Мир или перемирие? Перспективы урегулирования киргизско-таджикского конфликта - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 08.12.2022 |

Мир или перемирие? Перспективы урегулирования киргизско-таджикского конфликта

В целях прекращения масштабных боестолкновений на границе Киргизии и Таджикистана, которые начались 14 сентября с перестрелки в местности Булак-Башы Баткенской области КР, стороны подписали мирный договор – протокол «о прекращении и последствиях конфликтов». Подписи под документом, ставшим итогом переговоров, которые прошли 25 сентября на КПП «Кызыл-Бель», поставили председатель ГКНБ КР Камчыбек Ташиев и глава таджикских спецслужб Саймумин Ятимов.

Как сообщила пресс-служба погранвойск Госкомитета национальной безопасности Киргизии, «стороны договорились убрать по четыре погранпоста, с территорий которых начинались атаки. Руководители силовых ведомств выразили надежду, что все пункты протокола будут исполняться и на кыргызские и таджикские земли придут мир и согласие».

По мнению экс-премьер-министра Киргизии Феликса Кулова, которое он опубликовал на своей странице в соцсетях, «этот протокол имеет целью подготовить дорожную карту для будущих переговоров и снять некоторые болевые точки, которые в данной ситуации могут ненароком помешать предстоящим переговорным процессам. Имеется в виду, прежде всего, временная консервация четырех пограничных постов с таджикской и киргизской сторон, находящихся буквально в «сантиметровой» близости друг от друга».

«Эти пограничные посты с двух сторон убрали, как говорится, на всякий пожарный, чтобы исключить сейчас даже малейшую вероятность нового конфликта, который может нарушить хрупкое перемирие. Представители спецслужб сделали свою работу по созданию условий для дальнейших переговоров. Теперь потребуется задействовать международно-правовые механизмы», - говорится в сообщении Ф. Кулова.

Между тем реальные перспективы урегулирования многолетнего киргизско-таджикского конфликта не внушают большого оптимизма. Несмотря на множество проведённых за последние годы переговоров и консультаций, на десятки подписанных документов, боевые столкновения на приграничных участках Киргизии и Таджикистана возникают все чаще, становясь с каждым разом все более ожесточенными. 

 «Между странами было подписано множество меморандумов и прочих документов, но они ни к чему не привели. Стороны находятся в том же состоянии, что и раньше. Подвижки по делимитации также серьезным образом не меняют ситуацию. Вместе с тем внутренняя динамика как в киргизском, так и в таджикском обществе показывает, что в них, к сожалению, все отчетливее проявляются нотки вражеского восприятия друг друга. Это понижает шансы сторон решить имеющиеся проблемы, поскольку в таких условиях любые компромиссы на высшем уровне будут рассматриваться населением как предательство, т. е. любые принятые решения будут не популярны у общества и политических элит. И в долгосрочной перспективе эта ситуация будет довлеть как над этими двумя странами, так и над регионом в целом», - уверен собеседник «Ритма Евразии» сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН кандидат исторических наук Станислав Притчин.

Он подчеркнул, что любой пограничный вопрос – это целый комплекс проблем, требующих компромиссов «на земле», которые зачастую кажутся понятными и решаемыми на уровне государств, но не принимаются на уровне местных общин.

«Условно, если одна сторона отдает пастбище, другая сторона  предоставляет ей взамен другую территорию. Но на человеческом уровне это не всегда находит понимание. Представим ситуацию: люди пользовались родником, а потом он вместе с территорией перешел другой стране и они больше не могут им пользоваться. Естественно, на местном уровне это вызывает негатив и создает сложности с определением границ, тем более в условиях, когда есть проблема с дефицитом воды, пастбищ, земельных участков в перенаселенных районах», - пояснил эксперт.

Усугубляют ситуацию наркотрафик и контрабанда. Нынешний статус-кво вполне устраивает определенные группы, которые крайне незаинтересованы в определении границы. «И все же за 30 лет своего независимого существования Киргизия и Таджикистан могли бы решить один из ключевых вопросов их государственности – вопрос определения госграницы. Понятно, что в 90-е годы это сложно было делать, потому что в Таджикистане была гражданская война, но в 2000-х годах этот вопрос можно было решить», - поделился мнением собеседник «Ритма Евразии».

По его словам, посредником между сторонами вполне могла бы стать Организация Договора коллективной безопасности. И такое предложение со стороны ОДКБ было озвучено еще во время апрельского конфликта прошлого года, однако ни киргизская, ни таджикская сторона оказались не готовы на такой шаг. Летом 2020 г. стороны отказались и от предложения России стать посредником.

«Привлечение посредника в любой форме, пусть это будет даже какая-то мониторинговая миссия, предполагает, что третья сторона будет иметь возможность указать на неправоту обеих из сторон и предлагать какие-то компромиссы. Это не устраивает ни Бишкек, ни Душанбе. Этим, я думаю, и было обусловлено, что за полтора года никто не был привлечен в качестве модератора, и конфликтная динамика сохраняется», - добавил С. Притчин.

Со своей стороны, директор Центра исследовательских инициатив Man'o (Узбекистан) Бахтиер Эргашев обратил внимание на то, что на данный момент ОДКБ, как военно-политический блок, в рамках своего мандата не имеет полномочий на решение вопросов, касающихся урегулирования приграничных споров между Киргизией и Таджикистаном. «Для этого нужно внести изменения в устав Организации, при этом нужно, чтобы и Бишкек, и Душанбе на это согласились. Но, насколько я понимаю, сегодня ни одна из сторон не готова к тому, чтобы миротворцы коллективных сил присутствовали на их территориях и их границе. Поэтому ОДКБ вряд ли будет к этому допущена», - поделился мнением эксперт.

Размышляя о причинах эскалации конфликта между странами, он пришел к выводу, что продвижению в решении приграничных споров мешает отсутствие политической воли и готовности к компромиссу с обеих сторон. «Если в прошлом году были вооруженные столкновения с применением автоматического оружия и минометов, то в этом году мы уже видим конфликт, где применяются тяжелые артиллеристские системы – СЗО, беспилотники и т. д. То есть идет эскалация вооруженной борьбы, и с каждым разом, если не будет политической воли с двух сторон, эти конфликты будут повторяться, причем на все более высоком уровне напряженности и стремления использования большего количества вооруженных сил и вооружения», - уверен собеседник «Ритма Евразии».

Вместе с тем Б. Эргашев с сожалением подчеркнул, что и в Киргизии, и в Таджикистане был очень политизирован сам процесс делимитации границы, ставший серьезным фактором внутриполитической жизни, который используется различными силами в своих целях: «В этой связи, мне кажется, возможность компромисса между сторонами с каждым днем становится все менее достижимой».  

Комментируя распространенное мнение о том, что за эскалацией напряженности в отношениях Киргизии и Таджикистана могут стоять внешние силы, он подчеркнул, что внешние силы начинают играть лишь тогда, когда между сторонами нет согласия, т. е. есть возможность использовать имеющиеся противоречия.

«Я думаю, что Россия, например, точно не заинтересована в конфликте между Киргизией и Таджикистаном. Ей нужно спокойствие в Центральной Азии. То же самое касается и Китая, ему не нужна дестабилизация в его западном тыловом регионе – здесь нужен мир, поскольку ему хватает проблем на юго-восточном направлении. Поэтому высказывания, что Москва или Пекин по каким-то надуманным причинам могут участвовать в раздувании конфликта, это все чепуха, полная чушь. Несомненно, есть геополитические силы, те же США, например, которые после позорного выхода из Афганистана ищут возможности создать базы на территории стран региона, чтобы сохранять возможности проецирования в нем своей военной силы. Но я повторю, если бы Киргизия и Таджикистан были готовы к политическому диалогу, внешние силы вряд ли могли бы играть на их противоречиях», - добавил Б. Эргашев.

Поддержал эту мысль в беседе с «Ритмом Евразии» и председатель фонда «Институт мира и развития Центральной Азии» (Киргизия), политолог Бакытбек Жумагулов: «Внешний фактор всегда второстепенен, в первую очередь должны создаться внутренние условия».

По мнению эксперта, предположения о том, что модератором киргизско-таджикского конфликта являются США и Великобритания, часто рассматриваются с точки зрения конспирологии и теории заговора, поскольку они сложно доказуемы. Но анализ изменения геополитической картины мира, при которой происходит война на Украине и эскалация ранее законсервированных конфликтов, безусловно, свидетельствует о том, что определенные силы не просто заинтересованы в тех или иных процессах, но и оказывают на них влияние.

«Есть целый комплекс механизмов и инструментов влияния, которые использовались веками и которые могут применяться сейчас. Например, по данным различных источников, Эмомали Рахмон является «уязвимой фигурой», на которую может оказываться внешнее влияние. Это связано с тем, что его окружение, а по некоторой информации, и его семья имеют отношение к наркотрафику, получая от него доходы, которые аккумулируются на зарубежных счетах. Те страны, где эти счета находятся, и могут иметь влияние. Постановка вопросов в этом ракурсе может прояснить ситуацию», - отметил политолог.

Говоря о первостепенных причинах эскалации киргизско-таджикского конфликта, он, прежде всего, отметил непростую внутриполитическую ситуацию в Таджикистане, связанную в том числе с операцией «Преемник».

«Несколько лет назад в Таджикистане началась подготовка к транзиту власти, т. е. была заявлена операция «Преемник». Ее реализация несколько замедлилась ввиду пандемии, ситуации в Афганистане и других событий, между тем этот фактор сыграл большую роль в расколе таджикской политической элиты и общества в целом. Сегодня в республике отчетливо видны как минимум два противодействующих друг другу политических лагеря – один из них формируется вокруг дочери действующего президента, другой – вокруг его сына. Влияет на внутриполитическую повестку в стране и позиция Эмомали Рахмона по афганскому вопросу, а именно его категоричное неприятие прихода к власти в этой стране движения "Талибан"*», - поделился информацией эксперт.

Кроме того, в Таджикистане сегодня складывается неблагоприятная социально-экономическая ситуация, которая в совокупности с внутриполитическим кризисом вполне может вылиться в нежелательные общественно-политические события. В этой связи приграничный конфликт с Киргизией может играть для таджикского общества роль отвлекающего фактора. «Создавая образ врага в лице Киргизии, приправляя его патриотическими лозунгами и ведя информационные войны, таджикские власти пытаются прикрыть свои внутренние проблемы, а также оправдать агрессивные действия, которые были предприняты на границе с нашей республикой», - уверен Б. Жумагулов.

Определенную роль в конфликтах между соседними республиками, по его мнению, играет и наркотрафик, северный маршрут которого пролегает по территории Таджикистана: «И в прошлогоднем конфликте, и в столкновениях нынешнего года был замечен бывший полевой командир Таджикистана Шох Искандаров, которого связывают с наркомафией. Факт его участия в боевых столкновениях на границе, на мой взгляд, тоже многое объясняет».

Произошедшие на киргизско-таджикской границе боевые столкновения эксперт назвал актом агрессии Таджикистана в отношении Киргизии, отметив, что он совпал с проведением саммита глав государств Шанхайской организации сотрудничества в Самарканде.

«В 300 км от места проведения этой важной встречи действовали системы залпового огня, и гибли мирные граждане. При этом в столкновениях с таджикской стороны участвовали люди, связанные с международным наркотрафиком, а также боевики из Афганистана, которые зашли с территории Таджикистана. Все это ставит президента РТ в положение ненадежного, непрогнозируемого политика. На мой взгляд, эти события как международным сообществом, так и членами ШОС могут расцениваться как пощечина, во-первых, Узбекистану, во-вторых, Китаю. Кроме того, это еще и «плевок» в сторону России и ОДКБ», - поделился мнением собеседник «Ритма Евразии».

Он акцентировал внимание на том, что и Киргизия, и Таджикистан являются членами ОДКБ, и акт агрессии с таджикской стороны – это, по сути, нападение на союзника, которое говорит о серьезном кризисе военно-политического блока.

«Ни в апреле прошлого года, ни сейчас со стороны ОДКБ не последовало никаких мер. Если подобный инцидент повторится, то встанет вопрос о целесообразности Организации. Поэтому в рамках данного формата необходимо предпринимать какие-то серьезные шаги по её реформированию. Необходимо пересматривать как устав, так и вопросы членства и правила участия в ОДКБ, поскольку только через повышение статуса и требований к членству она может сохраниться как серьезная региональная структура, способная участвовать в урегулировании тех или иных конфликтов», - добавил Б. Жумагулов.  

Читайте нас в: Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1238
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», меджлис крымско-татарского народа, Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство»,  Полк  «Азов», «Айдар», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика