствии с балансами спроса-предложения по сельхозсырью и готовому продовольствию на внутренних рынках. Но, пожалуй, самое главное для обеих сторон – согласовать приоритеты на сегодня и ближайшую перспективу. То есть определить, что оптимальнее: наращивание традиционных взаимных поставок или формирование комплексной АПК-кооперации?

Читайте нас в: Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1260
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», меджлис крымско-татарского народа, Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство»,  Полк  «Азов», «Айдар», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика