Транскаспийский газопровод – реальность или несбыточные фантазии? - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 06.02.2023 |

Транскаспийский газопровод – реальность или несбыточные фантазии?

Глобальные изменения на мировой арене и трансформация торгово-экономических отношений на Евразийском континенте последних лет стали причиной повышенного интереса к ряду проектов, которые в прошлом многим казались бессмысленными. Желание воплотить в жизнь то, что еще вчера по ряду причин считалось невыполнимым, подхлестнули и события, развернувшиеся вокруг России после начала специальной военной операции (СВО) на Украине.

Жесткие антироссийские санкции, разрыв прежних экономических цепочек, смещение политических центров в новые регионы и многое другое оказали самое непосредственное влияние на активизацию деятельности стран азиатского региона, где увидели в сложившейся ситуации возможность получить различные для себя выгоды. В этой связи неудивительно, что за последний год резко усилилось внимание к так называемому Транскаспийскому газопроводу (ТКГ), который стали называть одним из стратегически важных энергетических проектов на всем евразийском пространстве. При этом созданная шумиха вокруг него сегодня все еще выглядит определенной политической пиар-кампанией с весьма смутными экономическими перспективами.

Самой идее строительства подводного Транскаспийского газопровода мощностью 30 млрд кубометров в год из Туркменистана через Азербайджан и Грузию в Европу - уже не один десяток лет, и обсуждался он еще в конце прошлого века при активном участии Турции. Однако планы по реализации проекта так и оставались на уровне разговоров, а в регионе строились иные трубопроводы, например Nabucco и так называемый Южный газовый коридор (ЮГК), включающий Трансанатолийский (TANAP) и Трансадриатический (TAP) газопроводы. Причин подобного положения вещей было множество, в том числе стоимость проекта ТКГ (около $5 млрд), технические и экологические проблемы при прокладке 300 км трубы через Каспий, а также политические вопросы, связанные с интересами всех игроков региона. Ситуация начала меняться лишь в последние годы, на что непосредственное влияние оказали вопросы геополитики и интересы Запада.

Долгое время западные компании не обращали особого внимания на проект ТКГ, оставляя его на откуп Турции. Однако несколько лет назад внезапно к проекту проявили интерес США, где была создана компания Trans Caspian Resources. Американцы объявили о планах строительства соединительного газопровода между двумя газовыми месторождениями в Каспийском море – Азери-Чираг-Гюнешли в Азербайджане и Банка Ливанова в Туркменистане протяженностью в 77-78 км, что должно позволить туркменскому газу попасть напрямую в ЮГК. По сути, озвученные планы являются одним из обсуждаемых ранее вариантов строительства ТКГ с небольшой пропускной мощностью в 10–12 млрд кубометров.

Как считает большинство экспертов, резкое повышение интереса американцев к подобному проекту объясняется стремлением Вашингтона еще больше ослабить позиции России на газовом рынке Европы, а также повысить роль США в альтернативных поставках голубого топлива из стран Азии европейским потребителям. Кроме того, в случае строительства данного газопровода Соединенные Штаты смогут усилить свое влияние на газовую политику находящегося в довольно сложной ситуации Туркменистана, который, обладая огромными запасами газа, в обозримой перспективе не способен самостоятельно нарастить ни его добычу, ни экспорт.

Последнее особенно стало важным для американцев после того, как к находящемуся в центре Каспийского моря месторождению Достлуг (около 100 млрд кубометров газа), о намерении совместной разработки которого Баку и Ашхабад договорились в 2021 году, проявила интерес российская компания «Лукойл», выразившая желание стать оператором данного проекта. По сути, именно действия РФ и стали одним из драйверов изменения ситуации вокруг ТКГ.

Однако только после начала СВО о Транскаспийском газопроводе стали говорить как о проекте, будущее которого уже практически решено. Импульс для действий центральноазиатским странам придало и стремление Евросоюза под руководством Вашингтона отказаться от российского газа взамен на «альтернативный», в большинстве случаев либо поставляемый из США, либо контролируемый ими. Как заявил недавно глава европейской дипломатии Жозеп Боррель, Брюссель заинтересован в расширении сотрудничества с государствами Средней Азии в рамках строительства транспортных коридоров вне российской юрисдикции. В этой связи в течение последних месяцев все больше стало появляться заявлений о возможности поставок нефти и газа на европейский рынок из азиатского региона в обход России. И, что не удивительно, одну из главных скрипок в данном случае стала играть Турция, которая оказалась в довольно выгодном положении, сумев сохранить связи и с Москвой, и со странами Запада.

За последние месяцы Анкара сделала множество шагов для того, чтобы стать одним из серьезных игроков на газовом рынке не только Азии, но и Евросоюза за счет превращения в крупнейший региональный газовый хаб, через который голубое топливо будет перекачиваться не только из России, Ирана и Азербайджана, но и Туркменистана. В турецкой столице ранее отмечали, что вместе с Баку готовы начать работу по транспортировке туркменского газа на рынки Европы, а в июле прошлого года вице-президент Турции Фуат Октай во время визита в Ашхабад сообщил, что разрабатываются три маршрута доставки голубого топлива из Туркменистана в Турцию.

Параллельно в связке с турками активизировались и в Баку, где в сентябре президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил о возможности увеличения мощности TANAP до 32 млрд кубометров для расширения поставок в западном направлении. Как известно, 14 октября после встречи с Владимиром Путиным турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган дал поручение проработать вопрос создания на территории страны международного газового хаба, к которому теперь может быть подключен и проект строительства ТКГ.

О том, что идея Транскаспийского газопровода снова активно обсуждается в свете перестройки прежней газовой логистики свидетельствует и интенсификация встреч представителей стран региона в последние месяцы. Одним из важнейших событий стали переговоры 14 декабря 2022 г. глав Турции, Азербайджана и Туркменистана в городе Туркменбаши, на которых обсуждались вопросы поставок газа в Европу по газопроводам TANAP и TAP, а также было заявлено о необходимости «работать над транспортировкой туркменского природного газа на западные рынки аналогичным образом».

Через несколько дней турецкий министр энергетики и природных ресурсов Фатих Донмез выразил надежду, что в ближайшее время будет разработана «дорожная карта» по доставке голубого топлива из Туркменистана в Европу, а для работы над этим вопросом уже создана рабочая группа. При этом в конце года стало известно, что вопрос о поставках туркменского газа в Европу будет окончательно решен в ходе визита туркменского лидера в Турцию в январе. Проще говоря, Анкара, почувствовав реальный шанс стать одним из важнейших игроков на газовом рынке Евразии, закусила удила и сегодня готова стать инициатором не только увеличения мощности уже существующих газопроводов, но и строительства нового.

Вместе с тем перспективы у проекта ТКГ в настоящее время по-прежнему довольно туманные. Особенно в связи с недавним заявлением И. Алиева о том, что Баку, конечно, поддерживает проект Транскаспийского газопровода, но не может быть инициатором его реализации, «так как это не наш газ». При этом он напомнил одну из главнейших проблем проекта – технико-экономическое обоснование с четкими гарантиями для поставщиков. К тому же нельзя забывать и о сложностях для Туркменистана по наращиванию объемов добычи, а также отсутствии желающих финансировать строительство: у Турции или Азербайджана, а тем более у Туркменистана сегодня нет таких финансовых и технических возможностей.

Более того, остается непонятной и политика Евросоюза, где не хотят подписывать долгосрочные газовые контракты и продолжают говорить о необходимости перехода к зеленой экономике и сокращению потребления газа. В таких условиях замораживать средства ни Анкара, ни Баку, ни кто-либо еще не хотят, а даст ли на проект деньги Европа, пока непонятно. Инициатором продвижения проекта могли бы стать США, однако, как уже указывалось выше, американцы пока решили ограничиться строительством небольшого участка с минимальными вложениями, а об их участии в глобальном проекте на Каспии речи пока не идет.

Кроме того, нельзя забывать и об интересах ведущих игроков прикаспийского региона – России и Иране, которые абсолютно не в восторге от возможности усиления позиции Туркменистана на рынке газа. Поэтому сегодня большинство экспертов склоны считать, что ни Москва, ни Тегеран не дадут своего разрешения на строительство каких-либо трубопроводов через Каспий, необходимость чего предусмотрено Конвенцией 2018 года о правовом статусе Каспийского моря. В документе есть целый ряд мер, в том числе касающихся экологической безопасности, которые дают России и Ирану возможность запретить любое строительство в регионе.

Сегодня, особенно с учетом санкционного давления на Москву и Тегеран со стороны Запада, вряд ли у кого-то есть сомнения в том, что ТКГ планируется строить без учета интересов двух основных игроков на Каспии. Пока же ни Россия, ни Иран не видят особого смысла в данном проекте, и все заявления Турции или Туркменистана о необходимости ускорения работы над проектом все еще нельзя воспринимать как начало практической реализации идеи, которой уже более 20 лет.

Таким образом, несмотря на активизацию разговоров о строительстве ТКГ, они по-прежнему имеют больше политический характер, чем экономический, что позволило бы перейти проекту в практическую плоскость. Азиатским конкурентам России важно создавать видимость своей готовности нарастить экспорт в западном направлении, а Евросоюзу – играть на этом в переговорах с Москвой. Интересы Турции в данном вопросе также ближе к политике, так как на данный момент стране для создания газового хаба достаточно уже имеющихся газопроводов. Туманные перспективы ТКГ используются Анкарой для повышения своего статуса на международной арене и возможности в будущем усилить влияние не только на Азербайджан, но и на Туркменистан, закрепив за собой центральную роль в принятии политических решений в Азиатском регионе.

России же остается пока только смотреть на все происходящее и планировать свои дальнейшее действия, исходя из развития событий. Никаких особых проблем у Москвы в связи с участившимися разговорами вокруг ТКГ нет и в обозримом будущем не предвидится, так как данный проект, по всей видимости, еще долго будет оставаться на бумаге.

Читайте нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2400
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», меджлис крымско-татарского народа, Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство»,  Полк  «Азов», «Айдар», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика