Западный «санитарный кордон» в Средней Азии – против России, Китая и всего мира - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 07.02.2023 |

Западный «санитарный кордон» в Средней Азии – против России, Китая и всего мира

Идея «санитарного кордона» вокруг России с целью её изоляции и ослабления получила новый импульс с началом российской СВО на Украине. Особая роль в таком поясе отводится Средне-Азиатскому региону.

Специализирующиеся на «сдерживании России» западные экспертные сообщества со времён холодной войны накопили огромный опыт. Сегодня он востребован геополитическими врагами Москвы, которые, строго говоря, войну не прекращали. Отметив победу над СССР, они продолжили выстраивать архитектуру монополярного мира.

Характерной особенностью нынешнего периода является ставка не на тайные операции, а на институциональные механизмы. При этом никто не отменял вечной классики. Римский принцип divide et impera («разделяй и властвуй») был эффективен и в войне Цезаря с галлами, и в войне Британии с индусами, и в нынешней войне пресловутого «коллективного Запада» с Россией на украинском поле.

Методы утверждения геополитического господства не изменились. Изменились приоритеты в их применении. Усовершенствованы технологии информационных войн, управления конфликтами разной степени интенсивности, формирования элит и многое другое. Всё это позволяет США и сателлитам надеяться на успех «игры в долгую», на истощение, с апробацией новых методов и без прямого боестолкновения, без обращения к ядерному оружию.

Средняя Азия дестабилизирована ликвидацией СССР. Исчез союзный центр, выступавший и источником легитимности местных элит, и арбитром в их конфликтах, и донором дотационных республиканских бюджетов. Сопоставимых по щедрости меценатов за весь постсоветский период не обнаружилось.

Встраивание среднеазиатских лимитрофов в обновлённый антироссийский санитарный кордон сопровождалось поддержанием конфликтогенности на всех уровнях. Такое состояние делало местные режимы зависимыми от внешней помощи. Россия была занята своими проблемами и постепенно утратила значительную часть влияния, перестала быть единственным источником легитимности.

Объективно, в «лихие девяностые» Москве хватало своих проблем, и не только в Чечне. Данное обстоятельство игнорируют нынешние критики Кремля, включая внутренних. Среди них немало тех, кто относительно недавно горячо поддерживал вброшенную извне идею, явленную в слогане «Хватит кормить Кавказ!». Эти же персонажи, по искреннему скудоумию или отрабатывая финансирование, рядясь в тоги либералов и консерваторов, вчера предлагали сократить российское присутствие в Восточной Европе и Средней Азии.

Ущербность действий в рамках такой парадигмы заключается в отрицании объективной реальности. В случае «Ичкерии» проблема не решается, а усугубляется продолжением «парада суверенитетов». В нём уже были обозначены перспективы повышения самостоятельности Татарии и Башкирии, провозглашения «Дальневосточной республики» (идею извне озвучил Эдуард Россель) и ещё более искусственных сепаратистских проектов, над которыми западные кураторы российских «ингерманландцев» и прочих якобы угнетаемых «идентичностей» неустанно работали.

Весь «санитарный кордон» постсоветских лимитрофов может уйти от России, однако не Россия от них – изначально  несамодостаточных. Очень быстро они впадают в зависимость от новых господ – не столько злонамеренных по естеству своему, сколько естественных геополитических конкурентов или врагов России (как сказал бы Карл Шмитт).

Средняя Азия до сих пор не вышла из аналогичной турбулентности. Разными методами, но в целом успешно сдержать сепаратистские процессы смогли Туркмения и Узбекистан. Казахстан и Киргизия более зависимы от внешней помощи в решении этих проблем. Таджикистан до сих пор не смог с ними справиться – лишь купировать. В эскалации регионального экстремизма и сепаратизма наблюдатели небезосновательно усматривают происки Запада.

Заслуживает внимания участие в проблемах региона, например, далёкой Германии. Её официальный рупор Deutsche Welle годами проговаривает проблему нового конфликта после окончания гражданской войны в 1997 году.

Нынешний спецпредставитель ООН по вопросу о положении правозащитников Мэри Лолор, ранее руководившая ирландским подразделением небезызвестной «Международной амнистии», в 2022 году представила доклад о больших проблемах с правами человека, в котором констатировала: «Давление, проистекающее из ситуации в Афганистане, войны в Украине, и напряженность в отношениях с Кыргызстаном, усугубляют деликатную геополитическую ситуацию и ситуацию в сфере безопасности, что накладывает отпечаток на политику и действия правительства».

Доклад интересен не только дискурсом, но и обоснованием проблем. Формирование мнений и навязывание западной повестки в регионе важно для создания одновременно зон нестабильности, угрожающих не только России, но в первую очередь для Китая. Пентагон в 2022 году неоднократно и на разных уровнях указывал на КНР как на куда больший «вызов», чем РФ, и даже как на ключевую «угрозу» пресловутым национальным интересам США. За этими формулировками скрывается подрыв глобальной гегемонии Вашингтона, так как зоной национальных интересов США в официальных документах обозначен весь мир.

Таким образом, в одной лодке геополитических врагов США находятся не только Россия, Китай, Иран и прочие назначенные Вашингтоном в новую «ось зла». В этой же лодке находятся все, кто активно или пассивно, экономически или идеологически, так или иначе противодействует глобальной гегемонии «коллективного Запада» во главе с США и их сателлитами.

По усмотрению вашингтонских ястребов в «ось зла» могут быть записаны в любой момент любые государства. При желании к стране, на которую пал выбор, можно подобрать стройный перечень претензий – от пресловутых прав человека до экологии. Поэтому утверждаются двойные стандарты. При этом свои проблемы, включая гуманитарные, на Западе объявляют исключительно своим внутренним делом, даже когда речь идёт о военных преступлениях.

Антироссийский «санитарный кордон» в Средней Азии или в Восточной Европе будет укрепляться. Вашингтон на примере Украины ясно дал понять, что не остановится ни перед чем.

Поэтому и с этого направления исходят вызовы российским национальным интересам. Постсоветские среднеазиатские автократии – «мягкое подбрюшье» России (как сказал бы Черчилль).

Эскалация Западом среднеазиатской конфликтогенности не менее опасна и для Пекина. Вашингтон стремится ослабить регионального лидера, разрушающего монополярность и претендующего на статус альтернативного геополитического полюса.

Зависимость среднеазиатских лимитрофов от КНР настолько велика, что в угоду официальному Пекину они отказываются даже от своих территорий. Крайне слабые экономики, деиндустриализированные и технологически отсталые, они не имеют возможности даже в отдалённой перспективе решить огромный комплекс хронических острых социальных проблем.

Быстрые рецепты предлагают радикальные исламисты. Однако в азиатских столицах прекрасно понимают: воспользоваться их услугами – это всё равно что лечить головную боль гильотиной.

Вашингтон внимательно следит за китайскими инициативами не только в Средней Азии, но и в арабских странах. Состоявшийся 9 декабря в Эр-Рияде первый китайско-арабский саммит с участием ОАЭ, Кувейта, Бахрейна, Катара и других протеже США выявил их желание сотрудничать с Пекином не только в торговле, но и в глубокой экономической интеграции. Белый дом шокирован заявлениями арабских лидеров о готовности вместе с НОАК укреплять глобальную безопасность. Минобороны КНР подтвердило готовность сторон «совместно продвигать инициативы по глобальной безопасности, продолжать углублять практические обмены и сотрудничество».

По итогам переговоров саудовский наследный принц Мухаммед бин Салман заявил, что Пекин и страны Персидского залива рассматривают возможность создания общей зоны свободной торговли. Си Цзиньпин сообщил о перспективах КНР и арабских государств в промышленной и иной экономической интеграции, отметив перевод взаиморасчётов в национальные валюты.

Пекин проводит такую же политику и с другими партнёрами, в частности по ШОС, где сложился китайско-российский лидерский дуумвират. Формирование альтернативных центров с устойчивым экономическим базисом и механизмами обеспечения коллективной региональной безопасности неизбежно ставит вопрос и о надстройке.

Реализация антироссийских и антикитайских инициатив Вашингтона сталкивается с очень большими трудностями. Это стимулирует его искушение прибегнуть к радикальному силовому сценарию, финалом которого может стать ядерная зима.

Читайте нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
4362
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», меджлис крымско-татарского народа, Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство»,  Полк  «Азов», «Айдар», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика